А время идет

Анафест Ольга

Серия: Училка [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
А время идет (Анафест Ольга)

— 1 —

— Перестань дёргаться! — Максим погладил нервничавшую Машу по щеке и улыбнулся.

— А если я напутаю что-нибудь в речи? — девушка теребила складки на винтажном голубом

платье.

— Принцесса, ты две недели репетировала своё выступление!

— Ты видел, сколько людей в зале?

— Хм, — рядом с парочкой появился Сергей в парадном костюме-тройке, засунув руки в карманы

брюк и сохраняя своё обычное ехидное выражение лица. — Тимошин в прошлом году прекрасно

справился с этим.

— Я не Антон! — Кленова закусила губу.

— Согласен, не смахиваешь ты на красавца мужчину, — Абрамов ухмыльнулся.

— Уйди отсюда, чудовище! — Валеев шикнул на парня. — Она и без тебя взвинчена!

— О каком красавце речь? — Марина, придерживая подол пышного платья цвета спелой вишни, с

подозрением покосилась на Сергея.

— Твой ненаглядный может говорить лишь об одном мужике, — рыжик злорадно сверкнул

зелёными глазами. — Угадаешь?

— Абрамов, – Корнилова угрожающе сдвинула тонкие брови, — опять? Я на многое закрываю

глаза, но, если ты снова будешь цепляться к Антону, последствия тебе не понравятся! Долго ты ещё

будешь доказывать, кто из вас двоих больший мужик?

— Мариш, ничего я не доказываю, — парень пожал плечами.

— А подраться ты с ним в марте просто так решил? — Маша захихикала, а Макс сдержанно

усмехнулся, вспоминая, как это маленькое чудовище бросалось на его друга, свирепо раздувая

ноздри и матеря весь свет.

— Он сам виноват!

— Тем, что случайно тебе на ногу наступил? — Марина прищурилась.

— Ну, это...

— Завязывай, бестолочь! — Валеев отвесил лёгкий подзатыльник выпускнику. — У Тимошина своя

жизнь, и ему до тебя, как до движения комет в пространстве.

— Знаю я его жизнь.

— А что? Почти два метра доброты, — Кленова заметно расслабилась.

— Это извращенец добрый?

— Максим, перестань его так называть! Глеб замечательный.

— Просто он готовит классно, а кое-кто любит прийти к ним в гости и поесть, — рыжик

предусмотрительно сделал шаг в сторону, уворачиваясь от удара острым локтем.

— Так, заткнулись все! — Корнилова вздёрнула подбородок. — У нас праздник, хватит о бытовухе !

Все наши в зале сидят и ждут концерта. Собрались с духом и пошли на сцену!

Абрамов широко улыбнулся и, дружески приобняв Машу, шепнул:

— Ты справишься с этим лучше, чем он или кто-то другой. Мы в тебя верим.

Марина громко крикнула, беря за руки своего парня и подругу:

— Ад закончился! Последний рывок, ребята, и прощай, школа!

— 2 —

Два парня тихо разговаривали о чём-то, стоя возле окна в заполненном студентами коридоре, когда

в поле их зрения возник пожилой преподаватель, заметно ссутулившийся за последние несколько

месяцев.

— Антон? — Роман Владимирович кашлянул, привлекая к себе внимание.

Проигнорировав его, высокий блондин продолжал объяснять улыбающемуся Глебу, почему именно

тот должен забрать из сада Артёма.

— Тимошин! — методист плотно сжал сухие губы.

Поняв, что так ему ничего не добиться, он повернул голову к шатену:

— Савкин!

— Что? — парни одновременно уставились на преподавателя.

— Кого из нас вы звали, Роман Владимирович? — Антон пристально взглянул на своего деда.

— Савкина я звал.

— Мы оба Савкины, — Глеб пожал плечами.

— Что это значит? — пожилой мужчина вздрогнул.

— Вы о чём? — блондин достал из сумки паспорт и, открыв его, громко произнёс: — Савкин Антон

Алексеевич. В чём проблема?

— Ты что творишь? — Роман Владимирович опустил седую голову, еле шевеля губами.

— Совершенно не понимаю вас, — убрав паспорт обратно, парень кивнул шатену: — Я обещал

маме помочь с перестановкой мебели дома, так что буду поздно.

— Ты не забыл, что сегодня у тебя смена?

