Ревность

Анафест Ольга

Серия: Училка [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ревность (Анафест Ольга)

Глеб устало откинулся на спинку широкого кресла и прикрыл глаза. Раздражающая тишина в пустой

квартире давила и уж точно не успокаивала, позволив расслабиться после тяжёлого дня, проведённого в душном офисе. А кто сказал, что будет легко? Несколько лет назад, получив красный

диплом, он сделал свой выбор, засунув корочку куда подальше и подавшись в семейный бизнес на

радость отцу, тут же спихнувшему на него добрую половину своей работы.

Профессия учителя, полученная в университете, теперь казалась каким-то романтическим бредом

подростка, но никак не серьёзной почвой для взрослого мужика, имеющего ребёнка.

Ослабив галстук, затянутый на шее, Глеб посмотрел на часы, пытаясь понять, насколько поздно в

этот раз он пришёл домой. Полночь. Надо же, не так уж и поздно, бывало ещё хуже.

Сын благополучно отдыхал в лагере на юге, получив путёвку за окончание третьего класса в числе

хорошистов.

Артём рос самостоятельным, весёлым ребёнком, не ноющим по каждому пустяку и не

выпрашивающим подарки у родителей. Мальчишка возвращался из школы с ссадинами, синяками и

довольной мордашкой, как и подобает его ровесникам, знающим, что детство не заканчивается на

компьютерных играх. Савкина часто вызывали в школу для бесед о поведении Тёмки и его

бесконечных драках, но обычно миссию по усмирению нервной молодой классной

руководительницы брал на себя Антон, обладая невероятной способностью сводить размолвки к

нулю.

Окружающие, которых не спешили посвящать во взаимоотношения в семье Савкиных, пребывали в

полной уверенности, что редактор известного журнала, отдающего дань не сплетням и

сомнительным биографиям зазвездившихся профурсеток и альфонсов, а настоящему искусству, будь

то музыка, литература или живопись, является дядей Артёма. Соблазнительная, немного

насмешливая улыбка, временами надменный взгляд, затягивающий и не дающий вырваться, зажатая

между пальцами сигарета, обволакивающий голос — он привлекал. Сопротивление классной

руководительницы мальчика было быстро сломлено под таким обаятельным напором, и всё, что ей

оставалось, это краснеть, не выдерживая пристального взгляда голубых глаз, сверкающих из-под

тонких стёкол очков. Со временем стало складываться впечатление, что запись в дневнике ребёнка о

вызове родителей в школу означает лишь приглашение на очередную встречу для его «дяди». Глеб

посмеивался над этим, а острый на язык Артём просил своего второго папочку не отправлять

учительницу в декрет до его выпуска из начальной школы, чтобы было над кем издеваться. Антон

матерился, ерепенился, но, нацепив на лицо привычную улыбку, шёл в школу и сдержанно

выслушивал претензии, в очередной раз обещая, что примет меры.

Савкин повернул голову, услышав хлопок входной двери, за которым последовали шуршание в

коридоре и тихие шаги.

— Привет, — блондин опёрся плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди.

— Ты поздно, где был?

— Трахался.

— Ясно, — Глеб поднялся из кресла, потянулся и скинул пиджак. — Я разогрею ужин.

— Даже не спросишь, с кем? — Антон изогнул бровь, насмешливо глядя на шатена, проходящего

мимо него в сторону кухни.

— Нет, — пожав плечами, Савкин завернул на кухню и с шумом стал рыться в холодильнике, вытаскивая кастрюли и миски с салатами.

Поставив ужин на плиту, он стянул осточертевший галстук и бросил его на стул. Закатав рукава

белой рубашки и расстегнув пару пуговиц сверху, Глеб накрыл на стол и вернулся к плите, помешивая ароматную картошку, покрытую золотистой корочкой и заправленную мясным соусом.

— Мелкий, всё готово! — крикнув, он наполнил тарелки и сел за стол, не начиная ужинать в

одиночестве.

Блондин появился через пару минут, уже успев переодеться в потёртые старые джинсы и вытянутую

серую футболку.

— И чего так орать?

— Думал, ты не услышишь, — Савкин уставился в свою тарелку. — Приятного аппетита.

