Услышанный во второй жизни

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Torens   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Услышанный во второй жизни ( )

Пролог

Я сидел на подоконнике у открытого окна и слушал очередную нотацию родителей о том, что должен сделать и как поступить. Меня накрыли апатия и безразличие.

- Это все не имеет значения, - прервал я, казалось, нескончаемый монолог родителей.

- Что ты имеешь ввиду? – спросила мама.

- Все это, - развел я руками. – Это замкнутый круг. Я никогда не соглашусь с вашими условиями, вашими планами и желаниями на мое будущее. Вы никогда не услышите меня.

- А ты нас хоть раз попытался услышать? – вскипел папа.

- Я вас слышу, но… я не могу жить так, как хотите вы. Простите. Мне все это так надоело.

Я завалился назад, прямо в открытое окно. Не было никакой эйфории от полета. Не было чувства свободы. Был только дикий страх. Потом пронзительная боль во всем теле, от которой хотелось кричать, а из горла вырвался лишь тихий хрип. Но вскоре пришла спасительная темнота…

1 глава. Больница

Над ухом раздается назойливый писк, совсем рядом играет незнакомая мне песня, сквозь закрытые веки я чувствую солнечный свет. Жив. Я жив. Не знаю, радоваться этому или нет.

Выход есть, но я не знаю, где мне выйти,

Туман... лишь бы в нём не остался я.

Люди, вы не выходите, пропустите.

Может быть, там будет моя станция?

Я усмехнулся. Песня определенно подходила мне.

Неожиданно музыка затихла, и раздались тихие шаги.

- Эй, ты очнулся? – я услышал голос незнакомца. Скорее всего, он принадлежал моему ровеснику или, может, парню постарше меня.

Я резко распахнул глаза, но тут же закрыл, когда солнце резануло по ним. Вновь послышались шаги, скрип открывающейся двери, и я остался в тишине. Наверное, парень пошел звать врача. А врача ли? Я жив и, скорее всего, нахожусь в больнице, так что, да, врача. Надо еще раз попытаться открыть глаза, только в этот раз медленно.

Я постепенно приоткрывал веки до тех пор, пока глаза полностью не привыкли к солнечному свету. Одноместная палата в нежно-голубых тонах с огромным окном на всю стену и двумя дверьми. Одна, я так думаю, вела в туалет, а другая была выходом. Я попытался повернуть голову, но она отдалась тупой, ноющей болью. Черт, как же хреново.

Дверь в палату распахнулась, и комната вдруг наполнилась людьми. Врач в белом халате, медсестра, мама, как всегда безупречно одетая, папа с каменным лицом… тетя Эрика? Боже, как давно я ее не видел. Три года точно. Но она все такая же элегантная, красивая, подтянутая, только сейчас бледная и с синяками под глазами. Рядом с ней стоял незнакомый мне парень. Он смотрел в мою сторону, чуть прищурившись, и, кажется, ухмылялся. Я быстро пробежался по нему взглядом. Рост около 180 см, волосы почти доходили до висков и были непонятного цвета: то ли очень темный шатен, то ли недобрюнет. Цвет глаз было не разобрать, слишком далеко стоял, но, вроде, темные. Лицо - классическое для представителя мужского рода, который недалеко ушел от неандертальца. Тяжелая нижняя челюсть, широкие скулы, тонкие губы, высокий лоб, густые черные брови, нос, кажется, с горбинкой, но, опять же, парень слишком далеко стоит, чтобы я мог разглядеть. Кожа смуглая, но не такая, как после загара. Одет он был в белую безрукавку с глубоким вырезом и светло-синие джинсы. И майка, и джинсы сидели на нем идеально - словно для него и были созданы. Я отвел от незнакомца взгляд, когда увидел на его руках довольно заметную мускулатуру. Этот парень мне определенно не нравится. Хотя бы потому, что, в отличие от него, у меня внешняя феминность.

- Молодой человек, Вы меня слышите? – я перевел взгляд на склонившегося надо мной врача и кивнул. – Отлично, слуховые рецепторы в норме. Вы можете что-нибудь сказать? Как Вас зовут?

