С любовью и восхищением, или Вересковое Проклятие

Медведева Татьяна Григорьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
С любовью и восхищением, или Вересковое Проклятие (Медведева Татьяна)

Глава 1

Пролог

2020 г.

Меня зовут Фиона Хизер МакГрегор, урожденная Линг. Я расскажу вам невероятную историю о древнем проклятии и Любви, пронесенной сквозь время.

Меня с детства посещали видения, в которых я погружалась в прошлое. А мой муж Колин Хейд МакГрегор, известный писатель-фантаст, видел удивительные сны о другой исторической эпохе. Даже не знаю, как назвать эти мысленные перемещения во времени: реинкарнацией или генетической памятью, а может, индивидуальной мистической способностью оживлять картины прошлого. Во всяком случае, я точно не ясновидящая, потому что будущее мне не открывается ни во снах, ни наяву. Наши призрачные воспоминания прекратились со дня нашей свадьбы, наверное, потому, что сбылось пророчество, снимающее проклятие с рода МакГрегоров.

Мы с Колином познакомились в небе над Атлантикой 10 лет назад. У нас трое детей и ждем четвертого — как я и мечтала, чтобы у каждого ребенка были и брат, и сестра. Восстанавливая наши родословные, мы обнаружили, что у нас есть общие предки: Флора и Николас, жившие 500 лет назад. А мать Флоры была известной целительницей, некоторые считали ее колдуньей.

В детстве в своих грезах наяву мне нравилось рассматривать замок-крепость в горах, или дворец, со всех сторон окруженный огромным ухоженным парком, или дам и джентльменов, одетых в роскошные одежды и танцующих старинные танцы. Я зарисовывала все в альбоме, а родители считали эти рисунки плодом моей буйной фантазии. В юности мама водила меня к психоаналитику, заметив мои участившиеся застывания в прострации. Врач заверил ее, что это особенности пубертатного периода у девочек, и со временем все придет в норму. Действительно, вскоре мои зрительные галлюцинации закончились.

Я окончила колледж по специальности «ландшафтный дизайн и флористика», потом курсы по организации свадеб. Получив свои первые заказы, естественно, от друзей и знакомых, потом от их друзей и знакомых, я стала известным дизайнером. Меня даже приглашали в другие штаты, и я решилась на переезд из Техаса во Флориду, где и возобновились мои видения.

Глава 2

Флорида, США

2011 г.

Однажды я оформляла одному из актеров Голливуда сад в шотландском стиле: вереск [1] на фоне высоких кустов рододендронов и карликовых хвойных растений. Неожиданно перед моими глазами возник мираж — интерьер средневековой лаборатории. Словно в зеркале, я увидела красивую зеленоглазую женщину в длинной юбке с обручем на голове, удерживающим густые рыжие локоны — только мои волосы покороче. Она помешивала в котле кипящее зелье, затем перелила его в кувшин. На стенах висели пучки различных высушенных трав, на полках стояли горшки с аккуратно подписанными этикетками. Узнала я и корень мандрагоры — непременный атрибут древних магических рецептов. Правда, никаких черепов или лягушачьих лапок я там не заметила. Зато было много плесневелого хлеба, мха и паутины, заботливо собранных в плошку и растертых с незнакомыми мне ингредиентами. В процессе приготовления снадобий колдунья приговаривала непонятные заклинания.

Затем женщина, взяв плошку и кувшин, поднялась по лестнице и, пройдя по длинному коридору, вошла в комнату. Это была спальня с огромным ложем под балдахином, узкими стрельчатыми окнами и камином, в котором потрескивали дрова. На кровати в бреду метался бледный мужчина. Рядом стоял еще один: его слуга или оруженосец. Он сказал: «Эрика, надо спешить — иначе будет поздно. Лэрд Фергюсон уже три дня в таком состоянии» — и перевернул мужчину на живот. Я увидела ужасную гноящуюся рану на его спине. Целительница промыла рану зельем и посыпала порошком, затем напоила раненого отваром малины, зверобоя и вереска. Ему стало лучше, и он уснул.

