Искусник Искусств. Дилогия

Миротворцев Павел Степанович

Серия: Искусник Искусств [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искусник Искусств. Дилогия (Миротворцев Павел)

Павел Степанович Миротворцев

Искусник Искусств. Дилогия

Мертвый Легион

Фигуры на доске

Два человека сидели в глубоких креслах в небольшой уютной комнате друг напротив друга. Между ними находился низенький столик с гнутыми ножками. На самом же столике расположилась шахматная доска с уже расставленными фигурами. Игра должна была вот-вот начаться, но пока что мужчина с пронзительно-голубыми глазами и коротко подстриженными седыми волосами задумчиво смотрел на соперника. Он словно изучал своего визави, и так происходило каждый раз на протяжении ста двадцати лет и постепенно стало своеобразным ритуалом. Другой же мужчина, привольно устроившись, как ни в чем не бывало маленькими глоточками потягивал самый дорогой кофе, который только можно было найти на всем белом свете. Он давно привык к этому ритуалу, считая его попросту бесполезным. Нынешнего противника он знал более полутора сотен лет, и на протяжении ста двадцати из них они каждый вечер приходили в эту комнату, играли в шахматы ровно одну партию, после чего, пожелав друг другу спокойной ночи, расходились в разные стороны дворца, хотя, после этого, никто так спать и не ложился. Суть же была в том, что мужчина считал изучение своего противника лишь пустой тратой времени. Ведь при сыгранных более сорока трех тысячах партий, голубоглазый не проиграл еще ни разу. Сегодня все закончится так же, как и всегда. Впрочем, подобные мысли не являлись смирением перед неизбежным поражением, скорее это была реальная оценка вещей, которая ничуть не мешала попыткам выиграть.

Голубоглазого знали как непревзойденного стратега; может, именно поэтому он в свое время отказался от титула Императора, и его до сих пор именуют просто Лордом - лордом Диксом, если быть совсем точным. Хоть Император знал Лорда свыше полутора столетий, он практически никогда не мог предсказать его следующий шаг. Дикс славился своей неординарностью, и именно поэтому его боялись абсолютно все. Держа в своих руках власть над самой могущественной структурой Империи, именующейся Теневые, или просто Тени, он мог позволить себе такую слабость, как партия в шахматы со старым другом, известным всем под личностью Императора. Примечательно, что в Лорде большинство людей совершенно не могли заподозрить столь влиятельную персону. Дикс выглядел на двадцать-двадцать пять лет, а вкупе с вечно растрепанными, когда отрастают, волосами и не сходящей с его лица улыбкой казался совсем юнцом. Но обманчивое представление заканчивалось, едва взгляд Лорда останавливался на его собеседнике. Пронзительно-голубые глаза, казалось, замораживали на месте, а их хозяин видел людей насквозь, знал о них все самое сокровенное. Улыбка на его лице была скорее снисходительной, нежели веселой, она создавала ощущение, будто человек знает нечто такое, о чем другие и не догадываются. Самое интересное заключалось в том, что это было абсолютной правдой. Лорд знал все. Своего рода хобби - знать все, и не просто знать, а уметь в нужный момент воспользоваться этим знанием во благо Империи или себе. В остальном этот человек казался вполне обычным: он имел средний рост вкупе с худощавым телосложением, волевой подбородок, тонкие, холодные губы, идеальной формы нос и светлые, едва заметные брови. Одет лорд Дикс был по обыкновению в шелковую белую рубашку, кожаные черные штаны, сапоги и черную бархатную накидку, которую он, войдя в комнату, как всегда, повесил на спинку кресла.

