Жертвы

Рэйн Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жертвы (Рэйн Ирина)

Книга предоставлена группой РОМАНЫ http://vk.com/romantic_books

Жертвы, Ирина Рэйн , Жанр: Современные любовные романы

Евангелина - танцовщица. Маркел - боксер. Они оба стали жертвами обстоятельств. Встретившись, они помогают друг другу снова начать жить.

Lifehouse – Sick Cycle Carousel Глава 1. Зима в Петербурге подходила к концу, но старалась не сдавать свои позиции. Все было тщетно. Ветреная девушка по имени Весна шагала по улицам и проспектам, невзирая на все старания Зимы. Ева услышала позади себя тяжелые шаги. Ускорилась. Судя по звуку, шагающий позади нее мужчина тоже прибавил шаг. Она обернулась и побежала. Мужчина в черной куртке и больших сапогах рванул за ней. - Стой, сучка! Он догнал ее и, схватив, прижал к себе и потащил в ближайшую подворотню. Лина кричала во все горло, отпихивала его руками, пинала ногами, но он был в два раза крупнее ее, и сопротивление было бесполезным. - Хватит брыкаться, дура ! Иначе зарежу! – мужчина, оттолкнув ее, вытащил из кармана нож. Холодный металл блеснул в темноте. Лина до крови закусила губу. Она нащупала руками кирпичную кладку и прижалась к холодной стене. - Пожалуйста, не трогайте меня. – прошептала она. - Ну уж нет! Я столько за тобой бегал! Раздевайся! Она отрицательно покачала головой. - Быстро! Или ты забыла про это? – он кивнул на нож. Лина задержала дыхание и расстегнула молнию на пуховике. - Да не нужна мне твоя куртка! Трусы спускай, живо!
- И с размаху ударил ее по щеке. Ева по инерции отклонилась и больно ударилась головой об стенку. Упала. Она потрясла головой, стараясь оставаться в сознании, поднялась, сглотнула и, наклонившись, стала расстегивать сапожки, стянув их с себя, затем расстегнула голубые джинсы, тоже стянула их, потом колготы и трусы. Чтобы ногам было теплее, встала на кучу снятой только что одежды. Мужчина тем временем тоже спустил штаны и трусы, обнажив эрегированный член. С нездоровым блеском в глазах, он пошел на нее. Схватив за горло, заставил опуститься на еще замерзшую землю и лечь. Навалился сверху. - Почему ты такая холодная? Давай же, детка. Расслабься и получай удовольствие. - Отпусти меня… - хрипло просила Ева. - Я тебя не отпущу, нет, не сейчас. Раздвинь ноги пошире , ну же! – коленом он раздвигал ее бедра. - Не трогай меня, урод ! – слезы рвались наружу, но она сдерживала себя. Она не покажет ему своей слабости. - Ты сухая как пустыня Сахара. Ну тем больнее для тебя! – Он смочил свой член слюной и резко вошел в нее. Она вскрикнула от боли. Слезы все же брызнули из глаз. - Ненавижу! Ненавижу тебя!- уже не хрипела, шипела Ева. - Ты еще сопротивляешься мне, тварь? Очень зря! Я могу сделать с тобой сейчас все, что захочу! Физически она почувствовала его резкие толчки, каждый из них сопровождался сначала острой, а потом тупой болью. Эмоционально она чувствовала только страх, отвращение и злость на то, что никак не может повлиять на эту ситуацию. Ее нервная система не выдержала, а возможно и травма головы сделала свое дело, и Лина погрузилась в небытие. - Ты что решила в обморок бахнуть ? Вставай, сучка! – Его шлепок по щеке оставил красный след, но не смог пробудить ее.- Тьфу, весь кайф обломала. – Насильник резко поднялся, натянул на себя трусы и штаны, застегнул одежду, забрал ее сумочку, проверил карманы и пошагал прочь, оставив полуголую растерзанную девушку лежать в темном переулке. Ее нашли только следующим утром. С гипотермией, грязной одеждой, синяком на щеке, отпечатками толстых пальцев на шее и с засохшими пятнами крови на бедрах.

