Дядя Толя Головитько

Синев Владимир Владимирович

Жанр: Рассказ  Проза    2013 год   Автор: Синев Владимир Владимирович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Автор: Владимир Владимирович Синев

«Дядя Толя Головитько»

Рассказ о жизни пожилого человека.

Который прожил интересную жизнь и делится ей с соседом.

У него свое видение жизни и порядков, поэтому интересно слушать его простые и незаурядные высказывания.

Собственно интересный, короткий рассказ, который стоит прочесть!

Этот рассказ о добром и общительном соседе дяде Толе, ему было уже 73 года, знаю я только, что он воевал, и постоянно мне рассказывал при встрече:

Вот вспоминаю Валерик, как в Смоленске был, потом переправили нас, в Беларусь, там и оставили полк. Сижу я и думаю, не спи Валерка, вот придет немец проклятый на меня, а я, что, ружье и стреляй, нет думаю, подыхать будешь подлая скотина, одного до того мудохал, что сам расплакался.

Так зачем ты дядь Толь его мудохал то?

Да понимаешь, ничего ж в них хорошего, противны они мне. Да и с семьей пришлось расстаться, позже узналось, что от бомбежки погибли, две дочери было невесты, просто как картина писанная. После войны в 51 году, встретил Ефросинью Полиркарповну, дал бог счастья, но Нинку забыть долго не мог, да и сейчас вспоминается. От второго брака сыновья двойняшки родились, бывало придешь выпивши с завода домой, а они давай над пьяным издеваться, я их черт бы побрал, ну ей богу Валер ну не мог запомнить, зову Сеньку, а это Генка, мать его. Так самое страшное не тут Валер, эта мочалка накупит одежды, нет бы хоть пометки ставила, так нет, что ты, твои сыновья говорит, выучил бы, как тебе не стыдно. А мне Валера стыдно было, не то слово, придешь то и оставалось, что подарочки покупать, как за извинение. Они и сели мне на шею. На заводе перестрой был, цеха расширять стали, а меня направили по старым связям на фабрику кондитерскую «Россия», не работа а сказка, деньги были , ну собственно хватало на все, в Болгарию жену с детьми постоянно возил, самому мне эта Болгария, что лысому расческа, а им за радость, потом меня переправили в директора, ну тут высшее общество все дела, с вождями встречи, потом познакомился с Петром Карининым, артист заслуженный был, умер жалко, только с ним и общался, он меня в Германию, Италию, в общем во все тяжкие, жена краше всех была, а сыновья, со всеми признаками цивилизации, только вот не надолго все это Валерушка. Соседка Раиса Павловна, сиповка, которых ещё поискать надо, сдала нас властям, мол живут не по-советски, ну у нас все и конфисковали, я её как немца того в войну захреначить хотел, Фросенька моя, любонька, нежно так, Толечка, что нам эти пустышки, сами живы и то слава. Успокоишься, водочки махнешь и на бок.

А что ж ты сейчас один поживаешь, где твоя любонька Ефросинья Поликарповна, ну и имя с отчеством!

А фамилия вообще упадешь, Головитько мы!

Да, а жена то кем работала?

Да ни кем, сын Сенька болел, а Генка учился, и в с порте надежду подавал, он ведь прошел в само «Торпедо».

Да не может быть!

Ей богу!

Ну здорово, а где он сейчас?

Работает в США, он после развала уехал к этим буржуям, ну нравится за то, деньги не плохие платят, он школу тренеров окончил, теперь там тренером работает. Я ведь не спрашиваю его, приедет, начнет, тут не так, там не эдак.

А Сеня где?

Сенечка погиб, у него страсть была, по горам лазать, будь они не ладны, да и завалило всю экспедицию к чертям, 11 человек, всех живьем!

М-да…! Ну и судьба у Вас!

Все краски были, и знаешь Валер, не о чем не жалею.

Ну слава богу у меня все не так трагично, даже не знаю, как бы такое пережил.

Поверь легко бы, поначалу тяжело, мол привык, все такое, а дальше, просто воспоминания, жить то надо дальше, ну вот представь, я зациклился бы на смерти дочерей и супруги, чтобы дальше было, сыновей бы не было, а так сына в тренеры вывел, ну так он сам все, я даже не лезу, черти там да буржуи, ему нравится, говорит тянет, а жена много которой отдал, и отдыхала, и одевалась получше чем все.