Его оппонент - Император - представлял собой полную противоположность. Массивен, если не сказать огромен. Его шелковая рубашка вздувалась от чрезмерно развитой мускулатуры, рост переваливал за сажень, черные, несмотря на возраст, как смоль, волосы аккуратно уложены и собраны на затылке в длинный хвост. Темные глаза излучали смертельную опасность, зрачков не было видно, его глаза были полностью черные, без белка. Кроме лорда Дикса, никто не мог выдержать подобный взгляд. Кожа у Императора, в отличие от Дикса - истинного, немного бледного аристократа, - была смуглой, лицо - непроницаемо спокойным, немного обветренным. Если первый походил на изнеженного сыночка, привыкшего, что все ему приносят на блюдечке, то второго можно было спутать с каким-нибудь особо опасным головорезом. Внешность зачастую обманчива. Лорд Дикс представлял собой куда большую опасность, нежели сам Император, но этим знанием обладали лишь трое, для остальных все представлялось с точностью до наоборот. Развеивать это застоявшееся мнение ни один, ни другой не пытался, а третьему, вернее, третьей и вовсе не было до этого дела.

- Что ты задумал? К чему все это? Ты хочешь изменить конечную цель игры?
- Император, наконец, допил свой кофе. Поставив чашку рядом с шахматной доской, он устремил взгляд на собеседника.

- Думаю, белые должны ходить первыми. Таков закон игры, - сказав эту фразу, никоим образом не отвечающую на заданные вопросы, лорд Дикс недовольно посмотрел на стоящую чашку: он не любил, когда рядом с шахматами находилось что-то постороннее. Повинуясь легкому взмаху пальцев правой руки, кофейная чашка взмыла в воздух, после чего Дикс резко сжал пальцы в кулак. Чашка, последовав жесту, беззвучно смялась, превратившись в небольшой комок фарфора. Последовал очередной взмах, и комок исчез в пламени камина, являющегося единственным источником света в комнате.

- Фигуры?
- не обратив ни малейшего внимания на произошедшее, вновь задал вопрос Император.

- Не хватает парочки пешек, но, думаю, с этим проблем не возникнет.
- Лорд Дикс с самым заинтересованным видом принялся разглядывать откуда-то взявшийся заусенец.

- Ты до сих пор считаешь, что надо начинать действовать?
- сильно нахмурившись, произнес Император.

- Да. Я так считаю. Империя разваливается на глазах, необходимый предел достигнут. Наши враги и так уже собирают армии, план должен полностью реализоваться за ближайшие пять лет, иначе можем потерять инициативу. Слишком долго мы жили хорошо. Народ зажирел, и из-за этого могут возникнуть лишние проблемы.

- Есть кто на примете? Кто будет недостающими пешками?

- Не беспокойся, скоро найду тех, кого нам надо… тем более, пешки в некоторых случаях становятся ферзями. Надо искать материал пластичный, тот, что можно будет в случае чего поднять на качественно новый уровень.

- Возраст?

- До ста, максимум до ста пятидесяти, - убежденно заявил лорд Дикс.

- Старички нам не нужны?
- улыбнувшись, задал очередной вопрос Император.

- Совсем не нужны. Среди них редко кто встречается с гибким мышлением.

- Хм… Это может стать интересной партией.

- Не может, а будет. При игре таких масштабов скучать не придется.

Некоторое время собеседники сидели молча. Лорд Дикс решал для себя чрезвычайно важный вопрос: подождать конца вечера и в своих апартаментах воспользоваться щипчиками или просто откусить этот проклятый заусенец? Наконец, он сделал свой выбор.

- Видели бы тебя настоящие аристократы, - тихо засмеявшись, произнес Император.

- Я к их числу не отношусь, - пробубнил лорд, пытаясь ухватить зубами заусенец.
- Они сами именуют меня лордом Диксом, я их не заставлял меня так звать.

- И как же им тогда тебя звать?
- Видимо, этот вопрос Императора очень сильно заинтересовал, он даже немного подался вперед.

- Почему бы просто не называть меня по имени? Они ведь не мои подчиненные, а я не такой сноб, чтобы трястись за свой титул. Дикс, вот и все.

В следующую секунду стража, стоящая за дверьми, невольно вздрогнула от сумасшедшего хохота, раздавшегося из-за двери. Сначала покосившись друг на друга, стражники взглянули на дверь, при этом мучительно раздумывая, стоит ли беспокоить высокопоставленных господ из-за столь странного смеха Императора? Наконец, один из них принял решение и, едва заметно покачав головой, вновь устремил свой немигающий взгляд в стену напротив. Его напарник повел себя точно так же. Лучше думать, что это был просто смех, смех и ничего более.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.