— И ты не подавись, — плюхнувшись на стул, Антон злобно сверкнул глазами и сжал вилку в

пальцах.

— Угу, — равнодушный кивок головы, и шатен неспешно ест, не поднимая взгляда от стола.

— Бесишь! — звон разбивающегося стекла заставил Глеба посмотреть на разъярённого парня, вскочившего с места и швырнувшего на пол вслед за тарелкой стакан с соком.

Савкин молча встал, достал из-под раковины веник с совком и, подойдя к взбешённому блондину, стал сметать осколки вместе с образовавшейся гущей мерзкого цвета.

Выбросив в ведро то, что должно было стать ужином, он вытер пол тряпкой, вымыл руки и вернулся

за стол, продолжив спокойно есть.

Антон выхватил почти опустевшую тарелку у него из-под носа и с силой швырнул в стену над

плитой:

— Я с тобой разговариваю!

— Истеричка, — Глеб выпрямился, взял висящий на спинке стула галстук и пошёл к двери, бросив

напоследок: — Спасибо, что избавил меня от мытья посуды.

— Тварь! — блондин кинул ему в спину кухонное полотенце.

— Убери за собой.

Не слушая больше гневные вопли и брань, он зашёл в ванную, скинул одежду и с наслаждением

встал под душ, расслабляясь и смывая с себя дневную усталость.

Пятнадцать минут под тёплыми струями привели его в норму и даже взбодрили.

Завязав полотенце на поясе, Савкин вышел в коридор и столкнулся с Антоном, сжавшим губы в

тонкую нить и сузившим глаза.

— Мы не закончили! — блондин скрипнул зубами.

— Мы и не начинали, — обойдя его, Глеб прошёл в спальню и остановился возле шкафа, ища

свежее бельё.

— Мать твою, как же меня бесит твоё равнодушие ко всему! — ураган влетел в комнату, сметая на

пути ни в чём не повинный стул и мягкий пуфик.

— У нас одна мать, поэтому будь осторожнее со словами, — шатен даже не обернулся.

— Если тебе настолько насрать на меня, может, просто разойдёмся?

— Мелкий! — Савкин сжал кулаки и резко выдохнул: — Не говори того, о чём будешь жалеть.

— А с чего я должен жалеть? Знаешь, эта девочка отменно сосёт и готовит так, что твои помои и

рядом не стояли! — рявкнув, Антон приблизился и рывком развернул к себе Глеба.

— Рад за тебя, — сбросив с плеча чужую руку, шатен оттолкнул парня и, подойдя к кровати, скинул

полотенце, садясь на край и натягивая чёрные боксеры.

— Нашёл замену, поэтому так спокоен? — блондин встал напротив него. — Я давно подозревал…

Кто это? Смазливый курьер или новый работник в одном из твоих сервисов? Может, тот молокосос, что в прошлый раз менял колесо на твоей тачке?

— Что ты несёшь, а? — Савкин устало покачал головой.

— А может, ты на баб переключился и трахаешь свою секретаршу? Я видел, как у неё слюни по

сиськам стекают при взгляде на тебя!

— Мелкий, прекрати.

— Почему это? Я хочу знать, кого ты пялишь, кроме меня!

— Заебал! — процедив сквозь зубы, Глеб дёрнул Антона за руку и повалил на кровать, нависнув над

ним. — Ты успокоишься или нет? Чего ты хочешь? Как я должен реагировать? Тебе нужно

повторение того раза?

Блондин сглотнул, вспоминая, как пару лет назад напился на встрече одноклассников и

непозволительно жарко попрощался на выходе из ресторана с Катей Остроумовой совсем не

дружеским поцелуем, свидетелем которого и стал Савкин, приехавший забрать пьяную тушку домой.

Тогда шатен даже виду не подал, изобразив перед девушкой уже привычную роль родственника, молча отвёз парня домой, побросал в сумку необходимые вещи и ушёл, зарядив напоследок кулаком

в челюсть.

Две недели молчания и неизвестности, ставшие адом для Антона. Он звонил, искал, но не мог

ничего добиться, потому что даже Михаил разводил руки, не зная, куда делся его сын, появляющийся лишь в срочном порядке на работе и снова исчезающий непонятно где. К счастью, Артём тогда был у бабушки с дедом и не видел того, что творилось дома.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.