Миры Непримиримых. Трилогия

Свиридов Тимур

Серия: Миры Непримиримых [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Миры Непримиримых. Трилогия (Свиридов Тимур)

Книга 1

ТАНГРЫ ИМПЕРИИ

Пролог

ПРЕРВАННАЯ МИССИЯ

1. Чертог Демона

– Хэй, Петльюгин… Are you crazy? Come out, pal! What the hell!? [1]

– «Hell, hell» [2] … – охотно зашипела эхом сгустившаяся вокруг чернота.

Голос, прокричавший его имя, был тонкий, с хрипотцой. Дар знал его – это был Корнвэлл.

Снова стало тихо.

Хороший человек…

Хороший голос…

– Пэц-цлугхин! – тут же раздался срывающийся визг – Вых-ходе, мерс-ская скоц-цина!!!

Шепелявящие интонации реццов ни с чем не спутаешь.

– Именно, – пробормотал Дар, с трудом сглатывая и переводя дыхание. – Go to hell! [3]

Обессилено откинулся на спину. Если найдут – всё. Сразу крышка. Пушистые секунды не станут раздумывать.

И какого черта его потянуло на экзотику?!

«Надо было все-таки напялить большую броню…» – невольно пронеслось в голове.

Дар чуть не рассмеялся от пришедшей мысли, улыбнулся пожженными губами, представив выражения на мордашках реццов. Мирная делегация, млин… и он как блестящий железный мамонт с уродливой дезинтеграторной трубой «Контр-довода»…

Пальцы вдруг неожиданным спазмом скребанули по полу – как-то сами, словно не зависели от него. Черт, соскучились по «Контр-доводу» что-ли?

Кожа больно ободралась. Ругнувшись, он хотел подняться, но тут все тело вдруг конвульсивно выгнулось, а после согнулось, будто сквозь него продели трос и дернули. Руки-ноги спряглись, брюшина стала деревянной, стянув тело в мясо-костный ком вокруг солнечного сплетения. Движение свершилось самовольно, точно тело само решило что ему делать. Словно уже не принадлежало ему… Стало оглушительно тесно, больно, ни сантиметра места для вздоха. Это длилось просто бесконечно, казалось он уже сросся в мясной кубик…

Но отпустило – так же неожиданно. Дар едва дождался этой паузы, громко хватая воздух ртом и незряче озираясь в темноте. Это что – спецэффект после бубацей? Ну ни хрена себе… Опасливо вслушивался сквозь предательский шорох в ушах – подкрались ли реццы?

Но пока было тихо.

Издалека снова принеслось просительное:

– Эй, Дар! That's me, Корнвэлл! При мнье они ничего нье станут диелать!..

По коридорам пещер этот звук прошелестел как-то витиевато, словно шуршание шелка. И опять навалилась тугая тишина.

– Come on!? Stop it! Please? [4] Прекратьи эти damn jokes! [5] Ты же знаешь этих мальеньких… – далекий голос вдруг резко, с хлипом, осекся.

Петлюгин криво усмехнулся – как же! Уж он-то хорошо себе представлял, что станут делать эти «маленькие»… Пальцы сжали воздух – черт, и никакого ствола поблизости. По дурацким условиям идиотской высадки. Как же – самому выходить к крошкам-реццам!

«НЕТ СЛОВА БОЛЕЕ МЕРЗКОГО, ЧЕМ РЕЦЦ!» – вдруг резким набатом прогрохотало в мозгу.

Фраза обожгла незнакомой агрессивностью. Что-то еще в ней было, обрывки сотен ослепительных чувств – презрения, мести, крови, боли, отчаянья, бешеной ярости… И тут же все смыло. Будто он на мгновение словил чью-то чужую мысль, будто окунул голову в горячее варево и тут же вытащил обратно.

Встряхнулся, отваживая этот бред. Какая ерунда! С реццами еще нет отношений – ни положительных, ни отрицательных… О них нельзя думать плохо!

«Хех», – горькая усмешка искривила обожженные губы, – «Отрицательный уже есть. Сидит вот, в прохладной пещерке. Нежится…»

Это да. Сидеть больше никак нельзя.

