Сказка Чёрной Луны

Семироль Олег

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2004 год   Автор: Семироль Олег   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сказка Чёрной Луны

Олег Семироль

Алене

I

Лесное озеро, лежащее на ладонях леса, напоминало капельку утренней росы на листке просыпающегося цветка. Морщась от зябкой прохлады, щекотными мурашками пробежавшей по обнаженному телу, Элия доплела косу и разбежавшись, замирая от ожидания обжигающей прохлады воды, прыгнула разбивая блестящее в первых лучах рождающегося рассвета зеркало воды. Тысячи маленьких брызг взметнулись навстречу быстро светлеющему небу, словно пытаясь заменить собой угасающие звезды. Неожиданно теплая вода приняла в свои ласковые объятия молодое, упругое тело и смыло следы ночной, нежной усталости, как летний дождь смывает с листьев вязкую, придорожную пыль. Чувствуя, как уходит утомление из переполненного воспоминаниями о судорожных ласках тела, Элия перевернулась на спину, и расслабившись, словно став ещё одной каплей, наполняющей вместе с неисчислимым множеством подруг волшебную чашу озера, глядела как последние, припоздавшие звезды исчезают с розовато-зеленоватого свода небес, словно слизанные языком приближающейся зари. Элия вспомнила, как шершавый язык Вакколла проникал в самые потаенные местечки её тела, и как невыносимо стыдны, но в тоже время безумно сладостны были эти прикосновения. Чувствуя как покрывается горячим жаром лицо, Элия нырнула чтобы милостивая вода смыла с него краску смущения, будто было что-то постыдное в том, что ей грезилось. Вынырнув и ощутив заметно потяжелевшую от воды косу, Элия поплыла чувствуя, как возвращаются казалось бы полностью растраченные в ночной борьбе силы. На душе было тепло и радостно. Элия представила, как придут скоро на их мельницу сваты от Вакколла, и отец обязательно согласится отдать её замуж, куда же ему деться, если они все равно уже стали мужем и женой? И пусть он выпорет её, пусть даже тем страшным кнутом, что висит у них над камином! Пусть... Главное, что после этого она навсегда будет рядом с любимым! "Пока смерть не разлучит нас!" - вспомнились слова древней свадебной клятвы. Ну и что, что её отец мельник? Вакколл тоже не последний человек в селении! Как-никак кузнец! А куда нынче без кузнеца? Элия вспомнила, как огромный, словно чудо-витязь из бабушкиных сказок, кузнец играл огромным молотом на пороге своей кузницы, в ожидании пока мальчишки-подмастерья разведут огонь. Вспоминалось его гладкое тело, мышцы змейками шевелящиеся под кожей, руки ласкающие её... Элия вновь почувствовала, что хочет быть не здесь, среди всей этой волшебной, сказочной красоты, а там, среди душной колкости сеновала. Чувствовать на себе давящую тяжесть любимого мужчины, и вновь и вновь понимать, что вот оно то счастье, о котором мечтают все девчонки, ещё до того как у них проявится то, что отличает женщину от девочки. Элия опять поймала себя на том, что уже с рассвета она считает время до заката, до того момента, когда она снова станет женой единственного мужчины на свете. Её мужчины. И разозлившись на себя, пытаясь напряжением всех сил избавиться от неприличных мыслей, Элия быстро поплыла к берегу. Отфыркиваясь, как водяная кошка, девушка выскочила из воды, и бегом, чтобы не замерзнуть на хоть и ласковом, но все же прохладно-утреннем ветерке, бросилась к жалкой кучке своей одежды.

