Разрушитель

Ящерицын Владимир

Серия: Заблудший [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Разрушитель.

Пролог.

Вот я и заканчиваю Академию.

За эти два года война с Облаком все-таки начала сходить на нет. Если поначалу Коноха явно проигрывала, то (не без моего воскрешения) постепенно стала вытаскивать на ничью: рейдерские сводные отряды не боящихся смерти Учих привносили настоящую панику и хаос в тылу врага. В последнее время джинчуррики Облака даже и не думали о работе на территории Страны Огня и носились лишь по внутренним вызовам.

За эти два года я воскресил больше пяти сотен людей. Из них около пяти десятков были вражеские шиноби, тут же отправлявшиеся на допрос к Иноичи и Ибики. Благодаря им мы знали Страну Молний лучше Страны Огня и наши диверсионные группы точно знали что и где уничтожать.

Коноха все-таки вышла на рынок с предложением о воскрешении, чем буквально взорвала рынок услуг Страны Огня. Город стал неожиданно быстро застраивать пустующие участки кварталов Узумаки и Сенджу. Заполнив внутреннее пространство, постройки выплеснулись за городскую стену, образовав быстро растущий прирогод. Коноха начала стремительно расти в размере, все больше и больше отрываясь в этом аспекте от других Скрытых Деревень.

По слухам в городе пару раз появлялись саннины - Цунаде и Джирайя.

Золотая наследница, пробыв в Конохе неделю, соблаговолила лишь раз заглянуть за это время в госпиталь. Все остальное время она бухала, кутила и даже провела две ночи в Квартале Красных Фонарей...

Джирайя же появился месяц спустя и, похоже, поставил себе цель превзойти сокомандницу во всем минимум десятикратно. Воистину он заслужил своим поведением каждую букву титула 'Легендарный Жабий Саннин с Горы Мёбёку'...

За те два месяца, что он тут...жил? существовал?...хрен его знает как назвать его бытие... Так вот - он дрался каждый день, бухал ежедневно по-черному и перебывал, наверное, в каждой проститутке Конохи раз по десять... Кроме того, он эпатировал всех жителей передвигаясь по улице на огромной жабе. А если учитывать, что однажды он проделал этот фокус голым...

Короче говоря, когда он, наконец, убрался из Конохи - весь город вздохнул с облегчением.

Честно говоря, душой я их понимал. Обладать знанием, что за красивым фантиками 'Воли Огня' и 'служению Стране и Дервевне' скрывается жесточайшая грызня за малейшую крупицу власти между Советниками, кланами, бесклановыми и Хокаге, невыносимо...

Но разумом я не мог принять их добровольное отречение от своей судьбы и нежелание смотреть в лицо правды.

Ну, ладно Цунаде. С затуманенным разумом особо не поинтригуешь, но Джирайя? Боже мой, он мог стать Хокаге в любой момент! Да явись он среди ночи к Хокаге и скажи: 'Я готов!' и утром - он уже примеряет ритуальную шляпу, а Хирузен начинает выращивать цветочки и сосредотачивается на управлении своим кланом.

А Хирузен старел. Многое, что он делал - двигалось уже на инерции. Опыт и связи были, а вот ум и память начали подводить. Конечно же, внешне старик держал марку, но от меня-то, ирьенина А-класса(официально), носителя незавершенного риннегана(неофициально) и псиона(если кто узнает - убью), мало что можно утаить.

Вместе с тем в его семью вернулся его сын, Асума, и снял с его старческих плеч заботу о делах клана. Говорят, раньше он был сорвиголова еще тот, но сейчас он вернулся со службы даймё побитым жизнью ветераном с немного пессимистичным взглядом на жизнь.

Что о нем сказать? Отнюдь неглуп, бородат и такой же куряга как и его отец. Причем его сигареты воняли так, что глаза слезились. И это при том, что Хирузен курил очень дорогие сорта табака...

На память о службе дайме он вынес лишь шрамы и платок, вышитый регалиями его личной охраны. Носил он его на поясе.

Что там произошло - была тайна, но, по слухам, в Стране Огня была попытка переворота. Охрана разделилась на две группы и ему пришлось убивать своих товарищей...

