Каникулы кота Егора (с илл.)

Наволочкин Николай Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Каникулы кота Егора (с илл.) (Наволочкин Николай)Николай Наволочкин Каникулы кота Егора Повесть Рисунки Вл. Медведева Хабаровское книжное издательство 1972

В деревню на каникулы

— А в школе говорят, что люди произошли от обезьяны, — сказал Люкс, старый охотничий пес.

Он лежал на крылечке и переговаривался со знакомой коровой. Корова стояла за оградой. Ограда была низенькой и нисколько не мешала задушевной беседе.

— Может быть, может быть, — согласилась корова и пришлепнула хвостом комара, который гнался за ней с самых лугов. Она не любила спорить и все-таки добавила: — Может, другие люди и произошли от обезьяны, но моя хозяйка нет. Она такая добрая, такая заботливая, а эти обезьяны, говорят, только скачут да лазят по деревьям. Вот ты, Люкс, разве ты когда-нибудь видел, чтобы моя хозяйка скакала или лазила по деревьям?

Проговорив это, корова загрустила, даже ее большие карие глаза ста­ли печальными. Она подумала, а вдруг, когда она уходит на пастбище, ее хозяйка, ее ласковая и неторопливая Петровна от нечего делать скачет по двору, или, того хуже, забирается на черемуху возле летней кухни и там прыгает по веткам. Она-то, корова, этого не видела, но вдруг такое наблюдал почтен­ный пес Люкс и сейчас скажет об этом. Вот стыдобушка-то будет.

Но Люкс ее успокоил. Он открыл глаза, потому что успел чуть-чуть, самую малость вздремнуть, пока корова говорила, но он все равно все слышал и поэтому сказал:

— Твоя Петровна не должна, да и мои хозяева, и молодые, и дед с бабкой тоже, но ведь кто-то все-таки произошел! Я это слышал вот этими ушами, когда лежал на завалинке под школьным окном. За тем окном учится наш Андрюшка. Ты же знаешь нашего Андрея, он ходит уже в пятый класс...

— Как не знать, — отозвалась ко­рова. — Очень умный мальчик, недаром ему дали очки. По-моему, если бы он был глупый, очки носить ему никто бы не разрешил.

— Да, это так, — подтвердил Люкс.

Ему было приятно, что корова хо­рошо думает об Андрее, ведь он был самым младшим его хозяином. Первый хозяин — дед, второй — Андреев отец, а уж третий — пятиклассник Андрей. Люкс хотел все это объяснить корове. Приятно вот так, под вечер, погово­рить с интересным собеседником. Но тут на поленницу дров вскочил петух Петя, захлопал отчаянно крыльями, вы­тянул шею и загорланил:

— А к нам едет гость! Ты слышала, соседка?

Корова пожевала губами и помотала головой.

— Да, — сказал Люкс, — чуть не забыл тебе сказать. К нам едет гость.

— Издалека! — радостно пропел петух. — Из самого города! Едет на все лето! На каникулы!

— Ахти, батюшки! — забеспокоилась корова. — Уж не обезьяна ли!

— Ну что ты, соседка, — весело захлопал петух крыльями. — За кого ты нас принимаешь! К нам едет, — и он гордо приосанился, — городской кот.

— Городской! — удивилась корова.

— Из города, — подтвердил Люкс. — За ним уехала бабка, и они вот-вот должны появиться.

— Едут, едут! — защебетал из скворечника воробей. — Вон, я вижу, у сельмага пылит автобус.

— Ну, я пойду, — заторопилась корова. — Хозяйка-то моя, Петровна-то, поди заждалась, — и корова затрусила мимо ограды домой.

— Так ты заглядывай, не забывай! — гавкнул ей вослед Люкс.

— Да уж зайду, зайду, — обернулась корова и рысью припустила домой.

Она торопилась поскорей прошмыгнуть мимо соседнего двора, где жила не то чтобы злая, а просто глуповатая собака. Она лаяла день-деньской на всех прохожих, на ветер, на мотоциклы, которых много развелось в поселке, на воробьев, на ржавый таз, что висел на заборе и даже на свою хозяйку. Могла она лаять и просто так — ни на кого. За это на улице ее называли Пустобрешкой, хотя, наверно, у нее было другое имя.

