Континент отрезан. Пестрые рассказы

Аллен Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Континент отрезан. Пестрые рассказы (Аллен Ирина)* * *

1. Континент отрезан

«Над проливом туман – континент отрезан», – так шутят на острове. Гордый остров, который не хочет быть Европой. Для всех – Ла Манш, а для них – English Channel. На этом острове я живу уже десять лет. Обитаю. Обываю. Как, однако, прошлый век испоганил это простое и понятное русское слово и его производные. А всего-то: обыватели – «горожане, посадскiе, слобожане, жители местечка, пригорода и прочие. Сельскiе обыватели, поселяне». (Толковый словарь живаго великорускаго языка Владимiра Даля, 1881 г.)

Сменив несколько мест, «обываю я теперя» – о Даль! – в Бромли, что на юге Большого Лондона, напротив Дома престарелых священников – чуть-чуть наискосок. Дом построен при Стюартах в 1666 году для вдов и детей священников, казненных в кровавой гражданской войне. В Лондоне – Великий пожар, а у нас – дом построили! Дом по-прежнему красив, обнесен высокой кирпичной стеной, и живут в нем, как и раньше, родственники священников и они сами, пенсионеры, – удивительно доброжелательные люди, никогда не запирающие тяжелых кованых ворот своей усадьбы. Обывают. На радость себе и людям. Отработали свое.

Мы – обыватели из горожан. Давным-давно, когда даже Сити был окружен полями и охотничьими угодьями, Бромли уже был рыночным городом (статус), резиденцией архиепископа Рочестерского (почет и уважение), а еще раньше – Кент тогда именовался королевством – здесь обнаружили целебный источник, и потянулись сюда толпы паломников (ощутимый доход в городскую казну). Строили много, да, жаль, мало что сохранилось. Наш «престарелый» дом – сейчас самый старый.

Я узнала этот городок. Правда, не сразу. Переходила как-то неширокую улицу и неожиданно для самой себя (и к ужасу водителей!) остановилась как вкопанная посередине: вдруг поняла, что все это я уже давным-давно видела и, главное, – чувствовала то же тепло и радость душевную. Дорогу я все-таки перешла. Жертв не было. Моя память – совсем не к месту! – выдала мне то, что приснилось лет, этак, двадцать пять назад: я перехожу дорогу в каком-то незнакомом городке с краснокирпичными двух-, трехэтажными домами – мне хорошо. Сон тогда, в не очень счастливый период моей жизни, помог, я проснулась с улыбкой, а позже все забыла. Вещий сон? Вы смеетесь?! И я, женщина, в голове которой опилки из «научного», тоже посмеялась бы, но…

Итак, «Вставайте, М., рассвет уже полощется!» [1] – это теперь не ко мне. Тот кусок жизни с ранними вставаниями – отрезан. Пудовый бронежилет с начертанными на нем женской кровью словами «работаю, как вол, верчусь, как белка в колесе, времени нет – отстаньте от меня все!» – его носят под своими блузочками и пиджачками женщины всех развитых стран мира – мне теперь без надобности! Вот так взяла – и выбросила.

Кто-то скажет: «Пора, женщина, пенсионерка ведь, небось?» а я не соглашусь: «Это в России я уже пенсионерка, а здесь еще нет». Гуманное правительство консерваторов так же, как до него не менее гуманное правительство лейбористов, идя навстречу пожеланиям трудящихся женщин (может быть, таких пожеланий и не было, я не совсем в курсе), собирается продлить их молодость на рабочих местах и сравнять ее с молодостью мужчин там же. Старение до шестидесяти пяти лет – отменяется!

Я еще – ого-го! Захочу – пойду на курсы гидов по Лондону и окрестностям (принимают до шестидесяти трех лет!). Захочу… а вот не хочу! Расхотела!

2. Кое-что о нем

«Он» – это мой муж-англичанин. С англичанином мы вместе уже восемь лет. Есть, что рассказать. Накопилось. Все скажу! Только вот как начать? А начну я, пожалуй, как привыкла: разграфлю и пронумерую. Или мало я за свою жизнь планов-отчетов понасоставляла?!

Итак.

Раздел I. Чем мне нравится мой муж-англичанин.

1. Говорит, что я единственная, особенная, что во мне есть что-то нездешнее. Приятно.

2. Любит свою страну, гордится ее прошлым, но об этом не болтает. Уважаю. Устала от орущих, бьющих себя кулаками в грудь лжепатриотов земли российской.

