Нейронная пыль

Андреева Марина Анатольевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нейронная пыль (Андреева Марина)

Нейронная пыль.

Вой серены, вырвал сознание из неимоверно красочного сна, вернув в унылую реальность. Голова раскалывается, тело пробивает озноб, ещё и желудок сжимают голодные спазмы. Собственно, всё, почти как всегда.

Скинув тоненькое прохудившееся одеяло, слез с топчана и принялся активно размахивать руками в попытке согреться. За окном середина октября, квартира уже успела насквозь промёрзнуть. Поговаривают, что у богатеев в Центральных районах, тех, что за стеной, мол, есть у них какое-то отопление. Якобы там, даже в самые суровые морозы в домах тепло. Только никто в это не верит, считая очередной сказкой о счастливой жизни, такой же вымышленной, как и байки о некогда якобы существовавшей возможности свободного перемещения по всему миру, и сытом прошлом.

О тех местах, вообще-то, многое рассказывают, да только всё это фантазия. Никто отсюда туда попасть не может. А если кому и удавалось, то неужели, будучи в здравом уме они бы вернулись, будь там на самом деле так уж хорошо?

Ведь там, если верить россказням, люди якобы питаются настоящей едой, а не энергетическими таблетками. Да ещё и каждый день! И это при том, что здесь не каждому за всю свою жизнь, ту еду попробовать удаётся. Типа у них дети, женщины и старики не работают! Ага, а кормятся-то они, чем интересно? Ещё и деток в пробирках делают, и они все здоровенькие, не то, что у нас. И, мол, там живут аж до семидесяти, а то и до ста лет! Хотя у нас в сорок начинают быстро чахнуть и умирают за считанные месяцы.

Спасибо маме, неведомо откуда чтению обученной, и меня к этому делу с малолетства пристрастила. И при моей любви к книгам, я, конечно же, многое читал, вот только как определить: где – правда, а где вымысел?

Повторный вой серены, известил о необходимости срочно явиться в ближайший пункт сбора.

– На, – так и оставшаяся в постели мать, протянула ко мне сухонькую истощённую руку. В её ладошке, словно издевательство над нашим блёклым серым миром, ярким розовым пятном выделялась таблетка энергетика. – Ты молодой, тебе жить и жить…

– А как же ты? – заколебался я, понимая, что ей не хватит сил принять участие в работах, а за прогул… она как минимум не получит следующую порцию энергетика.

– Со мной всё хорошо будет, сынок, – отводя взгляд, шепчет. – А ты беги, беги, мой хороший.

Наверное, не стоило так поступать. Но я поверил ей, или будет честнее признать: мне было удобно сделать вид, что верю? Ведь я почти два дня уже тяну на остатках энергии. В общем, проглотив таблетку, завязал волосы в тугой хвост, натянул жутко вонючий, но зато непромокаемый рабочий комбинезон и побежал на работу.

– Движение – это жизнь! – под дробный ритм каких-то инструментов, раз за разом, повторял из развешенных на улицах динамиков, чей-то раздражающе бодрый голос.

Эти слова были актуальны. Здесь выживали лишь те, кто был в силах бегать и работать кулаками в очередях за энергетиками. Остальные замерзали и умирали от голода прямо на улицах. Ну и, конечно же, хорошо жилось присоединившимся к бандам. Они первыми получали свои пайки, и без проблем отбирали их у таких как я – одиночек.

Я ни в какие группировки не вступал. Меня коробило от одной лишь мысли, что из-за отнятой мною таблетки, кто-то возможно умрёт. Окружающим такие взгляды казались странными. Несмотря на то, что я родился и вырос в этом районе, но всё равно был чужаком, белой вороной, как говорят.

Во время работ, а весь наш район бессменно трудился на сортировке мусора, я вечно выискивал книги по информационным технологиям и программированию, ну а за очередные запчасти от компов, готов был отдать трёхсуточную дозу энергетика. Отчего частенько приходилось голодать.

Зато у меня дома имелась величайшая невидаль: компьютер! И пусть на мониторе некоторые пикселы выгорели, но я мог осваивать что-то новое, ради интереса взламывая коды имеющегося программного обеспечения. Порой я писал какие-то программки, изредка мне даже заказы делали, оттуда, из-за стены. И платили настоящими кредитами! Которые здесь, собственно, тратить было негде.