Глава 2. - Ева! Девочка моя! – мама не могла сдержать рыдания, когда увидела свою дочку. - Я убью того кто это сделал – взревел отец. Казалось, за эти эту ночь они постарели на 10 лет. Когда Ева не вернулась домой, они обзвонили всех ее друзей, все морги и больницы и в одной из них им сказали, что утром к ним была доставлена похожая по описанию девушка. Ее нашла женщина, живущая в доме неподалеку и спешившая рано на работу. Увидев полуголую девушку, она вызвала скорую и полицию. Доктор, мужчина лет 50 среднего роста и с большими усами попытался поговорить с родителями девушки. - Прошу вас, успокойтесь. Сейчас она просто спит, мы вкололи ей снотворное. Если хотите мы вам тоже дадим успокоительное. - Не надо, мы и так всю ночь на валерьянке, – сказал отец.
- Расскажите что с ней. - Все указывает на изнасилование. – начал доктор.
- Обморожение нижних конечностей, гематома на голове, разрыв девственной плевы, спермы мы не обнаружили, то ли насильник был в презервативе, то ли не кончил, возможно, кто-то спугнул его. Еще есть ссадины и синяки. Ну и психологическая травма, конечно. Вы будете подавать заявление? - Да. – утвердительно ответила мать девушки. - Тогда ей надо будет обратиться в отделение, когда она придет в себя. Но сразу хочу предупредить, что его вряд ли найдут, зацепок и свидетелей нет, возможно, она и узнает его, но было темное время суток. - Что с обморожением? Ей не понадобиться ампутация? – задала страшный вопрос Екатерина Андреевна. - Нет. Ее спасло то, что сейчас весна. Зимой она могла замерзнуть до смерти. - Она будет ходить? – спросил отец. - Да, будет. - А танцевать? - Скорее всего нет, после такого сильного обморожения сильно перегружать ноги не рекомендуется.- ответил врач. - Ясно. - Катя, давай ты пока поедешь домой, а я побуду с ней – предложил Сергей Анатольевич Аверин. – Когда она проснется, ты приедешь. - Хорошо, – согласилась мама Евы. Глава 3. Ева с трудом разлепила тяжелые веки и попыталась посмотреть вокруг. Первое что она поняла – она в больнице. На это указывал характерный запах лекарств, писк аппаратуры и белые стены, которые она все же разглядела. - Дочка! Ты проснулась? К ней подскочил встревоженный отец. - Папа. Что случилось? Почему я в больнице? - А ты не помнишь? – удивленно спросил мужчина. - Аааа !!!!!! Как же болит голова! Я помню, что шла домой, а потом шаги, а потом кто-то схватил меня… папа !… он меня насиловал… он угрожал ножом.. – Лина разрыдалась. - Все, тихо, все прошло, все уже в порядке, мы с тобой, – успокаивал ее отец. – Сейчас я позову врача. - Подожди. Папа, что у меня с ногами?! Я их не чувствую! – огромные глаза цвета кофе наполнились такими болью и страхом, что у Сергея Анатольевича перехватило дыхание.- Ты замерзла. - Мне что их отрезали?!
- Она резко поднялась и откинула покрывало, ноги были на месте, все в бинтах. - Нет, сейчас врач придет и все тебе расскажет. А я пока позвоню маме. Она тоже сейчас приедет. Когда в палату вошел Александр Альбертович, Ева уже стерла с щек слезы и внимательно посмотрела на него. - Говорите. Все как есть.- попросила она. - Ева, все не так страшно, как могло быть. Вы понимаете, что вас изнасиловали, как я понимаю, вы были девственницей. Ева кивнула. - В общем, теперь нет. - Я не забеременею от него? – спросила девушка. - Нет, он не довел дело до конца. Расскажите почему? - Я уже не помню, я упала в обморок. Что с моими ногами? - У вас обморожение, особенно пострадали пальцы, но ампутации не понадобилось. В общем, все более-менее заживет со временем. Вы пока останетесь в больнице, будете делать процедуры. - Я смогу ходить? – спросила Лина. - Да, безусловно. - А танцевать? – это волновало ее не меньше, чем ходьба. - Мне жаль – врач наклонил голову. Ева всхлипнула и снова слезы тяжелыми каплями полились из глаз. - Вы понимаете, что танцы – это моя жизнь?! - Нет. – спокойно ответил врач.
- Я понимаю, что вчера вы свою жизнь сохранили, и даже, можно сказать, легко отделались. Это сейчас самое главное. Вы сможете ходить и даже давать себе небольшую физическую нагрузку, но про танцы стоит забыть. Ева ничего не смогла ответить доктору. Позднее в палату вошла мама. - Привет, мам. Прости меня. - Привет. Ну как ты? За что ты просишь прощения? Ты ни в чем не виновата. Дорогая, мы с тобой, держись. – Екатерина Андреевна успокаивающе гладила дочь по руке. - Мама, дай мне зеркало. – попросила девушка. - Может не надо? - Дай. Мама протянула Еве зеркало. Она увидела обмотанную бинтами голову, несколько шоколадных прядей торчали из-под бинтов. - Тебя пришлось подстричь из-за гематомы на голове. – услышала она мамин голос. - Не страшно, отрастут. Ева осторожно дотронулась до синяка. Он горел огнем. Затем взгляд спустился вниз, она увидела растерзанные губы. И только потом она осмелилась посмотреть себе в глаза. Она не узнала себя. Это была совсем другая девушка. На дне карих глаз плескалась боль, страх и отвращение ко всему миру. «Я уже никогда не буду прежней» - вертелось в голове.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.