Бомбардировщики

Личак Георгий Кириллович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бомбардировщики (Личак Георгий)

Бомбардировщики. Записки воздушного стрелка-радиста

В авиацию

В полку

Воздух

Воздушный стрелок-радист

Первый боевой вылет

Учеба

Подвиг

Вступление в партию

Высота - восемьсот метров

Комиссар полка

Недоигранная партия

Снова в полку

«Не возьмешь»

Американец

Кюстрин

Победа

Примечания

СОДЕРЖАНИЕ

Личак Георгий Кириллович

Бомбардировщики. Записки воздушного стрелка-радиста

Автор: Всю войну я служил в бомбардировочном авиационном полку воздушным стрелком-радистом. Большой боевой путь прошел наш полк - путь от Москвы до Берлина. Битва под Москвой, Орловско-Курская дуга, Изюмо-Барвенковская, Бобруйская операции, Днепр, Висла, Одер, штурм Берлина - вот наиболее знаменательные вехи на боевом пути полка. За годы войны летчики, штурманы, стрелки-радисты полка разрушили сотни вражеских объектов, опорных пунктов, уничтожили много техники, живой силы, сбили десятки самолетов противника. Годы совместной боевой жизни спаяли коллектив узами крепкой дружбы, которая выручала нас в тяжелые минуты, смягчала горечь утраты боевых товарищей. О своих однополчанах, их мужестве и отваге, боевых делах в годы войны я и написал в этой книге. А еще мне хотелось рассказать нашей молодежи о профессии летчика-бомбардировщика

От автора

Всю войну я служил в бомбардировочном авиационном полку воздушным стрелком-радистом. Большой боевой путь прошел наш полк - путь от Москвы до Берлина. Битва под Москвой, Орловско-Курская дуга, Изюмо-Барвенковская, Бобруйская операции, Днепр, Висла, Одер, штурм Берлина - вот наиболее знаменательные вехи на боевом пути полка.

За годы войны летчики, штурманы, стрелки-радисты полка разрушили сотни вражеских объектов, опорных пунктов, уничтожили много техники, живой силы, сбили десятки самолетов противника.

Годы совместной боевой жизни спаяли коллектив узами крепкой дружбы, которая выручала нас в тяжелые минуты, смягчала горечь утраты боевых товарищей.

О своих однополчанах, их мужестве и отваге, боевых делах в годы войны я и написал в этой книге. А еще мне хотелось рассказать нашей молодежи о профессии летчика-бомбардировщика. [3]

В авиацию

Коренастый немолодой мужчина, в военной форме, с двумя прямоугольниками на петлицах, - военком Кировского района Ленинграда - испытующе посмотрел на меня, потом взял со стола исписанный листок бумаги.

- Ваше заявление? Во флот проситесь? Плавали раньше?
- задавая один за другим вопросы, военком чуть насмешливо щурил глаза. Казалось, он хотел сказать: «Знаю, вижу тебя насквозь. Мальчишество. Начитался приключенческих романов и мечтаешь о море».

- Н-нет… Не плавал. Но хочу служить только во флоте.

Я хотел объяснить все четко, по-военному, держа руки по швам. Но от волнения запинался, говорил что-то невнятное и, к своему ужасу, отчаянно жестикулировал.

Нет, я не умел рассказать о своих мечтах…

Море… Всегда, кажется, оно было в моих мыслях. Часто бессонными ночами думал о нем. Стоило закрыть глаза - и вставали пенные гребни волн, матросы, бесстрашно взбирающиеся по вантам; я слышал свист ветра в снастях судна, отрывистые команды. Видел ледоколы, прокладывающие путь к полюсу; безбрежную, сверкающую под ослепительными лучами солнца гладь южных морей, коралловые атоллы, затерянные в океанах необитаемые острова…

Мальчишеские мечты! Пусть мальчишеские. Но они превратились в цель. В 1939 году я пошел учиться в Ленинградский институт инженеров водного транспорта, и, [4] успешно выдержав экзамены, был принят на судоводительский факультет. Правда, учиться не пришлось. Началась война с белофиннами. На фронт ушли многие мои товарищи.