- Ар… - боже, как тяжело. Такое чувство, что горло трут наждаком изнутри. – Арсений, - прозвучало едва слышно.

- Правильно, - кивнул мне доктор и, глянув на медсестру, быстро произнес. – Память и речь в порядке, - а потом вновь вернулся ко мне.

- Можешь повернуть голову? – я поморщился.

- Больно, - опять почти не слышно.

- Да, я знаю, поначалу будет больно, но нам надо узнать, все ли хорошо с ядром добавочного нерва, - я решил не уточнять, что это, и медленно-медленно начал поворачивать голову влево. Боль стала просто адской, казалось, кто-то хочет расколоть мой череп, причем не на две части, а на много-много частей. – Отлично, - улыбнулся доктор, когда я вернул голову в первоначальное положение. – Пошевели пальцами правой руки. Хорошо. Теперь левой. Замечательно. Теперь пальцами правой ноги. Левой. Одновременно, - голос доктора из воодушевленного вдруг превратился в серьезный.

Я оглядел людей в палате, они, все как один, смотрели на мои ноги. По телу прошелся озноб. Наплевав на боль в голове, на то, что тело меня почти не слушалось, я резко согнул ноги в коленях, и... ничего не произошло! Они все так же продолжали лежать на белоснежной простыне.

- Не двигаются, - голос в этот раз прозвучал громче, хоть и оставался все еще таким же хриплым. – Они не двигаются… Мои ноги… - перед глазами все расплывалось, и я не сразу понял, что плачу.

- Ну-ну, успокойтесь. Тебе повезло, что вообще жив остался, выпав из окна с четвертого этажа.

Выпав? Я выпал из окна? Случайно выпал? Боже, мама, папа…

- Я не выпал. Я прыгнул, - врач удивленно посмотрел на меня, а потом на родителей.

- Сенечка, что ты такое говоришь? Мы же все видели, это была чистая случайность, - может, интонация маминого голоса и уверила доктора, что это случайность, но я, в отличие от него, знал ее давно. И понимал, что за этими словами скрывается приказ молчать.

Я закрыл глаза. Все равно. Делайте, что хотите. Говорите, что хотите. Мне все равно. Вы разрушили мою жизнь, но теперь, когда я инвалид, я разрушил ваши планы на мой счет. Теперь я могу спокойно жить… С этими мыслями я незаметно для себя уснул.

Слова песни Жени Мильковского - Станция "Туман"

2 глава. То ли купили, то ли спасли

Когда я в следующий раз открыл глаза, за окном было солнце. Не знаю, может, я проспал всего ничего, а может, уже был другой день, но в палате все так же находились мои родители, тетя и незнакомый парень.

Выход есть, но я не знаю, где мне выйти,

Туман... лишь бы в нём не остался я.

Люди, вы не выходите, пропустите.

Может быть, там будет моя станция?

Тихо пропел парень, выглядывая в окно. Я поморщился.

- Не пой. У тебя ужасный голос, - хрипло пробормотал я. Парень обернулся ко мне.

- Кто бы говорил. И вообще тут дело не в голосе, а в отсутствии слуха.

- Саша, - глянув на парня, произнесла тетя. Парень замолчал.

Через несколько секунд меня окружили родители и тетя.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила мама.

- Как после падения с четвертого этажа, - я заметил, как одинаково сузились глаза родителей.

- Насчет этого, мы решили, что будет лучше, если все будут считать, что это несчастный случай, ведь если врачи узнают, что это был суицид, то они вполне могут положить тебя в психушку, а нам этого не надо, - спокойным голосом говорил папа. – Ты ведь через несколько месяцев заканчиваешь одиннадцатый класс, потом институт. Конечно, теперь и речи не может быть о том, чтобы ты поступил, куда мы планировали, но мы с мамой нашли очень хороший университет для инвалидов как ты, поэтому ты еще сможешь стать экономистом, а потом еще закончишь обучение на менеджера…

Я смотрел на них с широко открытыми глазами и не мог поверить услышанному. Они ничего не поняли. Они все так же принимают решение за меня. Они хотя бы волновались за меня? За меня, а не за планы на будущее, что я мог сорвать?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.