Искусство управлять людьми

Нарватова Светлана

Серия: Ликбез [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искусство управлять людьми (Нарватова Светлана)

«Только безнадежные дела стоят того, чтобы за них сражаться».

Ричард Фарсон «Менеджмент абсурда»

Глава 1

После звонка с пары студенты быстро освободили аудиторию, и теперь Маша Горская привычно вытирала доску. Вот казалось бы, что сложного? Выброси окурок в урну, смой за собой в туалете, сотри записи после лекции… Утром встал — убери свою планету. То ли встают не с той ноги, то ли планета для них чужая. Хотя, по мнению Маши, чужую тем более нужно убрать. В гостях пакостить в два раза хуже. Ан нет. Доска исписана в три слоя, туалет можно найти по запаху, а мусор — первое, что встречает тебя по возвращению на родину.

Лавируя среди студиозусов и здороваясь на каждом шагу, она наконец добралась до заветной двери. В кафедральной каморке обнаружилось всего две единицы ППС [1] . И это к лучшему. После трех лекций и одного семинара на общение не тянуло. Вообще.

— Привет, звезда! — помахала ей рукой Галка, жизнерадостная блондинка. Маша улыбнулась и направилась в сторону чайника. Только глоток чая может спасти смертельно уставшего Бегемота в ее лице. Валерка предусмотрительно щелкнул рычажком, как только она вошла. Подружка тоже подтянулась к чайному столику.

— У тебя, говорят, второй курс заочников-менеджеров сегодня, — проговорила она, взяв в руки горячую кружку с пакетиком хэйлиса инсайд.

— Соболезнования принимаются, — согласилась Маша.

— Эх, глупенькая, там же Вереин, — мечтательно произнесла Галка.

— Это какая-то звезда местного разлива или просто очередное воплощение Бреда Питта на земле? — оторвался на мгновение от проверки работ Валера, который знал вкусы Галки не хуже Маши.

— Темнота! Андрей Вереин — лучший бомбардир нашей команды. Именно он вывел ее в премьер-лигу несколько лет назад! — восторженно прощебетала Галя. — И да, он воплощение Бреда Питта на земле, — подмигнула футбольная фанатка. Кто бы мог подумать.

— То есть мне нужно готовиться к худшему? Меня ждут не просто заочники, меня ждут спортсмены. Мать моя женщина!

— Мария Петровна, — укоризненно произнесла приятельница, — не поминайте всуе проректора по учебной работе. Накликаете…

— Эх, не любите вы начальство, — вздохнула Маша и потянулась за печенькой.

— Мы любим, — возразила Галка. — Издалека. Чем дальше начальство, тем крепче любовь.

— Я как-то читал на физвосе, — свернул неполиткорректную тему Валера. — Мысль, не долетая до первой парты, натыкалась на стену непонимания, бессильно падала и билась в агонии. Полный интеллектуальный вакуум. Не поверите, я прямо чувствовал, как мой IQ вытекает из мозга. Незабываемые ощущения.

— Умеешь ты утешить, Лерик, — Маша специально назвала его именем, которое тот терпеть не мог.

— Мусечка, — ответил коллега той же монетой, — крепись. Может, всё еще обойдется. Насколько я помню, на моих занятиях в прошлом семестре эта персона так и не появилась.

— Но автограф в зачетку он получил? — не то чтобы Маша коллегу осуждала. Ей просто было интересно. Давить на Залесского было бесполезно. По меткому выражению Галки, на него где сядешь, там вокзал. Значит, кто-то попросил. Точнее нет: КТО-ТО попросил. Вопрос — кто?

— Проректору по экономике, трепетно сжимающему в руках экзаменационный лист, отказать невозможно.

Гм, проректор по экономике… Серьезное лобби.

— У Маши он точно появится, — радостно возразила Галя. — Я этого красавчика только что видела в коридоре.

— Ты этого… — как его?… — еще и в лицо знаешь?

— Конечно. И ты сейчас тоже будешь знать! — блондинка шмыгнула к своему столу и, к ужасу Маши, вынула из ящика фотографию А5-го формата.

С изображения смотрел одетый с иголочки красавчик.

— Гм. Всё еще хуже, чем я думала. Спайс-бой [2] , — поставила диагноз Горская. — А тебе, Гала, я так понимаю, не дает покоя слава Виктории Бэкхем [3] .

