Любовь подскажет

Гринь Ульяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любовь подскажет (Гринь Ульяна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Настя металась по рынку как сумасшедшая. Конечно, насколько это позволяла плотная, казалось, компактная и безликая толпа людей, которым всем вот прямо обязательно сегодня понадобилось приехать на рынок!

Настя в отчаяньи привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть зелёную потрёпанную шапочку из-за серо-коричневых спин, но это было всё равно, что искать жеребёнка в огромном табуне, Артёмка-то до метра едва дорос, куда его разглядишь.

Машинально она поправила капюшон на Ленкиной голове. Вот кому пофиг веником, так это малой! Спит себе в своей сумке-кенгуру и в ус не дует. А Артёмка плачет небось, где-то в толпе, маленький, один-одинёшенек, напуганный и безголосый.

Настя и сама принялась всхлипывать, готовая поддаться нормальной материнской истерике. Её рука ещё хранила тепло маленькой ладошки сына с того момента, когда толпа безжалостно разъединила их на перекрестке между палатками. Настя попыталась пробиться назад, туда, где в последний раз видела Артёма, но как же, пробьёшься через людей, которым надо совсем в другую сторону! Тогда она решила обойти пятачок палаток и вернуться на то место с другой стороны, но, в слезах, наткнулась на помеху.

Чья-то сильная рука придержала её от увлекающего в совсем ненужное Насте направление потока людей. Настя подняла голову, вытирая слёзы ладонью, и увидела настоящий ужас – высокий и широкий мужик, с бритой головой и лицом бандита, хмуро смотрел на нее. А Настя пялилась на него, не зная, как обойти и что сказать, и только крепче прижала Ленку к себе. Наконец, браток спросил раздраженно:

– Ты чего?

– У меня ребёнок потерялся, – проблеяла Настя. Мужик бросил взгляд на спящую Ленку, и Настя спешно добавила:

– Мальчик. Шести лет.

Браток покачал головой и, не отпуская Настиной руки, повёл её за собой. Идти за ним оказалось легко и приятно – он рассекал толпу людей, словно ледокол, давая возможность катеру-Насте спокойно плыть в фарватере.

Он привел её в бюро, где сидела дородная пожилая тётка, сам продиктовал и расплатился за объявление, уточнив у Насти детали, и над стадионом поплыл гнусавый голос, призывающий к посетителям привести потерявшегося мальчика Артёма шести лет, одетого в синюю курточку с роботом на спине и зелёную трикотажную шапочку с надписью Адидас. Настя опустилась на предложенный ей стул, сама не своя от переживаний, и приведший её парень неловко затоптался рядом. Она не поняла, почему он не ушел, но покорно приняла из его руки пакет бумажных салфеток, наспех вытерла глаза и красный от холода и слёз нос. Парень сказал, желая утешить Настю:

– Найдётся он… Сколько теряются здесь – всех приводят, правда, Семёновна?

– А как жеж! – кивнула тётка, перебирая бумажки на столе. – По двадцать детишков за месяц объявляем! Только, конечно, больше папаши теряют. И всех приводют, а что, цыган-то тут нету, а кому еще мелкие-то нужны…

Настя слушала вполуха. Нужен то Артёмка только ей, это неоспоримо, а вот что он должен испытывать в этот момент, она даже представить не могла. И так он у неё забитый, всего боящийся, а в толпе незнакомых людей, наверное, вообще голову потерял.

Дверь раскрылась, и женщина средних лет заглянула в помещение:

– Добрый день! Это сюда мальчика, который потерялся?

Она буквально втащила упирающегося Артёма в бюро, и Настя от радости не смогла даже встать – ноги начисто перестали слушаться. Артёмка увидел её и бросился к ней, судорожно обнял и сунул голову под мышку.

– Ну все, все, котёнок! – от напряжения Настя чуть не расплакалась. – Я тут, теперь больше тебя не отпущу!

Она встала, крепко держа Артёма за руку, и с чувством сказала женщине:

– Спасибо вам большое!

– Да не за что, чего там, – усмехнулась та. – Стоит плачет, а сказать ничего не может, видно, перепугался до смерти… Ты уж больше не теряйся, малыш!

Настя погладила Артёмку по голове и обратилась к парню, что привел её:

– И вам тоже спасибо!

Он кивнул и бросил:

– Ладно, давай, подвезу до дома.

