Ловец застывших мгновений

Кононова Ксения

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ловец застывших мгновений (Кононова Ксения)

Куколка. Так, кажется, меня любят называть клиенты?

Усмехаюсь. Горечь давно перестала ощущаться на кончике языка, пропитав полынным привкусом всю кожу и мысли. Если получать небольшие дозы яда постоянно, со временем можно перестать опасаться отравиться им. Я и есть яд. Сладкий и порочный. Меня можно попробовать, если не боишься, и если… цена подойдет. У каждого своя цена. Разница лишь в том, что мою назначили за меня.

Глава 1

In your cage you're the one to rule the game

Here you feel safe, but no one’s gonna call your name

You're a slave, your mind directed by the tear stream

No time to waste — life's more than what your eyes can see.

You've got to wake up and make a change… [1]

Cinema Bizarre «In Your Cage»

Легкая дымка последних предрассветных минут. Смотрю, как с востока протягиваются трепетные мазки пурпурно-розового света, не спеша, раскрашивая палитру темного неба. Просыпается новый день. Дышит. Дрожит в пропитанном смогом воздухе. Вслед за мраком неизменно наступает рассвет. Вслед за увядающей листвой приходит весеннее воскрешение. Мягко скольжу ладонью по обжигающе холодному оконному стеклу. Подушечки пальцев впитывают в себя безразличный холод, давно ставший частью меня. Больно? Уже нет. Уже нечему болеть. Наверное.

Непослушные слегка вьющиеся волосы в беспорядке и прядями шоколадного цвета падают на бледную кожу лица. Не чувствую желания их убрать, но спустя миг все же тянусь за простым черным обручем и убираю их назад, открывая лоб. Возвращаясь всегда под утро, все также встречаю рассвет у холодного окна. Почти таинство или ритуал, сформировавшийся давно. Нельзя пропустить ни одного лишнего доказательства, что жизнь продолжается. Не смотря ни на что. И ночь с ее грязью отступает перед этими широкими мазками света и тепла, пахнущими моим одиночеством. После ночной работы оно кажется не таким уж смертельным. Натыкаюсь взглядом на отражение серых глаз. Безжизненных и пустых. Куколка. Так, кажется, меня любят называть клиенты?

Усмехаюсь. Горечь давно перестала ощущаться на кончике языка, пропитав полынным привкусом всю кожу и мысли. Если получать небольшие дозы яда постоянно, со временем можно перестать опасаться отравиться им. Я и есть яд. Сладкий и порочный. Меня можно попробовать, если не боишься, и если… цена подойдет. У каждого своя цена. Разница лишь в том, что мою назначили за меня.

Несколько минут, и небо полностью меняет свои оттенки. Солнце пронзает своими лучами окна домов, натыкаясь на предметы и людей. Пытаясь отогреть, вскоре заполнит их теплом. Прости, со мной так не получится. Плотно зашториваю окно и иду в душ. Тру гладкую мягкую кожу с остервенением, пытаясь смыть чужой запах. Стереть чужие прикосновения. Их столько уже на моем теле, что можно заводить отдельную картотеку. Тщательно промываю волосы, избавляясь от запаха дорогих сигарет и заблудившегося в них алкогольного дыхания очередного клиента. Нет, я не шлюха. Сейчас есть более достойное название тому, чем я занимаюсь. Служба эскорта. Но обязанность предоставлять любые услуги, которые от меня захотят, прописана в моем контракте. Так что за более высокую плату я подарю наслаждение любому, у кого хватит средств на новую игрушку. Меня.

Забираюсь в постель. Есть время до вечера, чтобы выспаться. Никаких синяков под глазами, лишних волосков на теле и всегда идеально ухоженные руки с аккуратным маникюром. Действительно куколка. Пластмасс. Красивый, но пустой внутри.

Проваливаюсь в черный колодец без сновидений и мыслей. Мне давно не снятся сны. Или я просто их не помню. Тем лучше. Проще вернуться в реальность. Звонок телефона вытягивает обратно из кромешного вакуума, пробивая мозг острыми спицами неожиданно громкого звука. Тянусь за ним и, даже не взглянув на дисплей, знаю, кто мне звонит. Нажимаю на кнопку приема вызова.

— Энджи, все в порядке?