У меня всплыли в голове целебные свойства составляющих порошка: антибактериальные — мха и плесени и кровоостанавливающие — паутины. Готова поклясться, что никогда этого не знала. Но самое загадочное: я отчетливо разглядела на арисэде [2] женщины брошь с изображением розового цветка вереска. Точно такая же старинная брошь, именуемая «Эрика», [3] передавалась из поколения в поколение в нашей семье. Талисман торжественно вручался старшей дочери перед свадьбой с обязательным напутствием: «Пусть семь вересков помогут снять с древа родового проклятие и силою своей соединят два любящих сердца».

Получив гонорар, я решила еще раз полюбоваться цветущим вереском, и опять мне привиделась целительница. Она вышла замуж за лэрда Фергюсона, их дочку нарекли Флорой. Мне очень хотелось узнать, что же было дальше, но видения, к сожалению, не возникали по моему желанию. Я рассказала об Эрике моему бойфренду Стивену, но он сделал своеобразный вывод: «Ерунда, наверняка ты раньше где-нибудь слышала об этом, читать надо меньше. Пора, наконец, и отдохнуть, давай погостим во Франции у моей сестры Николь.» Но я, устав от цивилизации, выбрала Шотландию. Я и подумать не могла, что выбирала тогда свою судьбу!

Глава 3

Шотландия

Фиона, долго не раздумывая, согласилась на экскурсию с бойфрендом в Шотландию. Стивен не раз говорил о совместной жизни, но предложения никак не делал…

Зайдя в развалины очередного замка, Фиона почувствовала головокружение. Открыв глаза, она увидела рядом незнакомого мужчину в бархатном камзоле. Это был статный мужчина, красавец, с любой точки зрения. Но он был отмечен не приторной, а мужественной красотой: шевелюра цвета горького шоколада, густые брови, крупный нос, резко очерченный рот и светло-карие глаза с чуть зеленоватым оттенком. Он держал ее за руку, и оба стояли перед алтарем. Ореховые глаза смотрели на нее с любовью и восхищением, которого она никогда не замечала у Стивена. Произнося брачную клятву, незнакомец назвал свое имя: Николас. Правда, обращался он к какой-то Флоре, что вызвало у Фионы немедленную ревность. Но как только он надел ей на палец обручальное кольцо, Фиона опять оказалась в развалинах.

Оказалось, что в чувство ее привел крик Стивена из башни. Он обнаружил какие-то артефакты и был вне себя от счастья. Но именно в этот момент Фиона вдруг поняла, что Стивен ей абсолютно не подходит. Он не раз говорил о совместной жизни, но долгожданного предложения не делал… Фиона не решилась на окончательный разрыв со Стивеном — в принципе, он был неплохим парнем, и подружки считали его достойным женихом. Только ясно, что Любви (с большой буквы) между ними нет и не будет. Фиона не хотела, да и не могла ничего объяснить ни ему, ни себе, сказалась больной и решила лететь к родителям в Техас.

В самолете ее терзали сомнения, правильно ли она поступила. Ни к чему не придя, она заплакала от жалости к себе. Кто-то тронул ее за плечо и, представившись Колином, предложил ей шоколадку. «Я начинающий писатель, — сказал он, — меня привлекают истории о путешествиях во времени. А Вы мне почему-то кажетесь загадочной дамой из прошлого». Ореховые глаза смотрели на нее с любовью и восхищением…

Глава 4

Замок МакГрегоров, Шотландия

1512 г.

— Я, Николас МакГрегор, беру тебя, Флора Фергюсон, в жены. Телом своим тебе я поклоняюсь, мыслями тебя я почитаю, сердцем и душой храню верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, пока смерть не разлучит нас. Это кольцо означает, что я люблю тебя и буду любить вечно.

Лэрд МакГрегор вышел с молодой супругой из домашней церкви. Играли волынщики, умытые в честь торжества дети осыпали молодых зернами. Горцы в килтах поздравляли молодых, желали процветания и множества наследников. Они были довольны: невеста принесла нищему клану земли и отличное приданое — шесть телег с зерном, тканями, посудой, одеждой, за телегами гнали овец. Были забыты возражения против породнения с равнинными шотландцами, особенно когда горцы увидели пару коней, возглавлявших обоз. Благородных животных сразу отвели на конюшню к обычным для горцев низкорослым лошадкам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.