Просто wasy и Спартак

Меркин Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Спартак — это я,

Спартак — это мы,

Спартак — это лучшие люди страны!

От автора

Эта книга написана в жанре коротких рассказиков. Не ищите в них глубокого смысла, дорогие друзья, как и скрытого подтекста.

Почти всё это — один большой и сплошной глум.

Но есть и несколько по-настоящему трагических моментов.

То, что вы сейчас прочитаете, написано исключительно по памяти — никакими другими литературными и статистическими источниками автор не пользовался.

Для друзей и единомышленников — им посвящается.

Часть 1. Портвешок и чебуречки

Клуб Русакова

Родиться и жить в Сокольниках и не болеть за Спартак?

Это невозможно — вот и со мной случилось то же самое, рядом Ширяевка, манеж имени братьев Знаменских, клуб Русакова.

Хотя при чём тут клуб Русакова?

Ещё как при чём. В конце шестидесятых — начале семидесятых часть предсезонки спартачи частенько проводили в манеже Знаменских, а клуб примыкал почти вплотную. Тренеры Никита Палыч и Николай Алексеич полюбляли это место. Накачивали мышцы, благо они у ребят слегка податрофировались после зимнего зажигалова в кабаках и санаториях разгульного типа.

Идём мы как-то с друзьями тренировку посмотреть. А навстречу нам прямо из манежа в полураспахнутой дублёнке, с неизменной улыбкой на лице выходит защитник Спартака и сборной, где-то даже любимец публики в те годы, балагур и весельчак Коля Абрамов.

На резонный вопрос: «Почему не на тренировке?» — был не менее резонный ответ: «Хули я у этого мудака Гуляева не видел? Я лучше пойду в клуб пивка попью».

Многие кумиры детства заходили туда попить пивка. В местном буфете было дефицитное «Жигулёвское», около рубля за бутылку.

Для нас, пацанов, цена сверхграбительская…

Но мы с почтением смотрели, как Коля Абрамов, Васятка Калинов и другие официальные лица горнили пивко прямо из горла и смачно отрыгивали.

Эх, бутылки-бутылочки…

Сезон в Лужниках всегда открывался второго мая. А пиво в бутылках на стадио продавали до 74 года.

И не всегда в этот день играл Спартак. Если какие-нибудь мусора против хохлов или прочие «кони» с торпедчиками, то на просмотр матча забивался хуй.

«Наша главная задача — молотьба, бутылок сдача,

Хочешь быть передовым — сбор квадратно-гнездовым».

А где взять денег на футбол и около юному оболтусу со товарищи?

Идём, как всегда, по детскому билету.

Минимум по два чебурека на рыло на кругу парка «Сокольники» в «Чебуречной».

Как минимум по батлу портвешка на рыло там же.

Программка к матчу.

Бутерброд с сыром и пиво в перерыве.

Всего два рубля с гаком.

Спартак играл в Москве почти раз в неделю, да ещё и сборная СССР до кучи.

На игру ходили по два-три человека и работали на общак.

Заранее, в ближайшем овощном, доставали мешки из-под картошки. Вшивали в них шнур для перетяжки — и вперёд к победе социалистического труда!

Перво-наперво договаривались с мордатым буфетчиком на восточной трибуне. Хоть билеты были на Юг, но мы всегда перелезали на Восток.

Народу обычно тысяч под семьдесят. Из них подавляющее большинство пьяновастых «кузьмичей». И почти каждый выпивал за игру несколько бутылок пива.

Детина буфетчик давал строго по гривеннику за пустой пузырь. Он их принимал, не пересчитывая, и выдавал по «красненькой» за мешок.

В него каким-то мистическим образом влезало ровно сто бутылок.

Отдельной строкой проходило пиво «Московское» в маленьких грязно-тёмных бутылочках.

Было оно горькое, как моя жизнь.

