Принцип револьвера. Часть 3

Тигемюлла Йока

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Йока Тигемюлла

Принцип револьвера

Часть третья

Лянси-парк живет своей обычной весенней жизнью: старушки отдыхают на скамейках, парочки нежатся на газончиках, малыши гоняют голубей, мамаши неторопливо катят перед собой разноцветные детские коляски. Вокруг мир и покой. А меня трясет от дикого непонятного страха. Хотя почему непонятного? Да, вокруг вроде бы все прекрасно, только Ад для двоих вернулся... И мне совсем не верится, что в Аду может быть хорошо. Не верится и все тут! Мы сидим на скамейке возле пруда и со стороны, наверное, не отличаемся от таких же выбравшихся на весеннее солнце парочек. Я обнимаю вцепившуюся в мою руку Каролинку и чувствую как дрожат у нее плечи. Это страшно, ощущать себя щепками, подхваченными таинственной нереальной стихией, обломками безумного мира, который все больше и больше напоминает кошмарный, бредовый сон.

- Все будет хорошо, Каролинка, - пытаюсь ее успокоить.

- Да, конечно...
- вяло соглашается Каролина и вдруг вскидывается:

- Мика, слушай, Мик, а ведь мы не запускали переход... Тогда почему?

Умеет она задавать вопросы, впрочем, ответ находится почти сразу... Мы столько думали об этих вещах, тщательно скрывая друг от друга свои тревоги и наивно надеялись, что самые страшные из возможностей не сбудутся... Я тихо говорю:

- Знаешь, а может это кто-то из наших двойников?

Каролина кивает будто соглашаясь. И шепчет, едва слышно:

- Мика, я боюсь!

- Чего?
- зачем-то делаю вид, что не понимаю.

- Мика, а если это никогда не кончится?
- выдыхает Каролина, ту самую мысль, от которой у меня мурашки ползли по спине.

- Нет, - уверенно вру я, - это вряд ли!

Только сам себе не верю... Растерялся я. Только что отмечали мое повышение, и я был полон планов, предвкушая приятный вечер... И вот... Кошмар распахнул свои двери, оказавшиеся дверцами лифта.

Минуту назад нам было страшно, а сейчас... Сейчас я сам не знаю, что ощущаю. Безнадежность? Обиду на интеллигентного старичка, что аккуратно положил прочитанную газету на нашу скамейку? Нет - желание достать револьвер и прекратить все это... Раз и навсегда. Правда, мой "Доберман" теперь не достать, он так и остался в прикроватной тумбочке нашей квартирки в Венниски.

- Мика, как это?
- кажется, Каролине еще хуже, чем мне.

Со страниц мятой газетки с незнакомым названием "Криминальный вестник" на нас глядит улыбающаяся Каролинка: рыжие волосы распушены ветром, в глазах искорки азарта... Очень красивый снимок. Только вот подпись под ним: "Разыскивается Каролина Ланге. Вознаграждение за информацию о ней один миллион крон."

Миллион?! Что она натворила, здешняя Каролина?! Убила герцога?! Мы жадно читаем статью в газетке, не сразу понимая, что там вообще написано - какое-то "журналистское расследование"... Что, Каролину журналисты ищут? Да нет... Вот: "Полицейский департамент Республики Нордвиг..." - какой еще "республики"?! "...объявляет вознаграждение за информацию о местонахождении Каролины Джейн Ланге!"

- Я не знал, что у тебя двойное имя, - тупо произношу я.

- Мик, как думаешь, что я натворила?
- не отрывая взгляда от газетенки, спрашивает Каролина.

- А это пока не важно!
- пора брать себя в руки.

Я усилием воли заставляю себя перестать психовать.

- Значит так, быстро уходим отсюда!
- командую я.

- Куда?
- Каролина непонимающе смотрит на меня.

- В кусты!
- я совсем не шучу.

Вечером все кошки серы, а рыжие девчонки сойдут за брюнеток!

- Брось!
- Каролинка, что-то делает со своими волосами, - Неужели ты думаешь, что меня прямо сейчас узнают?

Я именно так и думаю, уж слишком похожа эта фотка на оригинал... Нет - уже не похожа! Как же меняет лицо смена прически!

