125 rus

Ефименко Анна Олеговна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
125 rus (Ефименко Анна)

Ефименко А.О.

125 RUS

МОСКВА 2010

УДК 82

ББК 84

Ефименко А.О.

«125 RUS», - М.: ООО «РусНеруд», 2010.
- 194 с.

ISBN 978-5-411-00104-4

УДК 82

ББК 84

ISBN 978-5-411-00104-4

Иллюстрации Тетки Аиды

Содержание

Пролог

Часть 1

«А» – Аэропорт

«Б» – Багульник

«В» – Владивосток

«Г» – Географические названия

«Д» - Де-Фриз

«Е» - Емар

«Ж» – Женьшень

«З» - Зеленый угол

«И» - Икра

Часть 2

«К» – Китай

«Л» - Ли-Фудзин

«М» - Маньчжур

«Н» – Невельской

«О» - Океан

«П» - Подводная лодка

«Р» - Русский остров

«С» - Сопки

«Т» - Тайга

Часть 3

«У» - Уголь

«Ф» - Фуникулер

«Х» - Хасан

«Ц» - Циклоны

«Ч» - Черепаха Бохайского царства

«Ш» - Шамора

«Э» - Эгершельд

«Ю» - Юл Бриннер

«Я» - Япония

«Я, как волна, что

Ветер несет на скалы,

Даже краткие

Воспоминания о

Ней разбиваются в пыль.»

(Минамото-но Сигэюки, I в. н.э.)

Пролог

Есть ли преимущество у человека, чей голос, четкий и поставленный, может временами

при необходимости уподобляться раскатам грома, перед человеком немым (но не

глухим)? Конечно же, есть, и преимущество это очень весомо. К такому выводу я то и

дело приходил в течение своей не очень длинной, и не весьма богатой на происшествия

жизни, и случай, положивший начало описываемым в этой книге событиям, лишнее тому

подтверждение.

Возвратившись с прогулки (в теплое время года я люблю совершать вместе с Мариной

ежевечерний моцион в сквере, да и кто же этого не любит), я застал батюшку своего в

легком подпитии и тяжелой разговорчивости. Неудивительно, что подобное сочетание

зачастую выливается в ожесточенную полемику, ругань и обострение давно затертых и

затоптанных временем конфликтов. В нашем случае спор обычно достаточно быстро

выдыхался, так как отец, направляя всю энергию свою в вербальный аппарат, брызгал

слюной, острил, язвил и придумывал новые виртуозные обличения, а я, в свою очередь, в

зависимости от ситуации качал-кивал головой и бурно жестикулировал. Не получив от

меня ответной агрессии, которая была бы лишь зеркалом его агрессии, но озвученная

мною, батюшка дергал плечами, сплевывал «тьфу на тебя» и уходил на кухню, где

полночи пил вино и читал книги. Поутру я нередко находил его спящим на форзацах

Дэвида Чандлера или Горация Вернета, с пустой бутылкой Шардоне рядом.

В такие дни я брал ключи от его машины и ехал с Мариной на карьер или куда-нибудь

еще выше, на озера. Там мы разводили костры и прыгали через них, размахивая руками,

ощущая в эти моменты что-то сродни языческому экстазу. Я привозил с собой

отксерокопированные листы с отрывками моих любимых поэтических произведений,

чтобы Марина их декламировала. Она тысячу раз читала мне «Евгения Онегина» и

«Чайльд Гарольда». Мне всегда был очень близок этот образ романтического героя,

разочарованного и одинокого, покидающего родные края и отправляющегося вдаль,

навстречу новым неизведанным горизонтам, куда-нибудь на восток, в экзотические

страны. Марина называла это незавершившейся фазой юношеского максимализма. По

большому счету, я был с ней согласен, потому что возраст и ход жизни медленно, но

верно стачивали весь шипованный нигилизм отважных юных протестующих, обкатывали

острые углы их характеров, не оставляя не то что возможности, но даже желания гнуть

свою и доселе гнутую-кривую линию. Тем не менее, я всегда искренне восторгался

людьми, в которых жила идея… Равно как и музыкой, и другими видами искусства –

честными, имеющими свой вектор и свою цель. Меня прямо-таки завораживали хиппи,

приковывающие себя цепями к Пентагону в знак протеста против войны во Вьетнаме (вы

только вслушайтесь: «протеста против…» - да эти два слова сами за себя уже все говорят),

или французские студенты в 1968 году. К сожалению, о большинстве таких примеров я

узнал из печатных изданий, хроник или же по телевидению, самому воочию наблюдать

подобное не приходилось. Однако, сам я в глубине души всегда надеялся когда-нибудь

если и не стоять на баррикадах, то хотя бы поднять воротник, грозно сдвинув брови,

развернуться и, прихрамывая как сами знаете кто, уйти откуда-то куда-то навсегда.

Шанс совершить такое действие и выпал мне тем злополучным вечером, когда в

разгаре очередной жаркой ссоры папаша, глядя на меня испепеляющим взглядом, вдруг

изрек: «Завтра чтобы духу твоего здесь не было! Аякс, в ночь я тебя, конечно же, не

выгоню, но завтра иди куда хочешь». Окинув взглядом комнату, население и уют которой

составляли стеллаж с компакт-дисками, кактусы в горшках и ненавидящий меня отец, я

получил на свою голову озарение, достойное бульварных романов: больше тут делать

нечего. По крайней мере, мне. Как пелось в рекламе из моего детства: «Такая маза в жизни

бывает только раз».

Я сложил в бумажник кучку кредиток разного баланса на счету и пачку купюр,

откладываемых на личное авто и наше с Мариной совместное жилье в перспективе, после

чего приступил к собиранию чемодана. Батюшка, глядя на это, хмыкнул, поставил в

проигрыватель диск Стинга и с выражением крайнего пренебрежения удалился на кухню.

Провозившись добрые полчаса со сломанной молнией у чемодана, я получил на свою

голову второе озарение, достойное на этот раз не дешевой беллетристики, а комедийного

фильма. Половина моей одежды (лучшая половина, заметим) во время нашей с отцом

перепалки крутилась и вертелась в барабане стиральной машины, и сейчас была в не

совсем пригодном к складыванию сухом состоянии. Вот тогда я уже начал злиться.

Покидав мокрые вещи вперемешку с нормальными, не забыв про заветные пластинки,

страницы из книг, переписанные от руки на долгую память, три блокнота (один – в

нагрудный карман, вместе с авторучкой), средства личной гигиены и две пары очков

(одни солнцезащитные, другие с диоптриями), я застегнул вредную молнию, резким

движениям поднял воротник плаща, окинул хладнокровным взглядом постылые покои и

отправился вон из этого дома.

На улице я едва успел выкурить сигарету, как меня тут же подобрало такси, что могло

только обрадовать, ибо я не надеялся на такую быструю работу в ночное время. Я уже

собрался было написать в блокноте адрес Марины, как что-то (в дальнейшем я называл

это Провидением) остановило мою руку. Кумир подростков, предлагающий выиграть

пейджер, продолжал заливать с голубых экранов где-то на задворках моего сознания:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.