Уилл Грейсон, Уилл Грейсон

Грин Джон

Жанр: Современная проза  Проза    2013 год   Автор: Грин Джон   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Уилл Грейсон, Уилл Грейсон (Грин Джон)

Глава первая

Когда я был маленьким, папа говорил мне: "Уилл, ты можешь выбирать своих друзей и свой нос, но

ты не можешь выбирать носы своим друзьям ".

Это казалось очень правдивой и умной мыслью, когда мне было 8, но спустя несколько лет это оказалось полной чепухой.

Начнём с того, что вы не можете выбирать своих друзей, или я бы никогда не связался с Тайни Купером.

Тайни Купер не самый гомосексуальный человек в мире, и он не самый крупный человек в мире. Но я верю, что он самый крупный человек, кто по-настоящему гей, а также он самый гейский парень, у которого по-настоящему крупное тело. Тайни - мой лучший друг с 5 класса, если не считать последнего семестра, когда он был занят изучением своей гомосексуальности, а я был занят в Группе своих "честных" Друзей , которые недавно решили никогда со мной не заговаривать из-за двух несущественных преступлений:

1. После того, как один из членов школьного совета начал протестовать против геев в

раздевалке, я защитил право Тайни Купера быть и крупным (и, благодаря этому, лучшим в нашей

сраной футбольной команде) и геем в письме для школьной газеты, которое я, по глупости, подписал.

2. Этот парень Клинт, один из Группы Друзей, говорил об этом письме за ланчем, и в процессе обсуждения он назвал меня грёбанным голубком. Я не знал, что такое грёбанный голубок, поэтому я спросил его: "Что ты имеешь в виду?" Он назвал меня грёбанным голубком снова, в эту же секунду я сказал ему отвалить от меня, взял свой поднос и ушёл.

Это, наверное, означало, что я, технически, потерял Друзей, хотя морально чувствовалось иначе. Честно говоря, никто из них не горевал об этом, но они были рядом, а для меня это уже что-то значило. И теперь их не было. Я остался совершенно лишенным социального общения со сверстниками. Если не брать Тайни в счёт, конечно. Но, полагаю, я вынужден.

И если бы так, но спустя несколько недель после завершения наших Рождественских каникул в одиннадцатом классе, я сижу на своем обычном месте в классе по математике, когда Тайни, одетый в майку, заправленную в джинсы, хотя футбольный сезон уже закончился, почти вальсируя, заходит в класс. Каждый день Тайни чудом проникает за парту рядом со мной на математике, и каждый день я удивляюсь, что ему это удается.

Итак, Тайни втискивается в свое кресло, я поражен, он поворачивается ко мне и громко шепчет, потому что втайне хочет, чтобы все услышали это: "Я влюблен". Я закатываю глаза, потому что он каждый час влюбляется в какого-то нового бедного мальчика. Все они выглядят одинаково: тощие,

миленькие и загорелые, и последние идиоты, потому что загар в феврале - это фальш, а значит все загорелые парни в Феврале - неважно, геи они или нет - идиоты.

"Ты такой циник", - говорит Тайни, пожимая мою руку.

"Не циник, Тайни - отвечаю я, - я реалист".

"Ты робот",- говорит он. Тайни думает, что я не чувствую того, что нормальные люди

называют эмоциями, потому что плакал я в последний раз на моем седьмом дне рождении, когда я увидел мультфильм "Все псы попадают в рай". Я полагаю, что должен был по названию догадаться, что счастливой концовки тут не будет, но в своё оправдание повторю - мне было 7. В любом случае, с тех пор я не плакал. Я даже не понимаю смысла слёз. Также я думаю, что рыдания - ну, если это не касается смерти родственников или кого-нибудь — абсолютно можно избежать, если следовать двум очень простым правилам: 1. Не беспокойся слишком много. 2. Заткнись. Очень жаль, что всё, что когда-либо случалось со мной, было виной несоблюдения одного из пунктов правил.

"Я знаю, любовь реальна, потому что я чувствую это",- говорит Тайни.

Видимо, мы не заметили, как урок начался, потому что мистер Эплбаум, который должен

учить нас математике, но пока учит только тому, что боль и страдания нужно переносить

стоически, спрашивает: "Что ты чувствуешь, Тайни?"