3. Любит свою маму, заботливый. Есть надежда, что и обо мне будет заботиться, если что.

4. Есть в жизни серьезный интерес, никак не связанный с его профессией химика, – авиация. Покупает все об авиации – книги, модели самолетов, CD, DVD и прочее. Как-то спокойно за семью, когда у мужа именно такой интерес.

5. Высмеивает феминизм и феминисток. Здравомыслящий человек!

6. Слова «устал, как черт» произносит с радостью. Никогда не жалуется на коллег и начальников. Всегда в хорошем настроении.

7. Экономный. На себя лишнего не потратит. Стрижка – только у barbers (цирюльники по-нашему), в салон не затащишь. Серьезно относится к бюджету семьи.

8. Не любит дома срезанных цветов. Вместо этого водит меня в парк смотреть на настоящие. Со мной с самого детства никто за ручку в парке не гулял.

9. Любит наводить чистоту на кухне в мое отсутствие. Помощник!

10. Не носит халата. Терпеть не могу мужчин в халатах – есть в этом что-то подозрительное… немужское.

11. Малопьющий. Любит шерри. Бутылка водки из Москвы, наполовину только и пустая, целый год в холодильнике стоит. Повезло.

12. Удивительно непритязателен в еде. Ест, что ни приготовлю. А если ничего не приготовлю, то и кружкой чая обойдется. Нальешь ему одну – и весь вечер свободна. Очень облегчает нелегкий женский труд.

13. Никогда не жалуется на плохую погоду. Любит подолгу гулять в дождь. Ну прямо, как Шерлок Холмс.

14. Несколько раз в день повторяет: «Relax» (расслабься), «Don’t worry» (не волнуйся). Очень поднимает настроение.

15. И об интимном… Я не хвастаюсь, но дело свое мужское он знает хорошо!

…Что-то я его чересчур расхвалила. Перейду теперь к негативу.

Раздел II. Чем мне не нравится мой муж-англичанин.

1. Говорит, что я единственная, особенная, что во мне есть что-то нездешнее. Несколько раз уже повторил, что еще недавно ему бы и в страшном сне не приснилось, что он женат на русской. Нахал.

2. Любит свою страну, гордится ее прошлым. Ну а к чему тогда ирония? Почему постоянно критикует правительство?! Рождественскую речь королевы из-за него пропустили. «God, Save the Queen» («Бог, храни королеву») со мной не поет.

3. Любит свою маму, заботливый. Как отпуск или отгулов наберет, так вместо того, чтобы комфортно на поезде – всего-то два часа! – в Париж, тащит меня к ней в Девон – семь часов в машине трястись, а меня укачивает.

4. Есть в жизни серьезный интерес – авиация. Покупает все об авиации – книги, модели, CD, DVD и прочее. Со всех полок и шкафов эти модели падают… а пылища! Авиашоу смотреть начнет – шум, хоть из дому беги! Подозреваю, что и стоит все это недешево.

5. Высмеивает феминизм и феминисток. А чтобы руку подать, когда я из поезда или автобуса выхожу, – так его нет: у нас, говорит, давно уже равноправие мужчины и женщины. Лицемер.

6. Слова «устал, как черт» произносит с радостью. Но ведь фальшиво это! Почему родной-то жене не поплакаться?! Терпеть не могу неискренность!

7. Экономный. На себя лишнего не потратит. Стрижка – только у barbers (цирюльники по-нашему), в салон не затащишь. А цирюльник так обкорнает – стыдно потом с ним в люди выйти. Похож на старого солдата сверхсрочной службы.

8. Не любит дома срезанных цветов. Вместо этого водит меня в парк смотреть на настоящие. Ни цветочка даже к 8 Марта! Жмот.

9. Любит наводить чистоту на кухне в мое отсутствие. Вернешься из Москвы, кухня как операционная: чисто и пусто. Неделю потом ищешь, куда все кастрюли спрятал. Это что – намек, что я неаккуратная? Или принимал он тут кого, когда один был?!

10. Не носит халата. Ну да, после ванны натянет слаксы с рубашкой на мокрое тело и на кожаный диван – плюх!

11. Малопьющий. Любит шерри. Его сейчас пьют только английские бабульки. Гадость сладкая… Водку пить не умеет: он ее «сипает» (sip – пить маленькими глотками) – пригубит и поставит… одной маленькой рюмки на весь вечер хватает. Перед московскими друзьями стыдно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.