В этот вечер Пустобрешка почему-то молчала, и корова спокойно пробежала мимо ее двора. А тут уже рядом был ее с Петровной двор, и корова радостно замычала.

Бабка уезжала не надолго, всего на один день, и все-таки Люкс соскучился по ней, да и городского кота посмотреть хотелось.

— Ну, что там? — спросил он у воробья, — где сейчас автобус?

— Да улетел воробей, улетел бабку встречать! — сообщил петух. — Но теперь автобус и я вижу!

Петя успел перескочить с поленницы на самый высокий колышек ограды и оттуда наблюдал за автобусом.

— Вон он бежит по переулку. Забирайся сюда, Люкс. Отсюда все видно.

— Стар я лазить по заборам, — ответил пес. — Пойду-ка я лучше встречу бабку на улице.

— Подъезжают! Подъезжают! — зачирикал, вернувшись к скворечнику, воробей.

Он запыхался, был чем-то взволнован, быстренько юркнул в скворечник и уже оттуда спросил:

— А он, кот этот, воробьев ест?

— Не должен, все-таки городской, — успокоил Люкс, направляясь к ка­литке. — Ты подумай, воробей, — мы здесь хозяева, а он гость. Неудобно как-то гостю есть хозяев. Тогда и в гости никто не позовет...

— За себя я не боюсь! — крикнул с колышка петух. — Но ты, воробей, держись первое время подальше.

На самом деле и петух немного побаивался кота. Кто их знает, какие они, эти городские. Поселковых-то кошек сам Петя и три его курицы — Пеструш­ка, Хохлатка и Белушка — не боялись.

В это время на улице фыркнул и остановился автобус. На крылечко вы­скочили Андрюша и его маленькая сестренка Галя. За ними с газетой в руках показался дед. Закудахтали в курятнике курицы, закукарекал с поленницы Петя, и под эти приветствия бабушка вышла из автобуса.

Держала бабушка в руках сумку. И эта сумка сразу привлекла общее внимание. Люкс неуклюже попрыгал вокруг бабушки, повилял хвостом и стал принюхиваться к сумке. Дед, приподняв очки на лоб, чтобы лучше было вид­но, смотрел то на бабушку, то на сумку. Андрей, подбежав к бабушке, сра­зу же спросил:

— Привезла?

— Еле-еле довезла, — ответила бабушка.

Галя ткнула пальцем в сумку, и оттуда раздался дикий вой. Люкс отско­чил в сторону. Галя зажала ладошками уши. Петух Петя пустился наутек в родной курятник. Воробей забился в самый угол скворечника и подумал: «Все... Пропала моя молодая жизнь!» А бабушка, направляясь к калитке, ска­зала:

— Вот так он половину дороги орал. Намаялась я с ним, с гостем-то...

Городская жизнь Егора и его путешествие

Жил до этого кот у бабушкиных городских внуков. Называли его хорошим солидным именем Егор.

Вставал Егор поздно, когда вся семья уже завтракала. Потягиваясь, шел он на кухню. А так как он был очень, даже чересчур вежливым и воспитан­ным, то на кухне не орал, не мяукал, а становился там на задние лапы у сто­ла, а передней шлепал по клеенке. Хозяева сразу начинали суетиться, откры­вали холодильник, доставали оттуда жареную рыбу, чуть-чуть подогревали, и уже подогретую, повыбрав косточки, давали коту. Егор неторопливо ел, слу­шал, как его похваливают, а потом, потянувшись, уходил на диван вздрем­нуть.

Кроме жареной рыбы да рыбной колбасы мог Егор изредка вылакать блюдечко топленого молока, а еще лучше — разведенного теплой водой сгу­щенного молока с сахаром. Но особенно он любил консервы «Лосось в соб­ственном соку». Но так как эти консервы любил и бабушкин городской внук, то коту давали их не часто и совсем немного.

Всякую другую пищу Егор не признавал.

После завтрака младшие хозяева убегали в школу, старшие уходили на работу, а Егор оставался сторожить дом. Но это так только считалось. На са­мом деле Егор укладывался спать. Но как только у дверей кто-нибудь начи­нал звякать ключами или стучался, Егор моментально соскакивал с дивана и бежал посмотреть — кто пришел.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.