Издержки профессии

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

Макс переложил последнюю котлету — если этот комок вообще можно было назвать котлетой — на тарелку, поставил сковородку в мойку и залил водой. А ещё называется антипригарное покрытие. Прекрасно всё пригорело. Не повезло. Причём дважды. Во-первых, тефлоновую сковороду в посудомойку не сунешь — повредится покрытие (невелика ценность, всё равно никакого толку). А во-вторых, сегодня его очередь мыть посуду. Хотя даже если бы и не его была, всё равно он обычно моет. У Стаса последние месяцы на работе завал, а он сам полдня свободен. Подготовку к практическим в универе никто не отменял, но всё равно свободного времени больше, чем у дяди.

Отлично, что-то вроде ужина у них есть. Котлеты приготовила Катя ещё месяц назад, до того как уехала учиться. Он вроде всё, как она говорила, сделал: разморозил, обвалял в сухариках, положил на сковородку…

Катя была подругой Стаса. Она работала в его рекламном агентстве дизайнером по полиграфии, время от времени оставалась у них дома ночевать, но по-настоящему у них со Стасом как-то не складывалось. А теперь она уехала на четыре месяца повышать квалификацию. В их городе не было художественных или дизайнерских специальностей в вузах, только всякие несерьёзные курсы, вот и пришлось ей ехать в Питер, и они с дядей опять остались одни.

Макс посмотрел на часы: уже восемь. Стас обычно возвращался в семь. Значит, опять куча работы в офисе. После отъезда Кати её обязанности выполнял не очень-то опытный стажёр, да ещё Дима, главный помощник Стаса, отработав на прошлой неделе последний день, отбыл покорять Москву. Макс был в курсе всех событий, происходивших в маленьком рекламном агентстве «С-Медиа». «С» — в честь Станислава Андреевича Гартмана, разумеется.

Стас приходился Максу дядей, но так как разница в возрасте у них была не очень большой, всего двенадцать лет, он называл его просто Стасом, как мама или бабушка с дедушкой. Так сложилось, что в последние годы приглядывал за Максом как раз Стас. Бабушка умерла, дедушка был Максу неродным и особого интереса к нему не испытывал, отчима даже мама называла по имени-отчеству Андреем Йозефовичем. Андрей Йозефович (из поволжских немцев, оттуда и фамилия с отчеством) даже с сыном как-то не очень сердечно общался. Стас навещал его только по праздникам.

Мать Макса семь лет назад погибла.

Оставался отец. Он, бесспорно, где-то существовал. Возможно, именно сейчас он исключительно приятно существовал где-нибудь на Канарах или Карибах, Макс этого не знал. Отец был фигурой почти мифической.

В двери повернулся ключ. Парень вышел в прихожую встретить Стаса и забрать пакеты из магазина. Анфиска, ленивая пушистая кошка, тоже соизволила выйти посмотреть на хозяина. Пока Макс расставлял продукты по полкам в холодильнике, Стас расспрашивал его об учёбе. Это была старая привычка: пока племянник учился в школе, Стас каждый вечер пытал его про уроки, оценки и домашние задания и проверял дневник. Сейчас Макс заканчивал четвёртый курс университета, но дядя всё так же пристально следил за его успехами. И неуспехами тоже. За неуспехи попадало.

Макс перечислил всё, что было интересного, хотя интересного было мало, и спросил, как дела на работе. Стас лишь рукой махнул:

— Полная жопа, по-русски выражаясь… Это ещё культурно выражаясь. С одной стороны, хорошо, что есть заказы, с другой — кому же их делать-то?.. Не хватает людей, все чуть не по двенадцать часов на работе сидят!

— Ты же подавал объявление куда-то.

— Ну да, и в газеты местные, и на сайты. Приходят люди, но толковых почти нет. Или без опыта совсем. Одного хочу взять. Попробуем воспитать бабу-ягу в своём коллективе.

— Зачем ты мне так советовал на строительный идти? — спросил Макс. — Пошёл бы я на какой-нибудь другой факультет, мог бы тебе помогать немного. Рисовать там что-нибудь… или с бухгалтерией.

— Ты и так помогаешь, — вздохнул Стас.

Макс на самом деле помогал с работой, которая не требовала высокой квалификации.

— Нет, Макс, ты всё правильно сделал. Будет нормальная специальность, а не как у меня.

