Лирика смутных времен: не о любви

Петров Андрей Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Лирика смутных времен

Не о любви

Темное время

Очень страшно и очень больно,

Тучи черные над Россией,

А народ как всегда доволен,

Упиваясь своим бессилием.

Самолеты летят куда-то,

Газ течет, газ пылает, душит,

Где-то там, на войне, солдаты

Призрачным идеалам служат.

А диктатор во блеске славы,

Наслаждаясь своим величьем,

Тут и там проводит облавы,

За Россию, ничего личного.

И страна на волне подъема,

Прицепив духовные скрепы,

Ожидает грозы и грома,

Наплевав на гробы и склепы.

Нас зомбируют, распыляют,

Сеют ложь, жнут поддержку власти.

Под ногами земля пылает,

Рвется мир на кривые части.

Бог, за что нам послал Кумира,

В наказание, как проверку?..

Не летит сюда голубь мира,

А кружит кровожадный беркут.

Коктейль

Если мой коктейль захочется,

Положить в стакан вели

Килограммы одиночества

И щепоточку любви,

Литр боли и сомнения,

Ложку встреч, ведро утрат,

А еще стихотворения -

Ведь без них в стакане яд.

Петербург

Я люблю Петербург! И дожди, и мосты,

Серость зданий, туманы, прохладу,

Отголосок утерянной той красоты

За решеткою Летнего Сада.

Я люблю так же Невский, брожу по нему,

Вместе с Гоголем, видя былое.

Петербург не был верен еще никому...

К нам приблизился Пушкин. Нас трое.

Петербург! Ты весь - город ушедших времен,

Где любили, прощали, стреляли...

А скажи, город мой, может, сам ты влюблен?

Ты молчишь... Понимаю, едва ли.

Петербург! Мне твой близок и мил грозный лик,

Скрывший в водах печали и боли,

И в дни солнца по золоту скачущий блик

Нас заставит забыть о юдоли...

Мы идем по дождем, мы, как город, хмуры,

Пушкин, Гоголь и мы с Достоевским,

Все мы вышли под дождь и, оставив пиры,

Возвратились к тебе, милый Невский.

Вот гранит берегов над широкой Невой,

Что хранит тайны города вечно,

Сколько каменных стражей стоит над тобой,

Твоим водами не противореча...

Мы идем, к нам приблизились из-за угла

Тихим шагом Ахматова с Блоком...

Наша встреча к концу, между тем подошла,

Мы прошлись, прямо скажем, не плохо...

Я уйду на окраину, в скучную жизнь,

Жизнь, где правят всем время и штампы.

Не хочу уходить, город просит: вернись...

Обещаю, вернусь с Мандельштамом.

На жизнь поэта

Как много вас было, великих поэтов,

В России, да, в общем, конечно, везде

Был Пушкин, был Лермонтов, был, как его, этот...

Ну этот, при длинной седой бороде...

Шекспир за границей писал (кстати, пошлое),

Чуковский, Есенин писали в Москве.

В стихах, матерясь, обличал наше прошлое

И в партию верил великий В. В.

Как много вас было, ушедших поэтов!

Глядите на нас с осужденьем с картин...

В России нет больше ни Блоков, ни Фетов…

А кто же остался? Да Быков один.

Зато он один стоит многих и многих,

Не Пушкин, не Бродский и не Пастернак,

Нет, он - это он, его строчки - дороги,

Ведущие к свету, а, может, во мрак.

Как много поэтов ушло молодыми...

Живи, Дмитрий Быков, живи и твори!

Пусть даже кудряшки и станут седыми,

Вовек не состарятся рифмы твои.

***

Ты видишь огни вдалеке,

Ты знаешь, что надо идти

Вперед, без вещей, налегке,

Насвистывая по пути.

Там где-то есть город и порт,

Белеют в ночи паруса,

Дорога, ведущая в форт,

Петляет туда сквозь леса...

Осиновый посох в руках,

И ты все бредешь и бредешь,

Уставший и издалека,

Везде натыкаясь на ложь,

Неверие, зависть, вражду...

Но светятся эти огни,

Ты шепчешь себе: "Я дойду,

Не зря же я жил все те дни,

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.