Космический экслибрис

Бейлинсон Яков Лазаревич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Космический экслибрис (Бейлинсон Яков)

Я. Л. Бейлинсон

КОСМИЧЕСКИЙ ЭКСЛИБРИС

КОСМИЧЕСКИЙ ЭКСЛИБРИС

Весенний день этот никогда не изгладится из памяти людей планеты Земля.

«Свершилось великое событие, — говорилось в Обращении Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и правительства Советского Союза, К Коммунистической партии и народам Советского Союза! К народам и правительствам всех стран! Ко всему прогрессивному человечеству!» — Впервые в истории человек осуществил полет в космос. 12 апреля 1961 года в 9 часов 7 минут по московскому времени космический корабль-спутник „Восток" с человеком на борту стартовал в космос и, совершив полет вокруг земного шара, благополучно вернулся на священную землю нашей Родины — Страны Советов.

Первый человек, проникший в космос, — советский человек, — гражданин Союза Советских Социалистических Республик! Это — беспримерная победа человека над силами природы, величайшее завоевание науки и техники, торжество человеческого разума. Положено начало полетам человека в космическое пространство. В этом подвиге, который войдет в века, воплощены гений советского народа, могучая сила социализма».

Честь стать пионером освоения космоса выпала Юрию Алексеевичу Гагарину, чье имя дорого всему миру, народам всех континентов. Оно стало символом величия подвига во славу человечества.

Юрий Гагарин… Сын колхозника со Смоленщины, внук рабочего путиловского завода, что в славном городе на Неве, колыбели Великого Октября. Он облетел вокруг Земли за 108 минут и, говоря словами летчика-космонавта СССР В. Шаталова, как бы «позвал все человечество изучать и осваивать Вселенную». «Гагарин — олицетворение вечной молодости нашего народа. В нем счастливо сочетаются природное мужество, аналитический ум, исключительное трудолюбие». Слова эти принадлежат академику Сергею Павловичу Королеву.

За два с половиной десятилетия с советского космодрома Байконур стартовали к звездам более семидесяти космонавтов.

Многие из них написали о своих полетах книги, которые составляют поистине драгоценную часть в литературе, посвященной освоению звездного пространства. Широко известно— и об этом сами космонавты часто рассказывают, — что они постоянно дружат с книгой, у каждого есть домашняя библиотека. Вполне естественно, что художники выполнили для этих библиотек книжные знаки.

В классический фонд советской малой графики вошел экслибрис известного мастера ксилографии Гершона Кравцова, адресованный Юрию Гагарину. Создан этот знак был вскоре после исторического полета. Изящно, предельно лаконичными средствами художник, ученик знаменитого Фаворского, сумел с большой силой передать высокий смысл космического подвига. Гравюра эта многократно воспроизведена в различных публикациях, исследователи отмечали ее достоинства, подчеркивая в ней геральдическую ясность и четкость символики. Можно сказать, что кравцовский экслибрис как бы определил тональность графических миниатюр, которые впоследствии выполнялись в подарок космонавтам. А самым первым «гагаринским» знаком был рисунок, сделанный коллекционером из Тамбова, журналистом и графиком-любителем Николаем Никифоровым в апреле 1961-го. Тогда же он послал этот экслибрис в Звездный городок, и вскоре в Тамбов пришло письмо: «Дорогой Николай Алексеевич. Благодарю за книжный знак для моей библиотеки. Желаю успехов и здоровья. Юрий Гагарин».

В те знаменательные дни и другие художники подарили первооткрывателю космоса книжные знаки. Гагаринская тема продолжается в искусстве малой графики. К 20-летию первого космического полета художники создали книжные знаки памяти Юрия Гагарина. Один из них — ксилография заслуженного художника РСФСР Анатолия Калашникова. Немногочисленные композиционные детали, благодаря мастерскому их соединению, образуют убедительный художественно-ассоциативный образ. В линогравюре Германа Ратнера резкие переходы от черного к белому, характерные для его художнического почерка, придают особое звучание сюжету, где главное внимание сосредоточено на готовом к старту космическом корабле и фигуре человека, отправляющегося в глубины мироздания.

