Очарованные луной

Хэндленд Лори

Серия: Порождение ночи [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Очарованные луной (Хэндленд Лори)

Перевод осуществлен на сайте www.lady.webnice.ru

Перевод: LuSt

Редактирование: Bad Girl, Кьяра

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

В качестве бонуса к первой трилогии "Порождения ночи" предлагаем вам небольшой рассказ "Очарованные луной" из сборника "Моя большая сверхъестественная свадьба", по хронологии идущий после книги "Темная луна". В нем мы узнаем о свадьбе Джесси и Уилла из книги "Голубая луна", а также наконец прочтем правду о природе их любви.

Глава 1

Утром в день своей свадьбы я проснулась с жуткой головной болью. Скорее всего, из-за того, что перебрала с вином за ужином, который мы в шутку назвали репетицией, но на самом деле он был серьезной проверкой на стойкость жареным мясом и каберне. Впрочем, возможно, раскалывающийся череп был реакцией на сочетание слов «брак», «свадьба» и «Джесси Маккуэйд» в одном предложении.

Я сошла с ума, но не знала точно, когда именно.

Может, в тот день, когда призналась Уиллу в любви? Или в тот вечер, когда он попросил моей руки, а я не осмелилась снова отказать? И уж точно я уже была не в себе, когда согласилась на свадебную церемонию со всей полагающейся случаю мишурой.

Застонав, я приподнялась и отдернула занавеску. Яркое июньское солнце словно ледоруб резануло по глазам, и я поспешно вернула штору на место.

– До сих пор не верится, что ты на это согласилась.

От неожиданности я вскрикнула и развернулась. От резкого движения боль вспыхнула с новой силой, и я прижала руку ко лбу, чтобы голова не отвалилась.

– Я тебе говорила, что не надо допивать последнюю бутылку, но ты не послушалась.

Незваной гостьей оказалась Ли Тайлер-Фицджеральд, одна из последних моих оставшихся в живых подруг. В такой ранний час она выглядела хрупкой светловолосой милашкой, как и всегда.

– Кто, черт возьми, дал тебе ключ?

– Ай-ай-ай. – Ли покачала бумажным стаканчиком. – Вот как ты встречаешь человека, который принес тебе кофейку?

– Дай сюда.

Я протянула руки, словно ребенок, желающий добраться до конфеты, и Ли надо мной сжалилась.

Наверное, надо прояснить, почему у меня мало друзей. Их и раньше-то было немного, а в последнее люди вокруг меня мерли как мухи. У меня опасная профессия. То же самое можно сказать о Ли. Наверное, именно поэтому мы так сдружились.

Мы – ягер-зухеры, или, если хотите, охотники-следопыты. Мы охотимся на тех, кто предпочитает ночной образ жизни. Специализируемся на оборотнях.

Ну да, поначалу я тоже в них не верила, но когда смотришь в лицо смерти, а ее глаза принадлежат кому-то любимому или хотя бы знакомому, мировоззрение как-то резко меняется.

Ягер-зухеры – это тайное элитное подразделение, которое пытается сделать мир безопаснее. Не для демократии, а для людей, не обрастающих в полнолуние мехом. К несчастью, конца и края нашей работе не видно. Оборотни любят не только убивать, но и размножаться – как и прочая нечисть.

Я залпом выпила полстакана кофе. Голова все еще болела, но уже не так сильно.

– Сколько у нас времени до церемонии?

– Достаточно.

– Сомневаюсь.

– Ты так говоришь, словно на похороны собралась. – Ли села на кровать. – Что такое, Джесси? Я не встречала двоих настолько любящих друг друга людей, как ты и Уилл Кадотт.

Если не говорить о самой Ли и ее муже Дэмьене. Но мы о них промолчим, во всяком случае, сегодня.

– Да не в любви дело.

– А в чем?

– Я не хочу замуж.

– Тогда зачем выходишь?

Я посмотрела ей в глаза:

– Без понятия.

– Ты совсем меня запутала.

– Уилл почти год просил меня за него выйти.

