Ханна и Уилл. Ауттейк №2. "Как узнал Дженсен"

Лорен Кристина

Серия: Прекрасный подонок [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

[События происходят после 20 главы Прекрасного игрока до Эпилога]

Надеюсь, в жизни каждого мужчины наступают моменты, когда он считает себя самым счастливым сукиным сыном на планете. По правде, в моей жизни такие моменты настали с появлением в ней Ханны, но когда я зашел в ее квартиру, после чертовки тяжелого рабочего дня, и увидел ее в спальне перед зеркалом, в сногсшибательном шелковом платье, мне пришлось сделать пару глубоких вдохов.

Я наблюдал, как она изучает свое отражение, крутясь то в одну то в другую сторону, пока она не увидела меня через плечо.

- Привет, Жизель, что за фантазия?
- я спросил, роняя на пол портфель.

Ханна широко улыбнулась.

- Я разбирала шкаф.

Я посмотрел на нее с ног до головы, улыбнувшись:

- Это я вижу.

- Оно висело у самой стенки, и я захотела посмотреть, войду я в него или нет.

Она развернулась и пошла на кухню, я пошел следом, разглядывая, как шелк идеально облегает ее фигуру.

- Я голосую ‘да’, особенно сзади.

Она положила руки по бокам и посмотрела вниз. Платье было темно розового цвета, обтягивающее сверху и более расклешенное к низу, словно юбка была сшита из тысячи лепестков. Оно бросалось в глаза, и было красивым - и моя милая, обычная Ханна вряд ли бы такое надела.

- Оно немного велико, - сказала она, поворачиваясь ко мне лицом и указывая на грудь.
- Особенно в области сисек.

Когда она это сказала, я заметил, что оно и правда было свободным спереди, и мне хватило лишь мгновения понять почему.

- Ой, ты носила его до трагедии.
- я склонил голову.

Она посмотрела на меня, борясь с улыбкой.

- Операция по уменьшению груди, было самым лучшим решением в моей жизни. Да и я по ним совсем не скучаю. Ты все равно не видел мои сиськи до операции.

- Слива, ты же прекрасно знаешь мое отношение к сиськам. Может уже хватит издеваться над моими религиозными убеждениями.

Она засмеялась, взяла коробку с фотографиями, по-видимому, которые нашла во время уборки и поставила ее на стойку.

- Я думала ты и такими их любишь.
- сказала она краснея. Даже спустя две недели постоянного флирта и секса после нашего большого примирения я все еще мог заставить ее краснеть? Блять, да.

- Я их боготворю.
- сказал я.
- Когда я на работе, я по ним скучаю. И если бы ты позволила мне общаться с ними день напролет, то мне бы пришлось изменить свое расписание.

Ханна закатила глаза, и я встал позади нее, обнимая ее за талию.

- Прошло 10 часов с вашей последней встречи.
- сказал я ей, убирая волосы с плеча, и целуя ее кожу.

- Целых 10 часов?

Я кивнул, поглаживая вырез ее платья.

- Мне его снять, прежде чем ты успеешь его порвать?
- прошептала она, и я покачал головой.

Я провел руками и сжал ее груди через ткань и сказал:

- Думаешь, я откажусь от возможности трахнуть тебя в твоем выпуском платье? Тогда ты меня плохо знаешь.

Она засмеялась, ее голова легла мне на плечо. Я наклонился и начал посасывать ее кожу, там, где шея переходит в ключицу.

Одной рукой держа ее за шею, а другой за талию, я нагнул ее над стойкой.

- Тут мы еще этим не занимались, - сказал я.
- Я еще не трахал тебя на кухне.

Она посмотрела на меня через плечо, закусывая нижнюю губу, пока я слой за слоем добирался до ее бедер.

- В это сложно поверить, - ответила она.
- Хотя прошлые две недели были весьма туманными.

- Я имел тебя на моей кухне, - продолжал я, опускаясь на колени.
- А здесь кажется и свет другой. И стойка чуть ниже. Потолок выше. И я точно уверен, что чувствоваться все будет абсолютно по-другому.

