Наследник

Файнзильберг Илья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наследник (Файнзильберг Илья)

Наследник

Эта повесть о том, как в России может сбыться американская мечта и простой слесарь в одночасье может стать миллионером. О том, что могут денььги. О том, как благодаря деньгам обманщик может прослыть меценатом, а честный человек объявлен мошенником О том как белое становится чёрным, а подлинная подпись превращается в поддельную. И ещё много, много интересного...

АВТОР.

Ч асть первая.

Однажды в семье Николая Фомича и Зои Федотовны произошло событие, которое самым решительным образом изменило их жизнь.

Зою Федотовну положили в больницу. Немного поправившись она принялась ходить по больничным коридорам и вдруг однажды услышала, как медицинская сестра несколько раз назвала её фамилию.

Зоя Федотовна решила, что вызывают её, но зайдя в медицинский кабинет увидела, что у врача сидит другой пациент. Самое примечательное, что его фамилия была как у неё...- Ровдель.

Когда старушка выяснила этот факт, то не утерпела и зашла в палату к своему однофамильцу.

Фамилия Ровдель встречалась довольно таки редко и Зоя Федотовна даже подозревала у своего мужа еврейские корни А иначе, откуда же взяться в сибирской деревне такой необычной фамилии. Кроме того, её муж был не чета деревенским мужикам- Ивановым, Петровым и Самсоновым, которые ничего в жизни не умели кроме как работать, пить и бить.

А её муж был не такой- умный, трезвый, к тому же партейный.

-Нет! Раз умный, да член партии, тогда точно, из евреев.-Рассуждая таким образом старушка захватив с собой гостинец, побрела в соседнюю палату.

Её однофамилец оказался крепким молодым человеком с весьма заурядной, можно даже сказать простой внешностью, не отягощённой посторонними мыслями. О его профессии можно было даже не спрашивать, сразу было видно, что она была связана с интеллектуальным трудом.

В ходе дальнейшего разговора так и оказалось. Молодой человек, звали его Олег, действительно происходил из сельской местности.

Его родное село называлось Шартоково и было знаменито тем, что до установления Советской власти было сплошь неграмотным.

Когда Зоя Федотовна вошла в палату, Олег обедал. Не обращая внимания на вошедшую старушку он сел на кровать. Поставил перед собой тарелку с макаронами.

В левую руку взял хлеб, а в правую ложку и стал есть макароны ложкой, захлебываясь от жадности и откусывая огромные куски хлеба.

Зоя Федотовна, присела на краешек кровати, жалостливо вздохнула:

- И-ииих, милый. Видать наголодался ты сердешный! Может быть котлеток хочешь? Паровых.
- У меня есть. Домработница принесла. А я их не ем. Аппетита нет никакого. Вот на, потрапезничай!

Молодой человек, промычал что-то себе под нос и махнул рукой. Дескать «неси, старая».

Пока молодой трапезничал, любознательная Зоя Федотовна всё выспрашивала, кто он, откуда и и не было ли у него в роду евреев.

Оказалось, что родители её нового знакомого и он сам живут в посёлке Лунёво Новосимбирской области.

В Лунёво при советской власти было два лечебно- технических профилактория для алкашей, в народе называемых ЛТП.

После излечения многие из них оставались жить в этом же посёлке, заводили семьи, потом снова начинали пить и попадали опять в ЛТП. И так до бесконечности, пока не умирали. В общем, самый что ни на есть круговорот в природе, о котором писали и говорили советские и западные учёные.

Поев, Олег, подобрел. Рассказал, что работает слесарем-ремонтником ОАО “Новосибирский электродный завод”. В деревне у него есть две машины- газ-69, в народе называемый «Бобик» и ещё легковая машина «москвич».

Что он первый парень на деревне и то что, почти полгода жил в Москве.

А бабушка всё спрашивала и спрашивала, пока не поняла, что перед ней сидит внук брата её мужа, Константина, которого в 1937 году расстреляли вместе с отцом.

Вернувшись из больницы, она рассказала мужу о находке.

Николай Фомич был как всегда суров.

- Какого ещё родственника?
- Хмурил он свои густые брови- Вечно ты в дом то кошку бездомную, то собачку безродную тащишь! Мало нам твоей родни дармоедов, вечно клянчат. То им денег не хватает! То квартира нужна! То дачу просят! А сами работать не хотят. Твой племянничек Борька Еремов вон всё пьянствует, а наш Серёжа вкалывает как проклятый! Бам строит! Деньги зарабатывает. Нет! Я всё сказал.

- Коля, но жалко же Олега, такой он хороший и несчастный.

Через несколько дней Олег сам пришёл в гости к новым или старым родственникам. Он чувствовал себя неловко среди роскоши квартиры пенсионера союзного значения. На его валенках таял прилипший снег. На паркете образовались неровные лужи.

-- Ну а учился ты где? Какой институт закончил?

Строго вопрошал Николай Фомич.

-- Да я, так....- Робел новоявленный родственник...- школу в деревне. Потом в армии служил.

Николай Фомич обрадовался

-- В армии говоришь, служил. Это хорошо, понимаешь... Школа жизни. Я вот помню был старшиной на фронте, как скомандую:

--Ложись!

-- Отставить!

--Ложись!
- Отставить! И так всю ночь командую. Учил молодёжь воевать. Понимаешь...

Николай Фомич загрустил погрузившись в воспоминания. На фронте он не был, не доехал. С 1943 года до самой победы кантовался в запасном полку. Сначала старшиной, потом курсы офицерские закончил. Вспомнил он старшего сержанта Зинаиду Фролову, служившую на складе, где он получал портянки и гимнастёрки на личный состав.

Николаю Фомичу вспомнилось её рыхлое, грудастое, колышущееся как студень тело и, то, как она подчинялась его командам.

-- Зинка, в койку!

И старший сержант Фролова уже там.

-- Дура! Сапоги то хоть сыми!

Николай Федотыч улыбнулся своим воспоминаниям быстро порозовевшим

лицом.

-- Да-ааа! Если бы не мы, России бы пришлось не сладко. Это мы её защитили!

Хотя она нас не баловала. Всю жизнь не доедали, недопивали!

И орденами не жаловала!

Впрочем, надо быть справедливым, кое-какие металлические знаки отличия у Николая Федотыча все же имелись. Его участие- неучастие в войне было отмечено медалью "За победу над Германией".

Каждые десять лет ему за то же самое, то есть за неучастие в войне давали по юбилейной медали. В семидесятом году он получил медаль в честь столетия Ленина, а в семьдесят первом - медаль "За освоение целинных земель". Эту награду Николаю Фомичу выдал сельскохозяйственный министр в знак благодарности за правильно организованный досуг министра.

Упомянутые медали украшали анкету Николая Ровделя и в биографических данных позволяли ему со скромным достоинством отмечать: "Имею правительственные награды" А иной раз он писал не правительственные, а боевые, так звучало эффектней.

Пока Николай Фомич предавался воспоминаниям в прихожей домработница в растоптанных тапочках, возила шваброй по полу.

Новоявленный родственник её хозяев лично ей не понравился. Жлоб какой-то деревенский. Она ворчала:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.