Красномордые буфетчики, «с глазами, скошенными от постоянного вранья», давали за него от хуя уши — сплошные убытки для юных пионеров и по совместительству сдатчиков стеклотары в полупромышленных масштабах.

Но собрать тару на трибуне и в подтрибунном помещении было не самым главным делом.

Главное — это конкуренция со стороны здоровенных мужиков, находящихся в перманентном состоянии лёгкого алкогольного опьянения.

В хороший день, с риском получить в щщи от синюшных дядь-конкурентов или быть сданным в мусарню одутловатыми тётками-дружинницами, каждая сиська которых могла без напряга проломить мне черепушку, можно было заработать по чирику на брата.

А это значит, что почти всё лето и всю осень можно было ходить на Спартак Москва.

Летом предки отправляли в пионерский лагерь.

Пионерский лагерь (эссе)

Как хорошо летом в пионерском лагере.

Вкус первого поцелуя на губах и робкие попытки объяснения в любви.

И выпитый с друзьями втихаря портвейн будоражит кровь, а на танцах вечером тебе уже и море по колено и детины из первого отряда не кажутся такими здоровыми.

А вечером по телеку в пионерской комнате футбол в записи — Спартак против хохлов, но крик вожатого: «Второй отряд на выход!» — как болевой шок.

После отбоя украдкой стоишь у окна пионерской комнаты, чтобы узнать хотя бы счёт. Но ты отловлен бдительным дежурным и препровождён в отряд.

Рано утром, узнав о победе Спартака, ты весь переполнен радостной энергией. Пергидрольная повариха с огромной грудью и торчащими как дуло сосками кажется тебе ничуть не хуже, чем Светлана Светличная, а дежурство на кухне воспринимаешь со спокойным умиротворением.

Как хорошо, что есть Спартак Москва!

Дефлорация

Мне тогда 14 лет было. Предки, как всегда, сбагрили на все три смены в пионерский лагерь. И вот в разгар третьей смены, а как раз шёл период активного полового созревания, удалось дотереть с поварихой из столовки.

Было ей лет 25, и мне она казалась верхом совершенства.

Огромная жопа и сиськи, каждая размером с мою голову, — ну что ещё нужно прыщавому юнцу?

Предварительная разведка боем была неоднократно проведена на танцах. Не смущало и то, что её перманентно поёбывал лагерный физрук.

Шляпа дымила так, что аж футболка заворачивалась.

И вот долгожданный день 7 августа 71 года настал: вася готовится потерять невинность, а Спартак Москва играет Финал Кубка против СКА из Ростова-на-Дону.

На последней минуте Геша Логофет сравнивает счёт, а вася в истерическом припадке хуярит табуреткой из пионерской комнаты, где стоял телек, прямо через закрытое окно на улицу.

Шум, гам, битые стёкла и грандиозный скандал. Прямо под белы рученьки васю определяют под замок в подсобку второго отряда. И запирают на ключ решением Совета дружины.

Повариха прождала в условленном месте, вася был под замком, но она не знала и страшно обиделась.

Говорили, что фамилию «Логофет» повариха запомнила надолго, а может, васю просто дразнили такие же малолетки «казановы».

Так вася не потерял невинность. Это случилось чуть позже и тоже связано с любимым клубом. Но это уже совсем другая история.

Баужа и Ростов

Народу в пионерской комнате набилось — хоть топор вешай. Про околофутбол и несостоявшийся коитус я уже рассказал выше. Теперь про сам матч.

Накануне Дня физкультурника в августе 71 года дела в Спартаке были не очень. Место в середине турнирной таблицы, да и игра — временами.

Травм перед финалом Кубка со СКА было немерено.

Навскидку это Анзор, Коля Киселёв и Пискарёв Саша. В финале их заменили приснопамятный Йонас Баужа, Вова Боровиков и Саша Мирзоев.

Переполненные стотысячные Лужники, несколько тысяч болел из Ростова, приехавших, со слов Озерова, на спецавтобусах.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.