***

Сказать, что переход застал меня врасплох - значит ничего не сказать. Впрочем, шок достаточно быстро прошел. Ничего, - мы живы, молоды, - разберемся. Все равно иного выхода нам не остается. Как же хотелось отсидеться, успокоится, забыть... Не получилось. А почему? Мне представляется то какой-то странный механизм, похожий на безумный конвейер, то несущаяся в бесконечности лента ЛеМюлье - замкнутая среди холодных звезд "восьмерка". Голова кружится, кругом символы... Неужели мы обречены на бесконечный бег до самой смерти? Не надо думать об этом. Не надо думать о том, что будет, если меня узнают полицейские. Такие странные. В высоких ботинках, полевой форме... Зачем это в Столице, если здесь мир? Зачем патрулям на улицах автоматы? Разве автомат оружие для полицейского? Но, может, я просто не понимаю своим женским умом, что-то? Да, Нордвиг, в который мы попали, мягко говоря странноват... А главное - у нас опять нет денег. А что особенно интересно, телефонов тоже нет. Все попытки оживить аппаратики не увенчались успехом. Когда Мика умудрился расковырять один из них - все стало понятно. Вернее стало еще непонятнее - электронная плата телефона сплавилась в один, едко пахнущий жженым пластиком комок.

С гулом зажигаются на улицах фонари. Вечер. Я чего-то не понимаю, почему на улицах так малолюдно? Ведь это центр города... Странно. Резко останавливаюсь, увидев табличку - "Авеню Всеобщего Мира". А где же Бульвар Роз?

- Может, и не было его здесь никогда, - отвечает на незаданный вопрос Мика и подбадривает, - пошли Каролина, у нас нет денег, а до Соергартена нам еще идти и идти.

Вроде и город у нас небольшой, а путь кажется нескончаемым, ведь мы опять передвигаемся пешком. Забавно, снова мы идем по чужому, опасному городу, только Эльки рядом уже нет, а сам город кажется мирным. Но именно, что только кажется. Не бывает в мирных городах таких глаз... Не прячут их редкие вечерние прохожие... И ни одной улыбки на лицах. Вот оно! В Венниски я успела привыкнуть к улыбкам окружающим меня, пусть неискренним, рекламным... Но все же лучше такие дежурные улыбочки, чем эта хмурость лиц и острые взгляды исподлобья. Так смотрят на врагов. Город, в котором все враги друг другу?

- А названия тут дурацкие!
- шепотом соглашается Мика, когда мы сворачиваем на боковую улицу.

- И освещения нет, - я беру его под руку, мне так спокойнее.

Улица пуста. Почему-то, наполненная далекими звуками и тенями, тишина давит. Чтобы разогнать это гнетущее ощущение негромко сообщаю:

- Мне сегодня утром такой странный сон снился. Какой-то дикий район...

Мика отвечает не сразу. Произносит задумчиво:

- Моя бабушка верила в вещие сны, только... мне сны не снятся... почти, - обрубает он мысль.

Но молчания мне совсем не хочется. Да и полузабытый сон расцветает в памяти яркими красками.

- А все равно странно, - сообщаю я Мике, - там, во сне, я все пыталась понять, где сестру потеряла...

- Элю?
- уточняет Мика.

- Аха, - сон вспоминается все четче и ярче, - она вроде как на автобусе уехала и почему-то была совсем маленькая...

- Ростом?
- хмыкает Мика.

- Возрастом, - поясняю я, продолжая, - но не это занятно, во сне я бегала по незнакомому району и там была улица под названием "миравсем".

- Странные тебе сны снятся, - мне кажется, что Мике абсолютно безразличны мои сны, но молчать я не хочу.

Когда молчишь, приходят мысли. Пугающие... Поэтому я продолжаю рассказывать о сне:

- А еще там была улица "мируда", - хмыкаю я.

- Авеню Всеобщего Мира звучит не менее бредово, - вздыхает Мика и спрашивает уже с некоторым интересом:

- А что еще снилось?

- Район на берегу озера или реки, его подтапливает во время дождей, не часто, но регулярно... Кирпичные дома двух-трех этажные, типа бараков, - тщательно вспоминаю я, - хотя там еще и обычные деревянные домики стояли, вперемешку.

- Но заборов нет?
- перебивает Мика.

- Нет. Живые изгороди и дворы небольшие, - отвечаю я.

- И народ там какой-то странный, вроде разговорчивый, но...
- добавляю еще одно воспоминание.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.