"Любовь, - говорит Тайни, - я чувствую любовь".

Все, смеясь и вздыхая, смотрят на Тайни. А так как я сижу прямо рядом с ним, и он мой лучший и единственный друг, они смеются надо мной тоже, и вот почему я бы никогда не выбрал Тайни в качестве друга. Он привлекает слишком много внимания. А ещё, у него патологическая способность не следовать обоим моим правилам.

Так что он порхает вокруг, беспокоится обо всем и постоянно болтает, а потом расстраивается,

когда мир обрушивается на него. И, конечно, в связи с моей явной близостью с Тайни, мир обрушивается на меня тоже.

После урока я стою у своего шкафчика, понимая, что умудрился забыть "Алую букву" дома. Тайни подходит ко мне со своими друзьями, членами Альянса Геев и Гетеросексуалов: Гэри (гей) и Джейн (которая могла быть нетрадиционной ориентации, а могла и не быть - я никогда не спрашивал), и Тайни говорит: "Все, похоже, вообразили, что на математике я признался в любви тебе. Я влюблен в Уилла Грейсона! Разве это не самая глупая чушь, которую ты когда-либо слышал?"

"Зашибись",- отвечаю я.

"Люди такие идиоты, - продолжает Тайни. - Как будто это так плохо - быть влюбленным".

Гэри вздыхает. Если бы я мог выбирать друзей, я бы предпочел Гэри. Тайни сблизился с Гэри и Джейн, и парнем Гэри, Ником, когда он вступил в Альянс Геев и Гетеросексуалов, пока я был занят со своими прежними Друзьями. Я начал общаться с Гэри 2 недели назад, когда снова стал шататься с Тайни, и он выглядит как самый нормальный человек из тех, с кем Тайни обычно общается.

"Есть разница,- заявляет Гэри, - между влюбленностью и объявлением о ней на математике". Тайни начинает что-то говорить, но Гэри его перебивает: "Не пойми меня не правильно. Ты имеешь право любить Зака."

"Билли",- поправляет Тайни.

"Стой-ка, а что случилось с Заком?"- спрашиваю я, потому что могу поклясться, что на математике Тайни сказал, что любит Зака. Но прошло 47 минут с его заявления, так что все могло измениться. У Тайни было около 3 900 бойфрендов - с половиной из них он знаком только по интернету. Гэри, который выглядит таким же сбитым с толку появлением Билли, как и я, наклоняется к шкафчику и легко ударяется об него головой: "Тайни, ты просто легкомысленная шлюшка".

Я смотрю на Тайни и говорю: "Мы можем опровергнуть все слухи о нашей любви? Это же убивает все мои шансы с дамами".

"То, что ты зовешь их "дамы", тебе вряд ли поможет",- ехидничает Джейн.

Тайни смеется. "Нет, серьезно,- продолжаю я,- ко мне вечно прилипает всякая фигня, вроде этой". Тайни серьезно смотрит на меня и легко кивает.

"Кстати, хочу официально заявить,- говорит Гэри,- это мог бы кто-нибудь и похуже Уилла Грейсона".

"Будет",- замечаю я.

И тогда Тайни делает пируэт в центр коридора и, смеясь, кричит: "Слушай, мир, Уилл Грейсон не считает меня горячим парнем. Но мир, ты должен кое-что знать о нем." И он начинает петь своим Бродвейским баритоном, таким же большим, как его талия, "Я не могу без него жить!"

И пока я иду на урок английского, люди хлопают и смеются над серенадой Тайни. Это длинный путь, и он становится все длиннее, когда кто-нибудь останавливается и спрашивает, каково это быть объектом любви Тайни Купера и нравится ли мне его "маленький гейский пенис" под его огромным пузом. Я делаю все в своей обычной манере – просто иду прямо и быстро, не поднимая глаз. Я знаю, что они просто издеваются. Когда кто-то из них становится особенно гнусным, Тайни всегда имеет в запасе парочку блистательных фраз в ответ, типа "Для человека, который теоретически не хочет меня, ты, безусловно, тратишь слишком много времени, думая и говоря о моем пенисе". С Тайни это всегда срабатывает. Со мной - нет. Я помню о своих 2-х правилах, так что я просто затыкаюсь, перестаю париться и продолжаю идти, и вскоре насмешки прекращаются.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.