Тело почему-то было как чужое. Дар собрался с силами и перевернулся на живот. Против ожидания больнее не стало. Ободрившись и подтянув колени, он поднялся на четвереньки. Движения получались какие-то несобранные, разлаженные. Но сердце толчками гнало адреналин по телу, голову словно шпарило. Дар скрипнул зубами и попытался встать в полный рост. С размаху впечатался макушкой во что-то незыблемое. С-с-с… Дьявол!! Этот удар наверное было слышно за километр…

Шипя как змея, снова опустился на четвереньки. Было забавно смотреть, как в темноте пульсируют яркие желтые кружки в глазах. Осторожно пополз вперед, равномерно распределяя вес на руки и колени. Колкий гравий сводил с ума. Но постепенно колени и локти обвыклись, и он прибавил ходу.

Надо срочно куда-нибудь исчезнуть. Чужие могут нагнать сюда своих долбаных стражей, тысячами реццов забить пещеры под завязку. Да они его наощупь вычислят…

Было абсолютно темно и он рисковал опять влететь головой во что-нибудь веселое. Но зубов бояться – в лес не ходить! Везло, наверное – он все еще продолжал продвигаться вперед в этом интересном лабиринте «выколи-глаз».

– Пэц-цлугхин! Пэц-ццлугхин! Сдавайсо!

Темнота безразлично поглотила эти писклявые шорохи.

«Маленькие», – с отвращением подумал он. – «Надо же, как быстро язык выучили. Ведь делали только вид…»

Он усмехнулся.

Злости на реццов не было. Было жать себя.

«Идиот», – подумалось бесцветно, – «искатель приключений».

2. Высадка

Вспомнились события последних часов – недавняя высадка на Рецц.

…Погода была удивительно хорошей – почти прохлада, можно ходить в легком комбинезоне. А если находиться в тени – совсем класс. Иногда доносились обжигающие дуновения ветра, но их можно было перетерпеть, закрывая лицо руками.

Маленьким реццам было холодно – многие нацепили теплые вещи и теперь выглядели эдакими пушистыми шариками. Носили только белое с золотым. Смотрелось красиво, наверное еще богато на местные вкусы. В Содружестве золото уже давно перестало выполнять обменные функции, и для украшений тоже почти не использовалось. Нашлись куда более пикантные металлы. Когда кто-нибудь из реццов проходил близко, отчетливо слышался легчайший звон маленьких золотых колокольчиков, прицепленных к шерсти по краям ступней и на и коленях. Это были единственно приятные звуки. Ничего напоминающего оружие Дар у горожан ни разу не видел. Да и к чему бы им оружие?

Солнце, почти ничем не заторможенное в атмосфере, тяжело давило на плечи, норовя достать любой незащищенный участочек кожи. По идиотскому капризу кэптона человеческая делегация была освобождена от всего, что могло напоминать технологию – не важно механической или биологической природы. Дабы, так сказать, не грузить местных: кто знает, какое отношение к технологии они сейчас исповедуют? Кэптону хорошо там наверху, в своей каюте на «Прямом Ветре»…

Место сегодняшней экскурсии хозяева предложили странное – на стыке «города» и пустыни. Широкое пространство уже собрало толпы праздных реццов, любопытствующих поглазеть на пришельцев со звезд – колыхающееся море белой шерсти и побритых розовых мордашек. Мириады «горожан» высыпали на соседние «улицы», или что там у них было, птичьим галдежем приветствуя не то инопланетных гостей, не то гигантские ржавые колымаги кортежа Императора.

Справа к горизонту тянулась какая-то совершенно апокалиптическая пустыня. Песчаные барханы были обычного желтого цвета, но изрыты нереальными горизонтальными кавернами. Черт знает как это получалось, но песок не ссыпался вниз… Эти дыры были полны теней, от красного до черного. Они подспудно тревожили ум, подсознание наверное улавливало эту неравновесность, хотелось трясануть тут все посильнее, чтобы улеглось как положено…

Впереди по курсу над песчаным адом нависала дамоклова махина титанической Великой Скалы, вспарывающей блеклое небо. Скала была рассечена по всей высоте – ровный срез камня, погрубевший и заветренный громадой времен, открывал в отполированной грани слои геологических структур, когда-то выпертых из нутра планеты. Этот колоссальный срез рождал впечатление о чудовищном резаке, полоснувшем по глыбе камня в стародавние времена с непонятной теперь целью. Глаза невольно поднимались вверх, в поисках какого-нибудь нехилого стар-линкора или лиогянской орбитальной «индрубты». Без сомнения и под «ватерлинией» пустыни этот прорез продолжался глубоко вниз, корежа литосферу. Да-а… малыши воевали когда-то… И кто-то очень неслабый хотел сильно, сильно побить планету реццов…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.