— Выдающиеся познания в мировом футболе, — хохотнул Валерка.

— У тебя просто нет старшего брата, который часами о нем рассказывает. Даже если никто не слушает. Только бы Евгений автограф выпрашивать не стал. Впрочем, теперь ему не до того.

— Он разлюбил футбол? — Галина всегда очень живо интересовалась Женькой, «паршивой овцой» в ученом семействе Горских. Тому тоже до Бреда Питта было недалеко.

— Нет, ты не поверишь, но он полюбил детей.

— Да ну?! — не поверила блондинка, широко раскрыв глаза.

— Ну да! Как неожиданно выяснилось несколько месяцев назад, Змеюшка наш Горыныч занялся исправлением демографической ситуации в стране. И теперь сутками напролет рассказывает об «Асеньке». Даже если его никто не слушает.

— Жаль, — искренне огорчилась коллега. — Такие кадры теряем!

— Кто-то теряет, а кто-то находит, — философски заметила Маша. — Ты бы лучше дисер дописывала, а не вьюношами сомнительной интеллектуальной ценности интересовалась.

— Евгений, насколько я понимаю, ныне не вьюноша, но муж, — возразил, вновь оторвавшись от работ, Валерка и подмигнул.

— А место мадам Вереиной пока вакантно, — в голосе Галки слышались мечтательные нотки: — Эх, будь у меня Вереин, разве мне нужна была бы диссертация?…

Горская перевела взгляд на фотографию, лежащую на столе. В глазах мужчины не было ни намека на мягкость или теплоту. Это был взгляд бойца. С таким взглядом киллера нужно играть. Князя, ведущего в бой дружину. Главную роль в фильме «Спасти рядового Вереина». Хотя нет, рядовой — не его профиль. Даже в анфас видно.

— Галочка, четверть ставки мадам Вереиной — максимум, на что здесь можно претендовать. Если повезет, то треть. По аккордному договору [4] , — вынесла приговор Маша и сменила тему: — Залесский, ты над чем там хихикаешь?

Валера полностью развернулся к ним:

— Проверочная по статистике. Средние величины. Попытка обнаружить разницу между средним арифметическим и средним арифметическим взвешенным.

— И?…

— И оптимизм только что в очередной раз проиграл бутылку коньяка жизненному опыту.

Уровень знаний необучаемых обучающихся — любимый конек преподавателей всех стран и времен. За обменом последними студенческими перлами пролетела перемена. В коридоре прозвенел звонок.

Горская сделала последний глоток, откопала на столе бегунок заочки с расписанием своих занятий у второго курса менеджеров и печально взглянула на Валеру.

— Иди, я тебя пожалею, — предложил он и раскрыл объятия. Маша не стала отказываться от моральной поддержки. — Держись, малыш. Осталась всего одна пара, — сочувственно прошептал ей в макушку Залесский.

Девушка подняла к нему лицо и получила привычный «чмок» в кончик носа.

Андрей в очередной раз перелистал каталог и усилием воли заставил себя закрыть его и отложить на край стола. Велосипеды подождут. Перед смертью не надышишься. Все равно рано или поздно занятия придется посетить. Так почему бы не сделать это в первый день сессии, как все нормальные студенты?

Нет, можно, конечно, и не посещать. «Закрыл» же он первый курс, так ни разу и не появившись в аудиториях? Но там же не было ничего важного, напомнил себе про смягчающее обстоятельство Вереин. Он же не ради естествознания с иностранным пошел учиться?!

Однозначно, согласился с Андрей с внутренним голосом. Но как человек честный и не обремененный свидетелями, Вереин мог признаться — он трусил. Смешно, правда? Так уж сложилось, что учеба никогда не была его сильной стороной. В детстве Андрюше было скучно сидеть за столом и выводить в тетрадке ровненькие строчки букв и цифр. Нет, его неудержимо тянуло на улицу. Остановить не могли ни ругань матери, ни ремень отца. То, что не удалось родителям, оказалось по силам тренеру. Когда тот поставил условие, что с двойками на тренировки пускать не будет, пацан всё же собрался и стал твердым троечником. Кое-где даже четверки появились. Но уверенные слова математички, химика и завуча, что Андрей — «необучаемый дебил», навсегда отпечатались в его мозгу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.