Проходил набор добровольцев. Я тоже подал заявление и вот теперь стоял перед военкомом, проклиная свою стеснительность.

- Комсомолец?

- Да.

- Ну, если комсомолец, должен понимать. Сейчас нам нужны кадры грамотных авиационных специалистов. Этого требует Родина, партия, интересы народа. Предлагаю идти во флот, но не в морской, а воздушный. В бомбардировочную авиацию.

Нет! Не понимал меня этот человек!

Словно прочитав мои мысли, он улыбнулся и предложил:

- Садитесь.

Я присел на край стула.

- Ведь я летчик-испытатель по специальности, - задумчиво проговорил военком.
- С Чкаловым вместе учился. Потом бомбардировщики испытывал. Да вот в прошлом году врачи запретили летать - сердце пошаливает. И пришлась, как моряки говорят, на земле якорь бросить. А тянет в воздух. Увлекательное дело авиация, скажу вам по совести, - в голосе его зазвучали теплые нотки, - особенно бомбардировочная. Вы, например, если дадите согласие, будете учиться в школе, получите специальность, а потом летать… Летать! Научитесь стрелять и бомбить цели, овладеете радиосвязью. В бомбардировочной авиации много специальностей. Можно стать летчиком, штурманом, стрелком-радистом или механиком, техником - выбирайте, что хотите. Самолеты сейчас новые, скоростные, оснащенные замечательным оружием, приборами. Это все чрезвычайно интересно! Вы ведь любите моторы, машины?

- Очень.

- Я так и думал. Поразмыслите над моим предложением. А завтра сообщите, согласны или нет…

Военком встал, давая понять, что разговор окончен.

Я потоптался на месте, потом неуклюже повернулся и пошел к двери. Мысли смешались. Рассеянно, невпопад [5] отвечал я на жадные вопросы товарищей, ожидавших очереди у дверей.

Родине нужны авиационные кадры… Что ж, пойду в авиацию! Буду летать. Главное - быстрее на фронт.

В полку

Но летать пришлось не скоро. Я был направлен в школу младших авиационных специалистов, которая готовила мастеров авиационного вооружения. Мы, курсанты, обслуживали боевые вылеты полка, стоявшего у нас на аэродроме. Конечно, это было далеко от непосредственного участия в боях, но все же… Особенно нравилось мне помогать техническому составу подвешивать бомбы на самолеты. С интересом прислушивался я и к разговорам летчиков. Посадив самолет после боевого вылета, они возбужденно делились впечатлениями: говорили о «виражах», «зенитках», «боевом курсе», «разворотах» и о многом другом, большей частью непонятном. Переспрашивать я стеснялся, но слушал, не упуская ни одного слова. Летчики, штурманы, стрелки-радисты казались мне людьми необыкновенными.

Уже тогда появилась у меня новая мечта - летать на самолете. Я жалел, что не попросился в школу летчиков, штурманов или стрелков-радистов.

Мысленно я сравнивал море с безбрежным воздушным океаном, а морские корабли - с парящими в голубой выси самолетами. Воздушный флот. Да, это - флот. И с морским у него много общего. Так же как и на корабле, на самолете есть штурман. Он прокладывает курс, по приборам ведет самолет ночью, в тумане, за облаками. Летчик, как капитан корабля, управляет машиной в воздухе. На военном судне есть артиллеристы, радисты. А на самолете эти специальности сочетает в себе один человек - воздушный стрелок-радист. Военный корабль - это машина, которой управляют сотни людей. Бомбардировщик - это тоже грозная машина, а вот власть над ней имеют всего несколько человек - экипаж самолета…

Весной 1940 года меня направили в полк на должность мастера авиационного вооружения. Война с белофиннами в то время закончилась, и полк занимался боевой учебой. Летные дни сменялись занятиями в классе и на аэродроме. Часто объявлялись учебные тревоги. Тогда мы [6] подвешивали на самолеты бомбы, устанавливали пулеметы, и полк поднимался в воздух - летел на полигон бомбить «противника».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.