Сладкий грязный мальчик

Лорен Кристина

Серия: Дикие времена [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сладкий грязный мальчик (Лорен Кристина)

Кристина Лорен

Сладкий грязный мальчик

1 ГЛАВА.

Мия

День, когда мы официально выпускаемся из колледжа, не имеет ничего общего с тем, как он показан в фильмах. Я подбрасываю в воздух шапочку - выпускника, и через несколько секунд она ударяется о чей-то лоб. Студент, листы с написанной речью которого уносит порывом ветра, решает импровизировать и напутствует нам превратить ошибки в кирпичики, чтобы построить более яркое будущее, заканчивая речь нелепыми историями про свой недавний развод. Не похоже, чтобы хоть один выпускник из фильмов, собирался упасть замертво в своей синтетической мантии, получив тепловой удар... Я бы отдала кучу бабла, чтобы все мои сегодняшние фотки сгорели синем пламенем.

Но все же, сегодняшний день – идеален.

Потому что, срань господня, мы сделали это.

Выйдя из ресторана, Лорелай – или для тех немногих, кто входит в её близкий круг – Лола, вытягивает из сумочки ключи и, радостно пританцовывая, трясет ими передо мной. Отец целует её в лоб, пытаясь скрыть затуманенные слезами глаза. Члены семьи Харлоу собираются вокруг, чтобы обнять и поздравить ее, перебивая друг друга, а также высказывая свое восхищение, составляя "Топ-10 того, как Харлоу шла по сцене, получая красный диплом", а потом притягивают и меня в свои медвежьи объятья, и я получаю свои собственные пятнадцать секунд славы. Когда меня отпускают, я улыбаюсь и наблюдаю за тем, как они заканчивают свои милые семейные ритуалы.

Позвони мне, как только доберетесь туда в безопасности.

Используй кредитку, Харлоу. Та, что Америкэн Экспресс. Ничего страшного милая, пусть она станет твоим подарком на выпускной.

Я люблю тебя, Лола. Осторожней за рулем.

Мы сбрасываем наши душные мантии, загружаемся в Шевроле Шеви Лолы, сбегая из Сан-Диего в дымовом шлейфе выхлопных газов, легкомысленном свисте вместо музыки, навстречу выпивке и безрассудству, которые ожидают нас в эти выходные. Харлоу врубает плейлист, который составила для этой поездки – Бритни Спирс с нашего первого концерта, когда нам было по восемь. Абсолютно вульгарная песня 50 Cent, которую наш класс постоянно просил поставить у диджея на встрече выпускников. Тяжелый рок, который, как клянется Лола, является наилучшей секс-песней всех времен и народов, и еще пятьдесят, которые вошли в нашу общую историю. Харлоу устанавливает на стерео-проигрывателе громкость, достаточную для того, чтобы мы могли орать во все горло сквозь душный пыльный поток воздуха из всех четырёх окон.

Лола убирает свои длинные тёмные волосы с шеи и дает мне резинку, прося завязать их на макушке.

- Боже, почему же так чертовски жарко? – кричит она с водительского сиденья.

- Потому что мы несёмся по пустыне со скоростью 65 миль в час в Шеви поздних 80-х, без кондиционера, - отвечает Харлоу, обмахивая себя программкой выпускного.
- Напомни-ка мне ещё раз, почему мы не взяли мою машину?

- Потому что от неё воняет Коппертоуном [Coppertone - товарный знак косметических средств для безопасного загара] и сомнительными перспективами?
- отвечаю я и взвизгиваю, когда она кидается на меня с переднего сидения.

- Мы поехали на моей машине, – напоминает ей Лола, убавляя громкость, пока звучит песня Эминема, - потому что в прошлый раз ты чуть не врезалась в телефонный столб, пытаясь удрать от жука на сидении.

- Это был паук, – возражает Харлоу.
- Причем огромный. И с клешнями.

- Паук с клешнями?

- Я могла и умереть, Лола.

- Конечно, могла. В пылающей груде металла.

