Гном Тарпан ибн Хоттаб

Вовк Ярослав Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Гном Хоттаб

— Это меня под суд?! — Старик взъерепенился не на шутку. — Меня?! Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба? Да знает ли он, этот презреннейший из пешеходов, кто я такой?!

***

Гном Хоттаб, к своему двухсотлетию, отличался еще завидным здоровьем и памятью. Но время шло, и друзья потихоньку покидали его. Кто умер от старости, некоторым жизнь наскучила, и они как полагается, сели в свои лодки и уплыли за море, откуда ни кто и никогда еще не возвращался. Жена его погибла лет десять назад, когда к ним в подгорье прорвался пещерный тролль. Дети давно выросли и имели свои семьи. В заботах о них, они практически забыли про старика, так, что если он уйдет, то и не заметят наверно. Кузницу он передал своему старшему сыну в прошлом году, когда принял это решение.

Сейчас он стоял перед изображением бога и покровителя всех гномов Тара, моля его, чтобы последнее его приключение было веселым и нескучным. По окончанию молитвы, он возложил золотое кольцо с сапфиром на жертвенник, которое когда-то сделал сам для своей жены, но так и не успел подарить. Кольцо неожиданно расплылось в очертаниях, изображение его мигнуло и оно… исчезло. Впервые Тар принял подношение Хоттаба, это настолько его поразило, что он забыл, зачем сюда пришел. Придя в себя, он поклонился высеченной из камня скульптуре, и отправился к месту, где была спрятано его лодка, размышляя по дороге, что принесет это путешествие.

Тропинка, по которой он спускался к морю, была уже не раз им хожена, и он передвигал ноги автоматически, обдумывая, все ли он взял. Тропинка обрывалась возле скалистого берега моря, открывая вид на него. Море сегодня немного, штормило, волны разбивались об камни с неистовством солдат, штурмующих осажденный замок. Взяв немного левее, гном легко пошел вдоль берега, ловко огибая разбросанные валуны. Дойдя до знакомой расщелины в скале, он вытащил оттуда лодку, закинул туда мешок с провизией и свой боевой топор, и с легкостью молодого юноши запрыгнул в нее. Оттолкнувшись от берега, он замахал веслами, пытаясь настроиться в такт набегавших волн. Берег постепенно удалялся и на минуту Хоттаб остановился, чтобы поставить парус и мысленно попрощаться со своими детьми, глаза его старались навсегда запечатлеть образ гор, в которых он провел свою жизнь.

Шум позади него, отвлек его взгляд и заставил его испугаться не на шутку. К лодке, приближался огромный смерч, уходя своим черным раструбом высоко в небо. Хоттаб в страхе вцепился руками за борта лодки, которая все больше набирая ход, скользила вокруг смерча, потом оторвалась от воды и начала подниматься ввысь, дико вращаясь вокруг своей оси. Руки старого гнома начали отрываться от борта, и в судорожном движении он успел подхватить свой топор, когда его вышвырнуло из лодки. Его закружило в потоке смерча, легкие забились. В последние мгновения перед глазами замелькали звезды, и последняя мысль пробежала в его голове, прежде чем тьма накрыла его, - бог сыграл с ним злую шутку, и его путешествие было действительно не скучным, но и недолгим…

***

Сержант милиции Михаил Градов, держась за руль старого служебного автомобиля, посмотрел на часы. До конца дежурства, оставалось еще сорок минут. Его напарник старшина Жилин, достал из пакета очередной бутерброд и впился зубами в него. Отрывая от него куски, он, практически не жуя их, заглатывал. Михаил поморщился, он всегда недолюбливал своего напарника, и его многочисленные бутерброды вызывали в нем раздражение. Он представил себе, как вернется домой, залезет в теплую ванну, примет чашечку кофе, супруга накормит его вкусным ужином, и потом он обнимет ее, так вкусно пахнущую земляникой…

- Поехали, - оторвал от мечтаний сухой голос старшины, - нам надо еще городскую свалку объехать.

Михаил тяжело вздохнул, заводя машину. На улице вечерело, и он включил фары.

