Бумеранг фаталиста

Кириллов Юрий Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бумеранг фаталиста (Кириллов Юрий)

Кириллов Юрий

Бумеранг Фаталиста

Об авторе. Кириллов Юрий Александрович. Юрист.

О книге. Современная художественная проза с элементами юмора и мистики. Охватывает жизнь одного человека, его ключевые эпизоды.

Все правы, истина только у Бога.

Кто пробовал, тот знает.

(автор неизвестен)

ПРОЛОГ.

Все события, ситуации, названия, персонажи и характер отношений являются вымышленными, и не имеют место в действительности. Любые совпадения чьих-либо фантазий являются закономерными и несут в себе злой умысел автора. Фамилии некоторых фантастических участников событий изменены по моему желанию для того, что бы потом какой-нибудь перец не подал на меня в суд «О защите его чести и достоинства». Считаю своим долгом предупредить, что в тексте будут встречаться некие литературные приемы из произведений других авторов, не выходящие, как я надеюсь, за рамки принятых в литературе правил и приличий. Книга включена в серию «Что бы почитать интересного, когда нечего делать». По русской традиции все-таки написать что-то и не приврать никак не возможно. Но все равно основа остается подлинной. Кстати, написать, книгу может каждый. Можно даже издать на свои деньги в твердой красочной обложке, с золотым тиснением, с вензелями и голыми бабами. Только читать такую книгу никто не будет, кроме автора. Он будет в восторге, и искренне не поймет, почему некоторые издатели плюются и не хотят издавать его книгу большим тиражом. Да, в принципе все понятно, они ничего не смыслят в настоящей современной прозе.

ЗА ОДИН ГОД ДО МОЕГО РОЖДЕНИЯ, ГДЕ ТО НА НЕБЕСАХ.

- Хочу перейти на следующую ступень развития. Предо мной уже поставлена задача, и я выбираю сейчас свою судьбу, надеясь вновь испытать прощение и любовь. Бог это ведь любовь и истина.

- Делать все равно нечего, спущусь на Землю. Можно, конечно, остаться…только что потом? Жить постоянно здесь? Это конечно хорошо, но развития нет. Пойду на очищение, на планету. Лучше с людьми. Может, они меня сразу и не съедят, а вместе с некоторыми веселее искупать вину будет. С нас будут спрашивать по нашим возможностям, но усилие необходимо для того душу очистить.

- Куда бы заселиться? Может быть в Африку? Нет…это плохое решение – пищи и воды там мало, крыши над головой также не сыщешь. Долго я там не проживу, да и снесет первым же ветродуем. Необходимо подыскать какое-то более безопасное и плодородное место. Папку с мамкой надо выбрать поприличнее. Вдруг, если повезет, встретятся нормальные родители? Надо постараться!

ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ ЛЕТ НАЗАД.

- Итак, я на Земле, человечество живет на ней по своим правилам (не по правилам любви), это если судить по тому, что мне о ней рассказывали, и по своим предыдущим воплощениям. Здесь много людей, которые хотят мной командовать и пролезть вне очереди. Я уже видел одного такого, хотел вместо меня к папке и мамке заселиться.

- Вам хорошо, вы уже взрослые, а я пока в маленьком теле и не могу дать отпор, вон тем взрослым особям. Мне что-то здесь уже не нравится, я хочу обратно, на небо.

- Не могу, нет сил, задыхаюсь, и мне очень больно. Мне кажется, что я еще слишком мал для таких испытаний. Я сначала должен вырасти... Ну, раз по-другому нельзя, я пойду, хоть мне и очень не хочется.

Я не жалуюсь, дяденька Ангел. Бог тоже говорил, что жизнь на земле иногда трудна и не стоит ждать от нее ничего хорошего. Он был прав. Мне сильно не хватает его, и иногда очень страшно….

- А что я могу сделать? И так стараюсь, вести себя примерно, только у меня не получается. Вон те люди, чувствуют себя паханами, они, что искренне считают, что у их душа более совершенна?