Так в размышлениях подбегая к пункту сбора, провожу рукой с чипом над сканером и вхожу в портал. Не знаю, кажется мне так или действительно, но после зловония улиц, где из-за сбрасываемых в люки полуразложившихся трупов и выходящей наружу канализации, на свалке непередаваемо чистый и даже какой-то вкусный воздух. Поговаривают, что свалка эта где-то за чертой города находится, да только правда ли это? Из-за высоких стен ничего не разглядеть же.

Хмурое небо низко нависает над головой, грозя в любой миг разразиться мокрым снегом. Откуда-то доносится трель птичьей песни. Эх… Говорят, они вкусные – птицы эти. Попробовать бы.

Бегаю, таскаю пластик в один мешок, бумагу в другой, резину в третий и так далее. Какая-то книжка выскальзывает из рук и, приоткрывшись, падает на кучу мусора под ногами. Взгляд цепляется за заткнутый под обложку предмет. Я оцепенел. Резко закрыв книгу ногой, осторожно, из-под капюшона окинул взглядом округу. Вроде никто ничего не заметил. Поднимаю драгоценную находку, запихиваю под комбинезон. И только сейчас понимаю, что всё это время не дышал.

На подходе к порталу, в прямом смысле слова – трясся от страха. Кто знает, вдруг сканеры мою находку не пропустят? И что мне за её присвоение будет? Передвигался я, в итоге, затаив дыхание. Пронесло.

В очереди за питательными таблетками оказался одним из первых, посему толкаться в толпе и нервничать, чтобы никто не обокрал, не пришлось. Очутившись дома, достал из-за пазухи книгу и с затаённой надеждой достал находки. Их оказалось – две. Но полезность обоих ещё надо было выяснить.

Одной являлась виданная мной как-то раз карта-пропуск на территорию Центрального района. Насколько я слышал, они не именные, что хорошо, но ограничены во времени. Вероятность того, что она действительна – не велика. Повертел, покрутил пластиковую карточку, не без труда отыскал среди многочисленных ровненьких рядков цифровых данных заветные цифры: «21.10.2159».

Как только не запрыгал по комнате от счастья – не знаю. Срок истекал через три дня! Не считая сегодняшнего. Да сейчас уже и поздно куда-то рыпаться. То есть у меня есть целых три дня, чтобы наведаться в сказочный центральный район! Ну а там и решить, хочу ли возвращаться? С трудом верилось, что где-то может быть лучше. Здесь, как ни крути, хоть крыша над головой есть, а там что? Да, и маму одну оставлять совсем не хочется.

Спрятав пропуск в потайной кармашек куртки, включаю комп. Прогрузка системы завершилась в доли секунды, и я с замиранием сердца вставляю тонкую пластинку электронного носителя в спец-порт. Что там будет? Какая-нибудь база данных, фильмы или что-то типа электронных книг?

Информации было не просто много, а ОЧЕНЬ много! Обнаружилась куча файлов самых разнообразных типов: текстовые, видео, аудио. И ещё какие-то непонятные самоустанавливающиеся программы. Последнее насторожило. Не дай бог вирус поймаю, и комп полетит… Неизвестно, когда нужные запчасти в следующий раз подвернутся? Ведь не под каждое железо имеющаяся у меня операционка подходит, а без неё комп – это обычная груда металлолома.

Запустил диагностику. На первый взгляд изменений в системе не произошло. А там кто знает? Может пойманный вирус – как мина замедленного действия.

Со стороны маминой кровати послышался надрывный хрипловатый кашель. Подойдя к ней, заметил синеватое пятнышко в уголке губ. Вздохнув, вытер. В последнее время она частенько меняла свой энергетический паёк на странного вида коренья, называемые – «Синявка». Считалось, что эти корешки дают силу, здоровье и даже омолаживают, но глядя на мать я в это не особо-то верил.

– Бросала б ты эту дрянь жевать, – вздыхаю, подтыкая прохудившееся одеяло под хрупкое истощённое тело ещё недавно буквально пышущей здоровьем женщины. – Вот, лучше это съешь, – достаю из кармана ярко розовую пастилку заработанного сегодня энергетика.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.