Подъезжая к городской свалке, на небе блеснула молния, гром раскатисто бабахнул, так что заложило уши. Сержант от неожиданности резко нажал на тормоз, машина пошла юзом и остановилась недалеко от огромных куч мусора, освещая их фарами. А потом, начало твориться, что-то невообразимое. Сначала в свете фар начали разбегаться бомжи, словно тараканы на свету, при этом издавая дикие вопли страха, за ними в свете тех же фар, показался бородатый карлик, который жутко вращал над своей головой огромный топор. Он с рычанием подскочил к машине и с разбегу рубанул по капоту. Металл жалобно скрипнул и распался на части, обнажая при этом мотор автомобиля. Карлик, заметив их внутри, издал воинствующий крик, так, что у Михаила начали подниматься волосы на голове, и запрыгнув на мотор начал остервенело наносить удары по крыше. У него от страха отнялись ноги, и он почувствовал, что в штанах стало мокро. С диким ужасом он наблюдал, как лезвие, разрубая металл крыши машины, мелькает у него над головой. Карлик, наконец, вырубил дырку в крыше, и его лицо искаженное злобой посмотрело на него сверху. Он протянул руку, и схвативши его за шиворот потащил вверх. Михаил, вцепившись руками в руль, пытался, как то этому противостоять, но этот бородатый тип, обладал чудовищной силой, он рванул так, что Михаил вылетел в прорубленный проем вместе с рулем и был отброшен от машины словно пушинка. Он с земли наблюдал, как та же процедура была проделана со старшиной. Только тот пытался отчаянно визжать, но очередной бутерброд мешал ему это делать. Старшина судорожно глотнул сразу его целиком, и подавившись покатился по земле. Карлик спрыгнул с капота, подошел к ним. Вытерев пот со лба, он угрожающе посмотрел на них, - хоть бы спасибо сказали, - и исчез в темноте надвигающейся ночи.

Михаил сидел на земле, его колотил озноб отходящего адреналина, руки привычно сжимали руль, ставшим родным и близким, и думал, что права была жена, что уговаривала его уволиться и идти к дядьке в магазин.

***

Волька Костыльков был мечтательным парнем двенадцати лет от роду. Все свое свободное время, он проводил в компьютерной игре «Властелины колец», мало заботясь об учебе. Сегодня приехал отец с командировки с Тюмени, и проверил дневник. Первая страница, которую он открыл, пестрела тремя двойками по математике, русскому языку и истории, и стояло… 12 баллов по пению.

С криком, - он еще и поет, - отец начал расстегивать ремень на штанах, а Волька рванул в панике, спасая свое мягкое место. Сейчас он спрятался на втором этаже гаража, стоявшего на их дворе. Нужно было пересидеть часик, чтобы отец успокоился, и тогда можно вернуться домой. Чтобы как-то убить время, представил себе, сейчас появиться волшебник на голубом вертолете или, в крайнем случае, джинн и он загадает одно желание. Нет лучше три желания. Волька начал перебирать все, что он хотел, и получалось, необходимо просить мага о пяти вещах. Тут у него родились сомнения, будет ли маг выполнять его пять просьб, о таком он не слышал. Нет, конечно, была сказка «По щучьему велению», но в говорящих щук он точно не верил.

Неожиданно на пол упала бутылка с под шампанского. Исторгая дым из себя, она покатилась в его сторону. Дым, постепенно заполнял комнату, Волька прижавшись к стене, судорожно проглотил скопившуюся слюну и мысленно гадал про себя, - джинн это или не джинн, а если джинн, то почему сидит в бутылке с под шампанского? Может это современный джинн?

Дым немного рассеялся и он увидел…

***

Хоттаб сидел в огромной куче мусора и перебирал его. Конечно, когда он очнулся здесь, то первым делом проверил присутствие боевого топора, и даже рюкзак был за плечами, хотя и не помнил, когда он его одел. Потом он осмотрелся. Гном сразу понял, что находится не в своем мире, в его мире просто не было столько мусора, которому как казалось, не было конца и краю. Сейчас он его рассматривал и думал, что живущие здесь жители очень расточительны. Вот, допустим, взять осколок зеркала с ладонь величиной, в его мире он бы стоил не меньше сотни золотых. А вот эта тарелка, явно изготовлена из мифрила, и могла владельцу принести большое состояние.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.