В этом платье ее кожа казалась светлее. Она расставила свои длинные, стройные ноги, когда я покрывал поцелуями дорожку от задней части колена до попки, которая была такой восхитительной, что мне хотелось впиться в нее зубами. На ней были трусики, одни из моих любимых, и я затаил дыхание, когда спускал их по ее бедрам, видя, как розовый шелк падает на пол.

Я провел одни пальцем по ее клитору, я закрыл глаза, когда она двинулась навстречу моей руке, тихо постанывая. Аккуратно покусывая дорожку к ее ногам, я спросил:

- Кто водил тебя на выпускной?

Она выдохнула разу неразборчивых фраз, прежде чем переспросила:

- Что?

- Выпускной?
- прошептал я, целуя бедро.
- С кем ты ходила?

- Ох, - ответ был слегка натянутым.
- Эм… Робби Мейерс?

Ее подколенные сухожилия напряглись под моими пальцами, кожа гладкая и упругая. У меня был тяжелый день, и мысли о том, как я приду домой и буду с Ханной, успокаивали меня на нескольких встречах. Я собирался трахать ее, пока у нее ноги не отнимутся, но я хотел растянуть удовольствие.

- Расскажи мне про Робби.

Она захихикала, прижимаясь к моим рукам.

- Он был президентом шахматного клуба.

Рыча, я спросил.

- Ты трогала его слона?

Ханна снова засмеялась, даже хрюкнула, от чего рассмеялась еще сильнее.

- Нет. Он целовался, как корова.

Я улыбнулся возле ее бедра, чуть выше е округлой попки.

- Бедный Робби.

- Бедная Я. Он практически облизал мне все лицо.

Я лизнул изгиб ее попки, пробормотав:

- Я думал, ты любишь языки.

Она застонала, расставив еще шире ноги, приглашая:

- Я люблю только твой.

Я спросил:

- И где его любишь больше всего?

- Здесь, - прошептала она, когда я укусил и облизнул, раздвигая ее ноги, чтобы добраться до ее киски.
- И здесь.

Слова были не нужны, когда я наклонился вперед, целуя ее старательно, посасывая там, где она уже была влажной и сладкой, пока она не потеряла терпение, не наклонилась ниже и не вцепилась в стойку.

Я уже прекрасно знал, что будет дальше, даже если она стояла, и я не видел ее лица: по движению ее бедер, как она встанет на цыпочки когда будет совсем близка, по ее легких вздохам и обрывистому дыханию.

Ее стоны вначале были тихими, но становились все громче, пока не перешли в животные, вперемешку с моим именем. Губами я чувствовал ее оргазм, и я все продолжал и продолжал ее целовать, забывая про свой собственный оргазм, желая доставить ей еще один.

- На вкус, ты, как мед, - я облизывал ее бедра, сжимая раками ягодицы .
- Блять, для меня ты всегда на вкус, как мед. Я хочу жить со вкусом твоей киски на моих…

Тут открылась входная дверь, и послышались шаги. Быстро выпрямившись, Ханна поправила свое платье.

- Дженсен.

Моего мозгу потребовалось две секунды переварить сказанные ею слова. Ох, ох черт.

Это была квартира родителей Ханны. И не удивительно, что у Дженсена были ключи.

Я слышал, как заговорил старший брат Ханны и по совместительству мой сосед по комнате в колледже, но он замолчал и, наконец, спросил:

- Почему ты одела свое платье для выпускного?

Он не видел меня за стойкой, но даже без особых вычислений, мне будет сложно прятаться за ней, я не знал, зачем он пришел и как долго тут пробудет.

Так пора появиться.

Я выпрямился и встал позади нее.

Показывая на меня пальцем, Ханна начала объяснять.

- Уилл просто чинил раковину.

Дженсен озадаченно уставился на нас.

- Что?

- Дженсен … - начал я.

Но Ханна меня перебила:

- Я ….убиралась.
- Она осмотрелась по сторонам, ища подтверждение своей истории.
- И нашла это платье.

Я знал, что когда-нибудь этот день наступит - день. когда Дженсен узнает о наших отношениях - но я думал, что это случится на наших условиях. И с Ханной, я знал, что так будет лучше. И под ‘лучше’ я подразумеваю ‘хуже’.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.