Никто не знает моего настоящего имени. Зачем, если почти каждый вечер меня будут называть так, как им будет угодно? Но для босса я Ангел. Странное имя, учитывая то, чем я занимаюсь. Ничего особо ангельского нет ни во мне, ни в моей внешности. Тем не менее, Энджи вполне приемлемый вариант, на который я отзываюсь чаще обычного. Мое настоящее имя иногда даже мне удается забыть — безрассудная попытка сохранить хоть что-то, что принадлежало бы только мне. Что-то личное. Не обесцененное, как все остальное. Всего три правила: никогда не остаюсь на всю ночь, не целую в губы и не называю свое настоящее имя.

— Все отлично, — проговариваю в ответ.

Обмен дежурными фразами на этом окончен.

— Запиши имя и адрес.

Я запомню. У меня отличная память. Хотя вряд ли это можно назвать удачей, скорее проклятьем.

— Диктуй.

— Клуб «Фьюжн», десять вечера, Стивен Стайн, сорок пять лет, глава одной из нефтяных компаний. Думаю, понятно, что клиент солидный и оплатил весь спектр услуг? — выжидающая пауза.

— Форма одежды?

На том конце слышится едва уловимый вздох облегчения. «Полный спектр услуг» в последнее время для меня превратился в обыденность. Удивление вызывают наоборот «не полные спектры».

— Лучше элегантная классика. И да, он будет с женой, поэтому будь умницей. Он сам тебя найдет. Скажу по секрету, когда увидел твое фото, даже не захотел смотреть другие варианты.

— Не сомневаюсь, — очередная маленькая порция яда попадает в кровь. — Пока, Дэйв.

Не спеша поднимаюсь с кровати и вновь подхожу к окну, отодвигая шторы. Темно-фиолетовые сумерки постепенно разливаются над городом, накрывая своей вуалью улицы и дома, проникая в самые незаметные углы и щели. Поворачиваю ручку и дергаю оконную створку на себя, в желании ощутить свежий вечерний воздух. Оглушающий шум большого города врывается в тишину моей комнаты, заполняет пространство симфонией просыпающейся ночной жизни. Жизни, частью которой являюсь и я.

На часах шесть вечера. Пора приводить себя в порядок. Дэйв сказал элегантная классика, ну что же… Перебирая вешалки в шкафу, наконец, чувствую пальцами шелк. То, что нужно. Серебристый и прохладный материал приятно холодит кожу. Элегантный приталенный серый костюм по фигуре и черные туфли. Опять душ. Лосьон для тела с запахом миндаля. Парфюм. Сушу феном и выравниваю волосы. Шелковистая темно-коричневая прядка челки тут же падает на глаза, закрывая часть лба. Сегодня не буду собирать их, оставлю так.

Наконец, выхожу из дома и ловлю такси. Назвав адрес таксисту, наблюдаю через слегка опущенное окно за проплывающими мимо фонарями и витринами, неоновыми вывесками и рекламными щитами. Нервничаю? Нет. Уже давно не чувствую ничего подобного. Это меня хотят, а не я. Это они платят за чужое тело, а не я. Ничего личного. Всего лишь работа. Так с чего нервничать? Огрубевший струп вместо сердца и душа, превратившаяся в рабу собственной циничности.

Клуб закрыт для частной вечеринки, но меня ждут. Называю имя, и охрана на входе беспрекословно пропускает внутрь, провожая сальными взглядами. Эх, мальчики, и вы туда же. Усмехаюсь. Значит, выгляжу отлично. Внутри все пропитано запахом алкоголя и табачного дыма. Сквозь интимный полумрак помещения удается рассмотреть большое скопление людей. Элегантной классикой здесь и не пахнет, не смотря на деловые костюмы и вечерние платья. Периодически сверкают вспышки фотоаппаратов, ослепляя на мгновение ту или иную группу людей. Мне этого не нужно и я сажусь за стойку, заказав кофе. Алкоголь не пью, особенно с клиентами. Еще одно правило.

Крохотная белая чашечка, над которой поднимается тонкий горьковатый аромат. Вдыхаю, наслаждаясь этим запахом. Чувствую, как на секунду он окутывает что-то внутри, согревая и расслабляя. Моя слабость. Одна из немногих, которую могу себе позволить. Очередная ослепительная вспышка фотоаппарата где-то рядом, будто катализатор действует на мозг, нажимая невидимую кнопку, отвечающую за воспоминания.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.