Это жизнь, детка

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Серж   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Это жизнь, детка ( )

Лёха тяжело вздохнул и поёжился. Голова просто раскалывалась, всё тело ныло и болело, а рот являлся выездным филиалом кошачьего туалета. Да и как можно было себя чувствовать в 8:30 утра в понедельник, стоя на всеми ветрами продуваемой остановке, в лёгкой, явно не по погоде накинутой, ветровке, если все выходные... Кошма-а-а-ар!!! Выходные ушли в небытие, а вспомнить-то и нечего! А если что и вспоминается, то лучше бы это забыть. Лёха ещё раз поёжился, припоминая.

Четверговое утро началось как всегда, как обычно начинались все утра в последние два года его жизни: с неглубоких укусов за шею, поглаживаний по бедру и прижавшегося к спине горячего, требовательного тела Алекса. И хотя не всегда такая побудка заканчивалась полноценным сексом, обоим парням было до безумия приятно в ней участвовать, ласкать и ждать своей порции ласки, смотреть в родные, со сна расслабленные, глаза и видеть в них пробуждение. Вот и сейчас, Алекс развернул Лёшку к себе, провёл рукой вдоль тела, пальцы пробежались вокруг пупка, поднялись к подбородку. Косточками пальцев чиркнул по скуле, зарылся в волосы, притягивая голову к себе, обжигая губы и прикусывая нижнюю, чуть посасывая. Лёха потянулся навстречу ласке, прижав ладонь к горячей спине.

Телефонный звонок вырвал парней из нирваны наслаждения. Надрывался телефон Алекса, что было странно: подчинённые не имели привычки беспокоить босса столь рано, если только не происходило что-то из сверхэкстремального, а родные никогда бы не позвонили с утра пораньше, опять же, не случись чего-то сверхъестественного. Клюнув сразу же надувшегося парня в район макушки, Алекс взял телефон, отвечая:

— Слушаю. Да, у аппарата... Понял... Когда?.. Я буду. — Потеряв, казалось, весь интерес к продолжению развлечения, Алекс встал и стал одеваться, о чём-то задумавшись.

— Что-то случилось? — решив не дуться, поинтересовался Лёшка.

— С чего ты взял? Нет, всё нормально. Просто мне нужно будет отъехать на пару дней, чтоб решить ситуацию на... на производстве.

— А мы же в выходные к твоей маме приглашены?

— Не получится, я буду в отъезде. Или, может, ты один поедешь?

— Ну уж нет, нечего мне там без тебя делать. А тебе ехать обязательно?

— Да, считай, что я уже в пути. — Направляясь в ванную, помахал рукой Алекс.

Сказать, что Лёша был удивлён и расстроен, значит, ничего не сказать: он был раздосадован, обижен и немного подозрительно напряжён. Уж слишком скоропалительной выглядела поездка, да и не могло быть проблем на производстве: буквально на днях Алекс хвастался, что наконец-то все системы настроены и работают без перебоев, и можно будет оставить всю «империю еды» на управляющего, а самим рвануть в так долго ожидаемый отпуск. А тут — проблемы, да и ещё на несколько дней уехать, а ведь четыре кафе, что принадлежали Алексу, находились в черте города, и к каждому из них можно было буквально, дойти пешком. И за два прошедших года не было ещё такого, чтоб Алекс, объясняя, чем будет заниматься, отводил в сторону глаза, как будто что-то скрывая или недоговаривая.

Ревность — чёрная, всепоглощающая гадина, подняла свою плоскую голову в сердце Алексея и плотоядно облизнулась...

Через час телефон Алекса холодно сообщил, что его хозяин «недоступен или находится вне зоны». И это совсем не понравилось ещё более насторожившемуся Лёшке. Он позвонил в головной офис, мило поболтал с секретаршей Леночкой, которая получила высочайшее распоряжение всех обратившихся записывать на следующую неделю, ничего нового не выяснил и отключился. Пробежавшись по кафешкам, не увидел машины Алекса, при вопросах персоналу только ещё раз убедился, что и они не видели босса нынче. Проехать к гаражу Лёшку кто-то толкнул как будто. Прихватив запасной ключ, парень открыл массивную калитку и шагнул внутрь, обнаружив, что свет включён, что было странно. Из машин не хватало крузера, который Алекс недолюбливал, но держал только для поездок за город.