– Спасибо, мы на трамвае, – вежливо отказалась Настя, но парень осуждающим тоном возразил:

– С мелкими на трамвае, в самый грипп… Подвезу, сказал!

И, не слушая возражений, взял за запястье и потянул к выходу.

Настя нехотя подчинилась, у неё просто не было сил воспротивиться, рынок вконец вымотал её.

В молчании они вышли с Динамо, добрались до светло-серой блестящей «Ауди». Парень распахнул заднюю дверцу:

– Давай, пацан, не жмись, залазь!

Настя помогла Артёму забраться на заднее сиденье, пристегнула его и села рядом, осторожно придержав всё ещё спящую Ленку.

Новый знакомый завёл мотор и спросил, не оборачиваясь:

– Куда ехать-то?

– Улицу Захарова знаете?

– Это возле площади Победы? – уточнил парень, включая навигатор, и Настя кивнула. Он с усмешкой глянул на неё в зеркальце и небрежно спросил, трогая машину:

– Звать-то как?

– Меня? – глупо переспросила она и отчего-то покраснела.

– Тебя, кого ж еще.

– Настя, – ответила она, пряча глаза от быстрого взгляда в зеркальце. Он бросил, сворачивая на улицу:

– Вова.

– Вован? – не удержалась от иронии Настя, неизвестно почему, может, из-за его бандитского вида. Он удивился:

– Почему? А… Нет, я не из этих «пальцы веером.» Просто Вова.

– Очень приятно, – вздохнула Настя, злясь на себя. Ну Вова и Вова, бог с ним, толку вообще знакомиться, Версаль тут разводить! Сейчас подвезет её с малыми до дому и исчезнет из её жизни так же быстро, как и появился. И без него проблем полно, вон Темке шапочку так и не купила, а старая уже по ниточкам расползается, зашивать не на что. Походит ещё неделю в старой, а в следующее воскресенье опять на Динамо тащиться. Если деньги останутся…

На Захарова она показала на блочный дом рядом с остановкой:

– Вон там, в переулок сверните и приехали.

Вова кивнул, заруливая в маленькую улочку перед Настиным домом, тормознул у подъезда и заглушил мотор:

– Ну вот.

– Спасибо большое, – она отстегнула Артёма и открыла дверцу. И вдруг услышала:

– На кофе пригласишь? Или там… Ну, муж или кто-нибудь…

Не веря своим ушам, Настя взглянула на Вову, но он занимался пристальным изучением несуществующих царапин на руле. Настя ляпнула, не особенно раздумывая:

– Приглашу.

И удивилась сама себе – вроде не собиралась знакомиться? Помогая Артёму выбраться из машины, решила для себя – это из благодарности, и успокоилась.

В подъезде её посетила запоздалая мысль – а что если Вова грабитель? Или маньяк? Настя покачала головой, обругав себя мысленно идиоткой. Чё у неё грабить-то? Три сосиски в холодильнике или допотопный чёрно-белый телевизор? У неё даже мобильника нет… А на маньяка он не похож, те больше ласковые и обаятельные с виду.

Всё ещё под влиянием чудной по интеллигентности мысли, Настя отперла дверь и вошла. Вова старательно отряхнул снег с ботинок, вытер ноги о половичок и тоже вошёл, точнее, втиснулся в узенький коридорчик.

– Раздевайся, проходи на кухню, я сейчас, – Настя скинула кроссовки у обувной полочки и поспешила в зал. Отстегнула Ленку вместе с её сумкой, так прямо, не вынимая, положила в кроватку, сняла куртку и тут заметила бардак на диване, оставшийся с утра. На всякий случай принялась запихивать выстиранные шмотки в «стенку». Вова спросил из кухни:

– Одна живешь?

– Ага…

– Работаешь где?

– Дворником в ЖЭКе, на полставки, а по вечерам полы в Тёмкином садике мою, – ответила Настя, аккуратно складывая единственный парадный лифчик. Услышала быстрые шаги по коридору, дверь негромко щёлкнула замком, закрываясь – и тишина.

Настя выглянула в коридор, растерянно посмотрела на дверь, потом на лифчик в руках и вдруг разозлилась, зашвырнула лифчик на полку. Правильно, что он тут забыл, Вова? Он крутой, полный бабла и из себя ничего, а она кто? Нищая истеричка с двумя детьми… Настя посмотрела на вещи на диване и, бросив всё как есть, пошла на кухню. Огляделась с внезапной тоской и молча заплакала…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.