— Папа дал мне отгул, — Антон засунул руки в карманы и пошёл в сторону лестницы.

— А он сам не мог матери помочь? — Глеб повысил голос, чтобы уходящий услышал его.

— Ты же знаешь, что наш отец очень занятой человек, — блондин чеканил каждое слово, особенно

выделив «наш отец».

— Просто кое-кто отлынивает от работы, — пробормотав под нос, шатен взглянул на

побледневшего преподавателя: — Роман Владимирович, вы в порядке? Извините, у нас тут семейные

проблемы, вы что-то хотели?

— Это ты сделал его таким!

— О чём вы?

— Ты вырвал его из семьи!

— Откуда, простите? — карие глаза похолодели. — У него есть семья, та, которая никогда не

вышвырнет его за дверь.

— Я это так не оставлю!

— А что вы можете? — Глеб презрительно фыркнул. — Вы уже пытались завалить меня на

экзамене, но, насколько я помню, комиссия была в восторге от моих ответов, — подойдя вплотную к

методисту, он прошептал: — Оставьте в покое мою семью! Я всегда уважал возраст, но даже это не

остановит меня, если вы ещё раз попытаетесь сунуться к нам.

— Угрожаешь, щенок?

— Предупреждаю.

— 3 —

Ник удобнее перехватил лямку спортивной сумки, поправляя её на плече.

Москва встречала дембеля разбушевавшимся солнцем, прожигающим толстое стекло в тамбуре

поезда. Народ сзади поджимал, будто мог вырваться из душного железного чудовища до его

торможения.

Молоденькая проводница протиснулась через толпу и с интересом посмотрела на крепкого брюнета

в солдатской форме, увешанной по традиции отличиями демобилизованного. Он равнодушно

скользнул взглядом по стройной фигуре, запиханной в тёмную юбку и голубую рубашку с коротким

рукавом, хмыкнул и уставился на перрон, где толпились встречающие.

Последний рывок, скрежет тормозов, толчок, лязг двери, и… гражданка. Да, именно сейчас, а не за

пересечением КПП, где каждый солдат с наслаждением вдыхает воздух свободы. Алишеров вдохнул

полной грудью, лишь шагнув на платформу и сощурившись от ярких солнечных лучей.

— Бра-а-ат ! — цепкие руки обвили его шею.

— Привет, козявка! — Ник стиснул в объятьях едва ли не рыдающую сестру, целуя её в светлую

макушку. — Соскучилась?

— Конечно, — Кленова шмыгнула носом, уткнувшись в грубоватую солдатскую форму.

— Отставить слёзы!

— О, кому-то сопли на погоны прилетели? — Этот ехидный голос Алишеров не мог не узнать.

Оборачиваясь, он широко улыбнулся, выпуская из рук сестру:

— Привет, гомосятина!

— Здорово, уёбок! — Антон крепко пожал чужую ладонь. — Или мне тебя младшим сержантом

называть?

— Педиков в армию не берут, расслабься.

— Какая жалость, а я так мечтал! — блондин закатил глаза, притворно охая.

— Где второй извращенец?

— В машине с Максом. Нет, ты посмотри, не успел вернуться, а уже интересуешься моим парнем! Я

и раньше замечал твой нездоровый интерес, но…

— Заткнись ты, — отмахнувшись, Алишеров посмотрел за спину Антона и замер, встретившись

взглядом с той, кого хотел увидеть больше, чем кого-то ещё.

Аня нервно теребила пальцами рыжую прядь волос, пристально глядя на Ника и не решаясь

подойти.

Сумка упала на перрон, тут же подобранная матерящимся под нос блондином.

Несколько шагов, показавшихся длинною в вечность, несколько секунд, разделяющих их, до боли

знакомый запах свежести, до нехватки воздуха сдавливающее чувство трепета и тихое, еле слышное:

— Ну, здравствуй…

— 4 —

— Поверьте, это наш лучший мастер! — девушка хлопала нарощенными ресницами, будто

намеревалась взлететь.

— Да плевать мне, просто обкромсайте поприличнее, — Антон откинулся на спинку удобного

кресла и прикрыл глаза в ожидании чудо-парикмахера.

В этот салон он попал совершенно случайно, наткнувшись на него по пути домой из института, в

который успешно перевёлся спустя год обучения в предыдущем ВУЗе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.