Закончив с волосами Лолы, я откидываюсь назад, и у меня появляется чувство, будто за целые недели я могу впервые вдохнуть полной грудью и смеяться с двумя самыми любимыми мне людьми во всем мире. Жара изнурила меня до предела, но как замечательно выбросить всё из головы, закрыть глаза и раствориться в кресле, наслаждаясь тем, как ветер треплет волосы. Даже мысли кажутся слишком громкими. Три блаженные летние недели прежде, чем я пересеку всю страну. Впервые за очень долгое время у меня совершенно нет дел.

- Так мило со стороны твоей семьи остаться на ланч, – говорит Лола с сарказмом в своей спокойной, осторожной манере, встречаясь со мной взглядом в зеркале заднего вида.

- Ааа… – я пожимаю плечами, наклоняясь к сумочке, и начинаю там копаться, ища жвачку или конфетку, или что-нибудь ещё, что займет меня на достаточно долгое время, чтобы не объяснять и оправдывать сегодняшний ранний уход моих родителей.

Харлоу поворачивает голову, чтобы посмотреть на меня.

- Я думала, они собирались пойти на обед со всеми?

- Полагаю, что нет, - только и говорю я.

Она разворачивается на своём сидении, насколько того позволяют ремни безопасности, и вглядывается мне в лицо.

- Ну, и что сказал Дэвид перед уходом?

Я стараюсь сдержать слёзы, наблюдая за проплывающим мимо пейзажем. Харлоу никогда даже не подумала бы назвать своего отца – или даже отца Лолы – по имени. Но сколько я себя помню, для неё мой отец всегда был просто Дэвидом – и имя его произносится всегда с таким презрением, на какое способна только она.

- Он сказал, что гордится и любит меня. Что ему жаль, что он не говорил этого достаточно часто.

Я чувствую её удивление в ответной тишине. Харлоу становится тихой лишь тогда, когда удивлена или в бешенстве.

- И.., – добавляю, хотя и знаю, что тут бы мне лучше заткнуться, - что сейчас я могу сосредоточиться на настоящей карьере и внести свой вклад в общество.

Не гони лошадей, Мия.

- Иисусе, – говорит она.
- Похоже на то, что ему доставляет удовольствие сыпать тебе соль на рану. Этот человек заслуживает Оскар в номинации “Мудак”.

Мы смеёмся и решаем сменить тему, так как, что ещё можно добавить? Мой отец - полная задница, и даже то, что он интересуется моими планами на жизнь, этого не меняет.

Дорога свободна, и за равниной на горизонте, ослепительно ярким замысловатым скоплением света в увядающем закате, появляется город. С каждой милей воздух становится все прохладнее. Я чувствую прилив сил, когда Харлоу садится ровнее и выбирает список песен на остаток пути. На заднем сиденье я извиваюсь и притановываю, подпевая легко запоминающейся поп-песне на тяжелых басах.

- Ну что, мои девочки готовы к небольшому сумасшествию? – спрашивает она, опуская пассажирский солнцезащитный козырёк, чтобы нанести блеск для губ, вглядываясь в крошечное потрескавшееся зеркало.

- Не-а. – Лола вливается в шоссе Ист-Фламинго. Поворачивая, мы выезжаем на широкую дорогу с выстроившимися в линию фонарями по обе стороны, и вклиниваемся в поток автомобильных сирен, которые слышатся впереди.
- Но ради тебя, я напьюсь вдрызг и буду зажигать с сомнительно трезвыми мужиками.

Я киваю, сзади обхватывая руками Харлоу, и обнимаю её. Она делает вид, что задыхается, но накрывает мои руки своими таким образом, что я не могу их убрать. Если кто и ненавидит обнимашки - то это Харлоу.

- Люблю вас, чокнутых, - говорю я. И с кем-то другим эти слова затерялись бы в потоке ветра и уличной пыли, что залетает в машину, однако, в нашей истории, Харлоу наклоняется, целуя мою руку, пока Лола смотрит на меня и улыбается. Похоже на то, что они научились игнорировать моё долгое молчание и вычислять мои слова из шума.

- Ты должна пообещать мне кое-что, Мия, - говорит Лола.
- Слышишь?

- Надеюсь, не удрать из города и стать стриптизёршей?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.