Неожиданно что-то тугое и шершавое обхватило её за лодыжки, и жесткий рывок бросил её на мокрую от утренней росы траву. Не успев понять, что происходит, девушка увидела, как летит ей в лицо земля, почувствовала как болезненная, злая сила выкручивает руки и что-то стягивает запястья... Элия попыталась закричать, но в раскрытый для отчаянного вопля рот тут же был всунут кусок пахнущего свежей елкой дерева, давя не родившуюся мольбу о помощи в зародыше. Только стон услышала равнодушная природа, когда сильным рывком за волосы девушку оторвали от земли и швырнули на колени. Ничего не понимая от боли, чувствуя как вскипающие слезы заливают лицо, а внутри ледяным гвоздем сковывает душу неведомое ранее ощущение смертного, последнего ужаса, Элия попыталась свернуться клубочком, чтобы боль осталось снаружи, чтобы всё это оказалось лишь страшным, нелепым сном. Но что-то держащее её косу не давало даже наклонить голову. Девушка сквозь бегущие слезы попыталась разглядеть, что это было. "Не что, а КТО" - родилось ужасное понимание. За короткий миг, что потребовался ей для того чтобы понять, кто мучает её, в её памяти промелькнули все рассказы о придорожных татях, что отлавливали хорошеньких девушек и вдоволь наиздевавшись клеймили, а потом продавали в придорожные трактиры, для услады господ путешественников. Вспомнила, как пыталась расспросить одну из ТАКИХ девушек, возле придорожного трактира, когда они всей семьей ездили на городскую ярмарку, в день Праздника Урожая. И порку что задал ей отец, которому донесли об этом "добрые" люди... Пелена слез на миг растаяла и Элия обмирающим сознанием поняла, что сейчас с ней случится то стыдное, чего не было с тех пор, как ей исполнилось пять весен, то что заставляло ворчащую бабушку часто сушить намокшие пуховики. Огромное, зеленокожее чудище смотрело ей в лицо желтыми, кошачьими глазами, злобно взирающими с морды похожей на жабью. Гладкая зеленоватая кожа жабы была покрыта редкой буроватой шерстью. "Это не жаба, это жаб" - отрешенно подумала Элия, уткнувшись взглядом в тот предмет, что исконно отличает самок от самцов, к какому бы виду они не принадлежали. И тут же новая волна ужаса накрыла её, гася остатки разума, как гасит огонь льющаяся вода. "Это ОРК!" - Элия никогда не видела орков, но вспомнила рассказы стариков о этих чудовищах, которые с помощью Пресветлых Эльфов были отброшены далеко за горы, в пустынные земли Тарсиса. Давно. Ещё до её рождения. И вот теперь один из них, силами Проклятой Тьмы оказавшийся здесь, стоит перед ней. Чувствуя, как слабеет все внутри и что-то теплое течет по бедрам, она вспомнила рассказы о кострах на которых эти чудовища жарили людей, о женщинах опоганенных этой нежитью и рожавших уродов... Желудок оказался где-то возле горла и всё что она съела за ужином выплеснулось наружу, встретив преграду в виде кляпа... Элия поняла, что захлебывается, и за границей уползающего сознания успела обрадоваться, что все кончается не так уж и страшно. Она встретит Всевышнего не опоганенной.

Холодная вода попадала в нос и мешала дышать, резкий кисловатый запах вызывал тошноту, в висках ломило от боли. Девушка попыталась вытереть залитое водой лицо, но боль в немеющих руках вернула ей воспоминание о происходящем. Почувствовав, что изо рта исчез мешающий дышать кляп, Элия закричала, но вместо крика вышло что-то отдаленно напоминающее писк новорожденного котенка. Сухая ткань прошлась по её лицу, стирая воду и остатки вчерашнего ужина. Орк, когда-то успевший облачиться в кожаные штаны и кожаную же безрукавку, присев на корточки вытирал её тряпкой в котором легко узнавалось её самое любимое бирюзовое платье. Элии стало казаться, что все это происходит не с ней, что она наблюдает за всем этим кошмаром со стороны. И что зеленокожее чудовище обтирающее обнаженную растрепанную девчонку, как какой-то заморский, неведомый плод, всего лишь картинка на коре, вроде тех, что продают на ярмарке. Детишки давно прозвали их "корки". У неё были такие. Изображающие чудесные эльфийские дворцы, странных животных с двумя хвостами, и страшных огнедышащих драконов. И это тоже картинка - Элия хихикнула. Потом поглядела на толстогубое, зеленое лицо и захохотала в полный голос, сама не замечая как смех превращается в рыдания. Когда плачешь, время несется в ином ритме. В ритме вздрагивающего тела, льющихся слез, в ритме обиды на человека или на судьбу, в ритме замирающего от боли сердца. Элия не помнила сколько времени она рыдала, уткнувшись в пушистую, пахнущую летом и надвигающимся зноем траву. Просто слезы кончились, так же неожиданно и внезапно, как кончается жизнь. В девушке не осталось ничего, кроме переполняющей её пустоты, и только где-то вдалеке пульсировала в такт биению жилки на виске мысль: "Быстрее! Все равно как, но пусть ЭТО быстрее закончится!". Элия всегда боявшаяся темноты, сейчас мечтала о ней. Ведь нет на свете ничего страшнее чудовища стоящего рядом, собиравшегося истерзать её тело, пожрать её плоть и навечно погубить её душу. Разве примет Всевышний душу, если её земное вместилище окажется в желудке зеленорожего жабоморда? "Все равно, все равно, все равно... Лишь бы быстрее, быстрее, быстрее..." - билась, залетевшей в окошко птицей, последняя мысль.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.