Прошло неполных четыре месяца после ста восьми гагаринских минут, и в орбитальный полет отправился еще один первооткрыватель космоса — Герман Степанович Титов. Вспомним: на «Востоке-2» он за двадцать пять часов совершил свыше семнадцати витков вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров.

…С юных лет космонавт-Два рос, можно сказать, в книжной атмосфере. Это в его родном селе Косиха на Алтае жил и работал знаменитый педагог-книголюб А. М. Топоров, автор книги «Крестьяне о писателях» (отец космонавта С. В. Титов считал его своим первым учителем, а еще Адриана Митрофановича называли духовным дедом самого космонавта-Два. Во время одной из послеполетных встреч Герман Степанович подарил ему свою фотографию с автографом).

В мае 1962 года Герман Титов побывал в Калуге, в мемориальном Доме-музее Константина Эдуардовича Циолковского. Он внимательно знакомился со всем, что было связано с жизнью и деятельностью основоположника космонавтики, но дольше всего задержался у книжных полок, где рядом с художественной литературой — научные издания, труды К. Э. Циолковского, многих его последователей — с дарственными надписями. В книге посетителей Герман Титов оставил запись: «Дело, которому посвятил свою жизнь К. Э. Циолковский, это дело всех народов земли, заветная мечта всего человечества».

Когда минский график Евгений Тиханович, признанный мастер портретного экслибриса, к 10-летию полета Г. С. Титова решил подарить ему книжный знак, то вполне обоснованно связал в сюжете этой гравюры подвиги великого ученого и космонавта — одного из его наследников. В ином ключе осуществлены сюжетные решения другими художниками. Эпиграфом к работе Владимира Мицука из Симферополя можно взять те слова Германа Титова, что записал он в калужском Доме-музее.

В следующем, 1962 году 11 и 12 августа были выведены на орбиту вокруг Земли «Восток-3» и «Восток-4». Вели эти корабли пилоты высокого класса Андриян Григорьевич Николаев и Павел Романович Попович. Они совершили первый в мире групповой полет в космическом пространстве, продолжавшийся более 70 часов.

Один из крупных мастеров ксилографии Дайнис Рожкалнс, заслуженный деятель искусств Латвийской ССР, лауреат премии комсомола республики, выполнил для космонавта-Три изящный экслибрис. Гравюра эта и ныне может напомнить дважды Герою Советского Союза А. Г. Николаеву о тех трех августовских сутках, когда он с позывным «Беркут» летал вокруг голубой планеты.

…Павел Попович первым пришел в отряд космонавтов, и он встречал своих будущих товарищей по звездным трассам. Романыч, как они называли его, всегда служил примером для остальных летчиков в Центре подготовки космонавтов. Работать приходилось много. Вечерами он оставлял время для чтения. Сначала — научные книги: по кибернетике, астрономии, физиологии. Потом, как вспоминают очевидцы, любил читать Маяковского, а от его «набатной» поэзии переходил к Есенину. Среди его любимых — и книги о родной Украине. Земляк космонавта, художник Александр Масик на экслибрисе удачно соединил тему полета во Вселенную с мотивом преданности отчему краю: украинский пейзаж хорошо «вписался» в сюжет.

Вскоре после его второго, 16-суточного, полета (июль 1974-го) книжный знак для дважды Героя Советского Союза П. Р. Поповича сделал другой мастер графики с Украины — Остап Оброца. Интересен композиционный замысел этого экслибриса, в центре которого человек, устремившийся к звездам, с книгой в руке. Служение книге — ныне важная грань деятельности Павла Романовича: на III съезде Всесоюзного общества книголюбов и избран заместителем председателя Центрального правления ВОК.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.