А внуки то есть?

Знаю у Сени жена осталась, она в Хабаровск уехала к родителям, у неё дочка была от Сени, а у Гены две дочери и сын, они ко мне раза два в год приезжают, я им стол соберу встречу, а они приедут, все завалят, холодильник битком, до ужаса, месяц целый поедаю все, даже неудобно как то, но слава богу, что навещают старика. Ты ведь недавно здесь Валер, год только живешь, раньше жил Валерьян Прокофьевич, мы с ним ух и балагурили здесь, постоянно выпивали, уехал он, в Горький, у него там дочь жила и давно его звала, вот мне тоска и настала, слева Зинка с Демьяном жили, Зинка как померла, Демьян и уехал к детям. Меня тоже дети постоянно зовут, и сын и супруга его Розой зовут, а голос какой, мм......., не представляешь, а внешность прямо с обложки журналов красоты, писанная одним словом, поехали Анатолий Кузьмич с нами, будете с детьми нянчится, все будем покупать, Вы отдохнете. Я ей по столу хрясЬ, ни за что!

А чего категорично то так?

Валер я за, что воевал, скажи мне? Чтобы потом уехать и на жопе валяться, и чужой хлеб доедать. Войну прошел, многое поведал, но все это в союзе понимаешь, а у них, что, ещё там шизофрению заработаю, потом будут голову ломать, как идиота на родину вернуть, а я знаю будет поздно!

Ну как знаете дядь Толь!

Знаю Валер, поэтому кроме дома родного и Родины ничего не надобно.

Вот человек подумал я и отправился спать. Утром услышал жуткие крики, это дядя Толя мило провожал к измучавшейся матери работников Газовой компании, которые собирают деньги на установку нового оборудования.

Вот суки, меня старика будут окручивать, идите вон старух разводите они наверняка согласятся, хрен ли им ещё делать. Валерка не открывай дверь этим тварям, они позавчера, точно они, Петруху очистили, 43 тысячи у старика забрали, тоже оборудование предлагали!

Спасибо за заботу милый сосед!

Да что тут, нее, в наше время такого беспредела не было, нет было конечно, и воровство было, помню как сидим мы с Лаврентием другом по работе, курим у подъезда, смотрим вытаскивают ковер, стенки, телевизоры, в общем , что было, а как тут различишь , что чье, смеемся с ним ещё, косяки дверные не забудьте, а оно едрить-колотить, поднимаемся к Лаврентию, а там пустыня, я ему говорю, гляди какие добрые, чайник оставили, я ему из Германии привез, и гляди ка, картину из Италии мной подаренную не украли. Вот олухи, такого хрен где найдут, может позвать смеялся я, но Лаврентию было не до смеху, я по связям нашел человека, в общем нашли этих умельцев, вернули все Лаврентию, а он через месяц и подох зараза!

Ну дела......дядь Толь!

А то Валер, ещё не такое было, мне за заслуги перед союзом машину обещали, у меня права были, все только на тебе машину и езжай. Видите ли мало заслуг, я что вашу мать, жопой что ли должен зарабатывать их скотовозки, после этого вообще в машины не сажусь! Помнится был друг у меня Емеля Аникин, так ему и квартиру 3-х комнатную и Волгу 21, потом поменял на жигули, ещё бы не поменять, все государство дает, а Волгу стервятник продал, будь он не ладен. Дядька его в управлении сидел, оттуда и штамповал все записочки. Так всю жизнь Валер, тянешь, тянешь, а в итоге хек мороженный. Я на фабрике бывало собираюсь домой, подходит Артем говорит мол, помогите, идешь как не помочь, годов как тебе примерно. Домой еле идешь, а этот Емеля, только и знал, что дядя, дядя.

Так дядя то не вечен, дальше то как жить думал?

Вот и хрен то, что он никто, отца расстреляли, а мать потаскуха бросила его, вот дядька и миловал, потом думаю пожалел об этом. Дядька его вскоре помер, а он уехал на юг, потом приезжал ко мне, выпили мы с ним, но вспоминаю даже противно становится, ручки так интеллигентно кладет, рюмочку выпил, губки салфеточкой вытирает, и знаешь, чего меня поразило в этой твари конченной?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.