Мы с Уильямом Кадоттом познакомились при необычных обстоятельствах. Мы совсем разные. Уилл работал преподавателем и изучал тотемы североамериканских коренных народов. Я служила в полиции – ну, тогда. Он индеец-оджибве, гражданский активист, очкарик, любитель природы и книжный червь. А еще он красив как бог. Женщины на улице буквально головы сворачивают, когда он проходит мимо. Любовь к книгам не мешает ему тренироваться. Уилл занимается тай-чи – это такое единоборство, которое укрепляет не только тело, но и дух – дольше, чем я хожу с оружием. Но больше всего, если не брать во внимание золотую серьгу в виде пера, меня в нем привлекает чувство юмора.

Так до сих пор и не понимаю, что Уилл во мне нашел. Обычно такие парни западают на девушек вроде Ли, но Уилл не проявил к ней никакого интереса. Я бы подумала, что он гей, если бы лично много раз не убеждалась в его стопроцентной гетеросексуальности.

Я большая девушка во всех смыслах слова. Волосы ни светлые, ни темные, а взгляд скорее настороженный, чем мечтательный. Я вполне могла бы придать себе презентабельный вид, но всегда находились дела поинтереснее.

Я высокая, сильная и мускулистая, потому что или так, или смерть. Я могу пронзить пулей чей угодно глаз на расстоянии до ста метров. У меня есть любимая работа и любимый мужчина. Замужество… ну, оно на моей повестке дня не стояло.

До того, как Уилл снова сделал мне предложение, и я непонятно почему сказала «да».

– Даже сосчитать не могу, сколько моих знакомых пар жили душа в душу до обмена клятвами и кольцами, – сказала я. – А потом хлоп – и через два месяца после свадьбы уже ненавидят друг друга.

– С тобой и Уиллом такого не случится. Вы всегда будете вместе.

– В нашей профессии «всегда» – это не слишком долго.

На лице Ли отразилось понимание.

– Так вот что тебя гложет? Что мы можем завтра умереть?

– Или сегодня, – пробормотала я.

Это всегда происходит внезапно.

– Здесь мы в безопасности.

– Нам везде опасно находиться, Ли, и ты об этом знаешь.

Она пожала плечами:

– Ну, здесь-то точно не так стремно. Тут к нам никто не подберется.

Мы сняли домик на озере Верхнее в Миннесоте. Уилл хотел скрепить наш союз у священного дерева: узловатой гигантской туи, о которой говорили, что ей то ли триста, то ли четыреста, то ли пятьсот лет – смотря у кого спрашивать. Дерево считалось священным у оджибве ветви Гранд-Портидж, к которой принадлежал Уилл.

Он вырос в резервации. После отъезда оттуда родителей его растила бабушка. Когда она умерла, Уилл кочевал по семьям дядьев и теток. Сейчас их всех тоже уже не было в живых, но Уилл всегда с любовью вспоминал это место и уважительно относился к дереву.

Так как у меня подобных любимых мест не имелось, я легко согласилась на свадьбу в Гранд-Портидже.

– А если кто-то все же сюда пролезет? – спросила я у Ли.

– Тогда мы сразу поймем, что это оборотни, и отправим их прямиком в ад. Это наша работа, Джесси.

– Все же на собственной свадьбе заниматься отстрелом монстров не хочется.

Черт, да мне и замуж не хочется! Тогда почему я все же собираюсь вступить в брак?

Потому что, даже будучи крутой ягер-зухершей, из-за Уилла Кадотта я сразу теряю голову. Я не хочу его лишиться. Ну разве не жалкое признание?

Однажды ночью он изумил меня серебряным кольцом с бриллиантом в форме полумесяца. Нас окружали тела волков – вернее, не совсем волков, – а Уилл достал из кармана кольцо, надел мне на палец и уговорил сказать «да».

А может, меня просто зачаровала луна. Как волков на поляне.

– Если Эдвард считает, что тут мы в безопасности, так оно и есть, – заверила меня Ли, и я знала, что она права.

Наш шеф, Эдвард Манденауэр – довольно странный старик, но лучший охотник на планете. Он знает все об обеспечении безопасности. Если он сказал, что оборотни не заявятся на мою свадьбу, так оно и будет, или же он умрет в борьбе. И я вверила ему свою жизнь и, что более важно, жизнь Уилла.

Во время Второй мировой войны Эдварда послали с заданием уничтожить самую страшную тайну Гитлера: армию оборотней. Жаль, что они успели сбежать до того, как шеф до них добрался. Но не беспокойтесь, попыток все же завершить миссию он не оставил до сих пор.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.