Стас закончил факультет журналистики, но, так как город был не очень большой, периодических изданий, не считая рекламных, было мало. Естественно, работу по специальности да ещё и хорошо оплачиваемую найти было тяжело. Но собственное рекламное агентство, пусть пока и не очень прибыльное, тоже было неплохим вариантом.

Макс пожал плечами и поставил сваренный ещё вчера сразу на два дня рис разогреваться в микроволновку.

Когда Стас, умывшись и переодевшись в домашние футболку и шорты, пришёл на кухню, ужин уже стоял на столе.

— Макс, что это? — спросил Стас, с тревогой поглядывая на злополучные котлеты.

— Куриная ножка, — огрызнулся Макс. — Не узнал, что ли?

— Блин, Макс, я серьёзно, — сказал Стас, садясь за стол. — Хотя пахнет съедобно.

— Это Катя делала, — отмазался Макс, пододвигая тарелку поближе.

Кухня в новой квартире была большой, хотя пока ещё не до конца обустроенной. Деньги успешно поглощал кредит, взятый Стасом, чтобы съехать от отца. От Макса помощи было немного. До этого он полтора года работал у одного частника, делал проекты ландшафтного дизайна для загородных домов. Но у того дела пошли плохо, и последние два месяца Макс был без работы. Хотя и до этого заработок был небольшим. Отец присылал деньги редко, к Новому году и ко дню рождения, но обычно сразу много, так что Макса назвать совсем уж дядиным нахлебником было нельзя.

— Знаешь что? — заговорил Стас, расправляясь с котлетой и задумчиво разглядывая Макса. — Раз уж ты про помощь заговорил, сделай-ка одно доброе дело.

— Какое?

— Сходи в студию к Алине, она тебя пофотографирует. Будет у тебя вроде портфолио.

— Зачем оно мне?

— Тебе-то, конечно, ни к чему, а мне очень даже пригодится. Тут намечается один очень доходный проект, нужны модели. Ты еще одногруппников поспрашивай, вдруг кто согласится. Правда, я денег заплатить не могу. Если так, по дружбе кто…

— А куда портфолио, я так и не понял?

— Дима ещё до того, как в Москву свалил, нашёл один заказ. Просто мечта, а не заказ… Бабла за него отвалят — мама не горюй. Можно потом полгода не работать. Но сначала стулья, потом деньги, аванса не дают. Тут к нам в город приезжает один фотограф, звезда, очень известный, я про него, конечно, даже не слышал, он совсем в других сферах вращается. Сам понимаешь… Будет снимать серию рекламных фото. Мы обеспечиваем ему, так сказать, тылы: студию, рабочее место, транспорт, всяких там ассистентов — с собой он только одного привезет, фоны, то есть места для съёмок, и всё прочее. Ну, это я ему всё найду, без проблем. Надо ещё моделей. Причём много. Сначала отошлём фотографии, они выберут одного и потом сюда приедут снимать где-то в конце июня.

— Я же не модель, — возразил Макс.

— Да какая разница, мне для массовки надо. Ну, чтобы создать видимость выбора. Уже с местными модельками со всеми договорился. Но у нас в основном одни девки, парней всего шесть человек, которые подходят. Это несерьёзно как-то, шесть… Вот и думаю, твои фотки ему послать, ещё там чьи-нибудь.

— Свои пошли, — усмехнулся Макс.

— Я не подхожу. Мне выслали бриф, там всё описано: цвет волос, глаз, комплекция, тип лица, возраст. А вот сижу, смотрю на тебя и думаю: ты как раз под все требования подходишь. Ты у нас парень симпатичный, чем не модель…

— У меня рост не модельный совсем.

— Тебе же не по подиуму ходить. Только фотографироваться, — пояснил Стас.

— Блин, Стас, не хочу я фотографироваться! Ещё посылать куда-то потом эти фотки.

— Да ладно тебе, что тебе стоит сделать пару фоток? Чё ты ломаешься как девочка!

— Ну, сделаю я эти фотки, и что дальше? — раздражённо спросил Макс. — К тому же в конце июня я не могу, у меня сессия.

Стас заржал, чуть не захлебнувшись чаем.

— Ты что, уже решил, что тебя выберут, что ли?! Да не будут тебя снимать, не парься. Говорю же, для массовки. Там, знаешь, какие мальчики из агентств!.. На тебя даже не посмотрят.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.