А на диване алел карминово-красный шелковый палантин... Явно не принадлежащий ни Лёшке, ни Алексу. На холодильнике сиротливо притулился высокий бокал со следами помады.

Закрыв дверь, Лёха убрал ключи в карман и привалился к стене. Чего-то подобного подспудно он и ожидал, ловя мельчайшие признаки того, что, как ему иногда казалось, Алекс пресытился их отношениями, и его вновь потянуло к более традиционным связям. И что-то изменить в свою пользу Лёшка не мог, как бы не старался. Давно, на заре становления их общения, у них произошёл откровенный разговор, в котором сам Лёшка и предложил открытые и честные отношения, до тех пор, пока они будут устраивать обоих. И если кто-то из них встретит кого-то более... устраивающего (хоть Лёша и не представлял, что такое может с ним произойти), то честно об этом заявит и не опустится до мерзкой измены. Алекс долго смотрел тогда на Лёху, озвучившего это условие, но, в конце концов, хмыкнув, согласился. И вот теперь Лёха видел признаки приближающейся катастрофы.

Голова стала пустая-пустая, и только на грани сознания пульсировала мысль: «А как же мне теперь жить? И кому она нужна, эта жизнь, без самого необходимого человека?» — И не было ответа Лёхе...

Как он оказался в «Иксах», Лёшка не помнил, но, судя по качающемуся полу, выпил он уже немало, когда зов природы погнал его в нужном направлении. Наклонившись к раковине и пытаясь чуть освежить горящее лицо, Лёшка почувствовал чьи-то руки на своих бёдрах. Резко развернувшись, с дикой надеждой на «а вдруг», Лёха испытал разочарование от чужого, пусть и довольно привлекательного, лица.

— Руки убрал, если они тебе ещё нужны.

— Всё, убрал, не злись. Я просто увидел, что ты грустишь. Парень, что бы ни произошло, не стоит оно того, чтобы загибаться от тоски. Живи проще, ведь жизнь, в общем-то, простая штука.

— Спасибо, не нуждаюсь в сочувствии, — зло пробурчал Лёшка.

— Ну а выпить-то со мной сможешь? Просто так, без обязательств.

— Вполне.

— Отлично, пошли?

Следующей внятной картинкой в воспоминаниях Лёха мог бы гордиться: он упрямо полз куда-то вверх, невзирая на холодный камень под руками и мельтешащие рядом чьи-то туфли. Пройти по краю набережной на рассвете получалось только на четырёх конечностях, и только поэтому Лёха не сопротивлялся, когда новый знакомый облапил его задницу и потянул куда-то в сторону. Но как только он чуть устоялся в боле-менее прямоходящем состоянии, то великолепный хук, заученный с Алексом, освободил его бёдра от липких, потливых ладошек, правда, он же и привлек стражей порядка. Трое суток в холодном обезьяннике отодвинули на задний план мрачные мысли о грядущем семейном апокалипсисе и разрядили телефон в ноль.

Подошедший автобус мягко вздохнул, открывая двери и пропуская в нагретое нутро порядком закоченевшего парня. Нужная ему остановка располагалась на углу соседнего с Алексом дома, и уже подъезжая к ней, Лёшка увидел заляпанный до самой крыши крузер, припаркованный у дома, распахнутую калитку и брошенный на крыльце чей-то красный шарф. Постояв чуть в стороне и так и не дождавшись, чтобы за вещами кто-то вышел, напридумав себе достаточно яркие и порнографические картинки, чем может заниматься в данную минуту хозяйка этого шарфа и его Алекс, Лёха решил во что бы то ни стало этому помешать, и решительно рванул входную дверь.

Алекс стоял у дальней стены, глядя на фотографии, расставленные вдоль каминной полки, и кому-то звонил. Вновь и вновь набирая номер, и вновь скидывая. На диване спала девчушка, закутанная в плед так, что только нос торчал наружу, но судя по сандаликам, не взрослее пяти-семи лет. Лёха отпустил дверь, прикрывая, и Алекс оглянулся, отбросил телефон, схватил его за руку и потащил на кухню, прикрыв за собой дверь.

— Ты где был? Я уже два дня до тебя не могу дозвониться, — громким шёпотом начал разговор Алекс, не выпуская Лёшкину руку из привычной сцепки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.