В общем, нашего полку шиноби с потекшей крышей прибыло пополнение.

- Я стану Хокаге! И вам всем придется меня признать!
- заплакал желтоволосый мальчик и куда-то убежал.

Следом за ним по крышам проследовала пара АНБУ.

Джинчуррики...

Я покосился на мрачного, как туча Хокаге.

- Как вы думаете, сенсей, что произойдет, когда он узнает, кем был его отец? У вас маразма случайно нет? Приступ кретинизма у Советников не случился? Вы что, думаете, что об этой тайне знают только немногие? Да, вы ему дали фамилию Узумаки, но как только кто-то сложит два и два, то он ему расскажет о его родителях и попытается перетянуть его на свою сторону! Представьте на секунду, это сделают наши враги? Вы что, не понимаете, что мы лишимся единственного джинчуррики?

- При правильной идеологической накачке этого не должно произойти...

- Идеологической накачке? Вы своих учеников случайно не забыли? Вот уж кому мозг промывали ежечасно и что? Джирайя занимается черте чем, Цунаде творит то же самое, а Орочимару залез в какую-то щель и никто из них не хочет иметь с Конохой дел!

Хирузен отвернулся и я еще сильнее ощутил, насколько он стар - его плечи поникли, а сам он сгорбился.

- Скорее это говорит о моем провале как учителя, чем о недостаточной идеологической накачке... Да и испытания на их судьбу выпали настолько неподъемные, что сломали бы и более крепких волей людей.

- И тем не менее, я считаю, что это бесчеловечно. Вы сами создаете монстра, чудовище, которое мне однажды придется убить. А это будет крайне непросто.
- Я резко наклонил голову и хрустнул шейными позвонками, продолжив: - Лично я сомневаюсь, что если схватка произойдет в пределах Конохи, что даже половина нашей деревни уцелеет...

Все так же не поворачиваясь ко мне, старик произнес:

- Я скажу тебе правду Акио... Одним из условий такой его судьбы, был ты. Советники поставили на одну чашу весов тебя, а на другую - его. И мне пришлось уступить.

Вот оно что.

- Понятно... Неужели Данзо продолжает интриговать? Надеюсь, он понимает, что, однажды, я его уничтожу...

Хирузен мгновенно обернулся ко мне:

- Не смей даже думать об этом! В последнее время Корень приобретает все больший вес. Данзо питает война, он играет на настроениях ястребов, которые хотят постоянной войны. Мир ему претит. Он хочет власти. Хочет поста Хокаге. Иногда я думаю, что зря простил ему покушение.

- Вы ему простили ч-что?
- степень моего удивления практически достигла крайней отметки.

- Покушение.
- почти равнодушно произнес старик и не спеша пошел дальше по улице.

- Но зачем?
- догнал его я.

- Понимаешь, он - мой друг детства. После гибели своего клана и тяжелого ранения Данзо запутался... самоослепился желанием любой ценой получить власть. Когда я это понял, я стал, к сожалению, уже чересчур стар и сантиментален. И у меня просто не поднялась рука.

Мы не спеша шли по дороге к госпиталю. Охрана из двух пар АНБУ и Сэнго с Анко контролировала улицу и прохожих. Кроме того я и Хирузен тоже постоянно мониторили окружение.

Солнечные лучики, пробивавшиеся сквозь плотную листву деревьев, забегали на нас с брусчатки улицы, а потом спрыгивали обратно.

На встречу нам шел патруль Учих. Уважительно поклонившись, они отправились дальше по своим делам.

- Учихи напряжены.
- произнес я - Кто-то настраивает людей в Конохе против них. Я думаю, вы понимаете и даже знаете, кто это делает. Вы должны понимать, что если ничего не сделать - грядет мятеж. Если взбунтуется треть наших сил - самая боеспособная часть - наше могущество растает, как мираж.

- Учихи всегда напряжены.
- фыркнул старик: - Это у них в крови. Это суть их додзюцу - убивать, бунтовать и ненавидеть. Пока есть войны - пока все будет хорошо.

- Спорное утверждение. Особенно если учитывать, что война с Облаком подходит к очевидному концу.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.