Калиопа

Яворов Пейо

Серия: Вслед за тенями облаков [0]
Жанр: Поэзия  Поэзия  Лирика    1979 год   Автор: Яворов Пейо   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Калиопа (Яворов Пейо)

I

«Где твой разум, парень бравый?

Все глядишь, глядишь куда-то...

Видно, тут вмешался дьявол!

Проморгали мы, ребята...

Что ты делаешь там — плуг ли

или в нос кольцо? Кому же?

Дотлевают в горне угли,

ты же все глядишь наружу...»

Поднял парень чернобровый

над металлом раскаленным

тяжкий молот двухпудовый,

опустил его со звоном.

Стуки-звоны, звуки-токи, —

наковальня оживает

и мехи надули щеки,

дышат, пышут, подпевают.

Словно звездочки над бездной

вьются искры в дыме черном

над болванкою железной;

пламя вспыхнуло над горном.

«Эй, кузнец!..»

— Жжик! Стуки-звоны... —

Пусть старик бранится строгий

парень, как завороженный

все не сводит глаз с дороги!...

Глянь-ка живо, что за диво...

Кали-Кали-Калиопа! —

Дразнит молот, бьет визгливо:

«Он ты, парень-недотепа!»

— Глянь, там глушь, мрак!

— Боже правый! —

Медлит зорька золотая...

Бьет болванку парень бравый

молот с грохотом роняя.

Не на небе солнце всходит

для юнака молодого, —

он с окошка глаз не сводит,

там он солнца ждет другого.

II

За лесами, за горами,

далеко-далёко,

злой кудесник, тьмы ровесник,

жил в дому высоком.

С ним в светлице молодица

взаперти, как птица,

год за годом ждет свободы,

чахнет и томится.

Злой кудесник, тьмы ровесник

ее охраняет, —

даже солнце из оконца

к ней не проникает.

Но лишь ночью тучи в клочья

месяц разрывает,

из светелки на метелке

дьявол улетает.

Где-то ходит, где-то бродит

чащами лесными

и пирует и толкует

с совами слепыми.

А сиротка, свет-красотка,

у окна садится,

чтоб луною, чтоб ночною

мглою насладиться.

Тут к ней птичка-невеличка

сразу подлетает,

белолицу молодицу

песней утешает.

***

Злой деляга, старый скряга,

ростовщик богатый,

дань взимая, в нашем крае

выстроил палаты.

С давних пор он, старый ворон,

посадил в светлицу,

как сиротку, за решетку,

Калиопу-птицу.

Злой деляга, старый скряга

пленницу, как диво,

от прохожих, от пригожих

бережет ревниво.

Но лишь утром перламутром

неба край зажжется,

злой мошенник с кучей денег

на базар плетется.

Там он бродит, все обходит,

благо день погожий,

у крестьянок спозаранок

покупает кожи.

А красотка за решеткой

рада солнца блеску,

замирает, поднимает

робко занавеску.

Здесь он, рядом... Жарким взглядом

ловит взгляд желанный,

парень стройный, беспокойный,

молодец румяный.

III

Калиопу-белоличку,

в клетку пойманную птичку,

чернобровый, не люби:

свою младость,

свою радость

не губи!

Не для чужа-чуженина

зреет ягодка-малина.

Страсть несчастную смири!

Слышишь, малый!

Разум шалый

собери!

Старый муж не проморгает,

за малиной наблюдает,

чернобровый, так и знай:

будь разумней,

жар безумный

обуздай!

***

Не играй с огнем, не балуй,

а не то сгоришь, пожалуй,

чернобровая, не тронь!

Не шути-ка —

пламя дико,

жжет огонь!

Дьявол в том огне как дома,

не боится искр и грома.

В черном дыме тайно скрыт,

дьявол черный,

злой, проворный

вечно бдит.

Сердце парня, словно печка,

загорится от словечка,

страсть огнем пылает в ней.

Чтоб погасла,

в печку масла

ты не лей!...

IV

Разве в страсти разум может

молодым помочь сердцам?

Ах, зачем ты крылья, Боже,

дал беспечным мотылькам?

Мотылек везде летает,

для него преграды нет —

он целует и ласкает

каждый новый вешний цвет.

Каждый шаг влюбленных труден,

жар любви сжигает кровь...

На беду себе и людям,

Боже, создал ты любовь!

Разве в страсти разум может

молодым помочь сердцам?

Ах, зачем ты крылья, Боже,

дал беспечным мотылькам?

V

Мчит, шумит ручей бурливый,

пена белая, как снег;

и глядит тростник пугливый

на его безумный бег.

Заслоняют берег правый

ветви ивы молодой,

а на левом плющ кудрявый

низко виснет над водой.

Днем и ночью плющ годами

тянет к деревцу уста,

хочет тонкими стеблями

дотянуться до листа.

Истомившись от разлуки,

гнется ива над водой;

то протягивает руки,

то на плющ глядит с тоской.

Но с волною озорною

трудно иве совладать,

ни зимою, ни весною

иву другу не обнять.

VI

Чернобровый поднял молот

двухпудовый

и, вздыхая, опускает,

тихо песню напевает:

«Как мила ты, моя люба,

как нежна ты.

Кто, скажи, тебя ласкает,

стан твой — стебель — обнимает?

Как прекрасны твои косы,

очи ясны.

Две звезды открыли очи —

чей ты свет средь темной ночи?

Два бутона — твои щеки,

два пиона,

губы — вишни, шея — сладость,

и кому такая радость?

Луч несмелый не касался

груди белой...

Кто же грудь твою ласкает

и, счастливый, засыпает?»

***

Шьет бедняжка за решеткой,

словно пташка,

занавеску поднимает,

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.