- Я не знаю, БОГ, чей это мир? Я одинокая душа, которой плохо и больно, но людям больше не позволю себя обижать.

Маленький человек плакал, лежа на маленькой кроватке, в больничной палате для самых маленьких. Таких как я было еще человек шесть, малышей, возрастом до года. В доме, напротив, в окнах горел свет, но никто не смотрел из них на больницу, и уж тем более никто не интересовался, почему, же карапузы оторваны от своих мам и от своей семьи. Город жил своей жизнью. Маленьких человечков никто не замечал, никто! А мы, все вместе, чувствовали себя отверженными окружающим нас миром. Было даже какое-то единение между нами, малышами, лежащими в одной комнате. В головах отложилось подсознательное понимание того, что мы одни во всем этом мире и должны поддерживать друг друга. Нас окружал большой город безразличных окон и безразличного отношения медицинских работников к нам. Мне было непонятно и очень обидно, почему меня оторвали от дома и от мамы. Иногда приходили толстые грубые тетки в белых халатах и делали нам укол. Как только они появлялись, мы начинали реветь и орать. Укол был достаточно болезненным. Его делали всем детям. Особенно заливалась одна девочка. Ее визг был очень сильным, она плакала так, что дрожали и вибрировали оконные стекла в палате. Ее отчаянный испуг передавался и нам. Мне было не больно, меня целиком поглощала обида, а еще страх. Но медицинские сестры были сильные и равнодушные. Они приходили делать свою работу. Тогда все происходящее казалось неправильным: мы были отделены от окружающего нас мира. Единственным чувством, наполнявшим меня полностью, было леденящее, полное отчаяния, чувство отверженности. Я лежал и слушал тишину, окружавшую меня, пытаясь осознать, кто я и зачем появился в этом мире, вглядываясь в унылый пейзаж больничной палаты.

- Странно – думал я, - зачем меня положили в это ужасное заведение и отлучили от мамы. Зачем разорвали ту тонкую энергетическую нить, которая связывала меня с ней. Присутствовала все та же неуловимая боль, обида, а еще досада – почему я лежу здесь в одиночестве. При этом поднималось смутное раздражение на мир, в котором я очутился. Почему я здесь? Это несправедливо! Я так скучаю по маме! Но почему, же она оставила меня одного в этой больнице? Я очень хочу домой! В дом, где мне будет комфортно, где будет тепло и уютно. В тот дом, где смогут защитить меня, пожалеть и приласкать!

ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД.

Сейчас, иногда меня называют по имени и отчеству. Юрий Алексеевич. Фамилия Державин. Двадцать восемь лет от роду. Феноменально работоспособен, но девяносто процентов своей бурной деятельности развиваю только для того, чтоб меня оставили в покое. Произвожу впечатление простого парня, хотя на самом деле не такой. Сентиментален, верю в романтику, хотя постоянно от нее открещиваюсь и демонстративно скалю зубы над теми, кто о ней говорит.

Моя судьба, вероятно, ехидно усмехалась, когда отправляла меня, в мир юриспруденции. Когда-то при окончании юридического института, мной с другом было принято твердое решение создать свою фирму – небольшую, но мощную, где мы будем работать, незыблемо почитать неписаный кодекс чести. Сначала мы станем состоятельными людьми, а потом наша фирма разрастется до Российских масштабов. Все было отлично спланировано. Но жизнь внесла свои коррективы. Друг принял предложение стать партнером в риэлтерской конторе, главным образом из-за хорошего заработка (он в то время только женился). Ну а я затерялся среди тьмы тьмущей юристов в нашем городе, в предприятии торгующего металлом. Однако блестящими прожектами относительно собственной маленькой фирмы мы, правда, тешили себя еще пару лет, боясь признать очевидные вещи. Иногда встречались, вместе пили пиво по вечерам, однако с течением времени такие встречи, как и телефонные разговоры, случались все реже.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.