По следам «таинственных путешествий»

Алексеев Дмитрий Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
По следам «таинственных путешествий» (Алексеев Дмитрий)

Редакционно-творческая группа по общим проблемам географии

Рецензенты к. г. н. В. С. Корякин, к. г. н. А. В. Шумилов

Художник А. В. Кузнецов

От авторов

В прошлом историко-географическим сочинениям давали проигранные, витиеватые и высокопарные названия. Так принято было привлекать внимание читателей. Если бы нам пришлось следовать этой старомодной, но не лишенной привлекательности традиции, то настоящую книгу, наверное, можно было назвать так: «По следам таинственных путешествий, которые разыгрались на суше, на море и в воздухе в давние времена и в разных местах земного шара, с подробным описанием захватывающих приключений и удивительных судеб их участников».

Книга составлена из очерков, которые рассказывают о забытых географических открытиях и многолетних исторических ошибках, о сверхдальних перелетах и бесследно затерявшихся экспедициях, об исчезновении самолетов и дирижаблей — словом, о таких, казалось бы, несхожих и совершенно не связанных между собой таинственных путешествиях. Истории некоторых из них уже известны советскому читателю по прошлым публикациям. Но за последнее время мы узнали об этих путешествиях гораздо больше. А вот о мифическом полете «подьячего Крякутного», трагическом исчезновении дирижабля «Диксмюде», первом полете на самолете к Северному полюсу и последнем походе известного норвежского исследователя Руаля Амундсена рассказывается впервые.

Пройтись по следам исследователей и путешественников, летчиков и аэронавтов, моряков и полярников очень интересно и познавательно, но не просто. Не будем забывать, что следы иногда могут прерываться, но никогда не теряются совсем...

Почему мы собрали вместе все эти таинственные истории со столь драматическими сюжетами?

Да, в выбранных нами пеших походах, плаваниях и воздушных полетах нет сколько-нибудь похожих событий или даже аналогичных обстоятельств. И принадлежат они разным историческим эпохам, разделенным десятилетиями и столетиями. И тем не менее объединяет их воедино следующее: каждое путешествие хранит нерешенные загадки, в каждой истории много «белых пятен». Проходят годы, и к прежним загадкам добавляются другие. На смену старым сомнениям приходят новые...

И у нас возникла мысль — не только рассказать об этих загадках и сомнениях, но и попытаться, насколько это возможно, дать на них аргументированные ответы. Нам захотелось попробовать дописать истинную историю каждого путешествия, как бы сложно и трудно это ни было. Поэтому в книге много новых версий давно минувших событий, внимательно и скрупулезно рассмотрены старые и новые, существенные и незначительные на первый взгляд факты, использованы сделанные за последние годы находки и открытия. Насколько подтвердятся наши выводы и предположения — покажет будущее.

Работая над очерками, мы широко использовали материалы и документы, хранящиеся в архивах Москвы и Ленинграда, а также ранее опубликованные, но малоизвестные статьи и книги. Разумеется, мы обращались за помощью и консультациями к специалистам и ученым, которым выражаем большую признательность.

Если наши поиски не только привлекут внимание читателей, но и пробудят у них желание самим пройтись по неведомым пока еще следам других таинственных путешествий, то авторы будут считать свою скромную задачу выполненной.

«И увидели остров весьма немал…»

Еще в XVII и XVIII столетиях русские совершали самые далекие путешествия на санях и нанесли на карты сибирские берега от границ Европы до Берингова пролива. Да и ездили они не только вдоль берегов, но и переходили по плавучему морскому льду до Новосибирских островов и даже еще севернее. Едва ли где-либо приходилось путешественникам претерпевать столько лишений и выказывать такую выносливость, как во время этих поездок.

Фритьоф Нансен

История эта началась поздней осенью 1760 года, когда подполковник Якутского полка Федор Христианович Плениснер не без трепета вошел в кабинет всесильного губернатора Сибири Федора Ивановича Соймонова... [1]

За огромным столом, освещаемом дрожащим пламенем свечей, сидел пожилой человек, жизнь которого была удивительной и необычайной.

В бурной судьбе губернатора как в зеркале отразился весь калейдоскоп царствований первой половины XVIII века. Карьеру начал он при Петре I, составляя карты Каспийского моря; в сорок с небольшим, в царствование Анны Ивановны, он уже обер-прокурор сената, участвует в организации Великой Северной и Второй Камчатской экспедиции Беринга; в мрачные времена бироновщины (за участие в деле А. П. Волынского) сменяет блестящий мундир вице-президента Адмиралтейств-коллегии на рубище каторжника в Охотске, а вот теперь, с воцарением Елизаветы Петровны, извлечен из забвения, пожалован в тайные советники и назначен правителем огромного края.

В нынешней должности бывший навигатор и гидрограф — надо отдать ему должное — мало походил на традиционного царского сатрапа. Улучшил управление вверенными его попечению территориями, во многом искоренил лихоимство и злоупотребления чиновников. Являясь к тому же и руководителем «Секретной и о заграничных обращениях комиссии», наметил несколько важных морских и сухопутных экспедиций, которые решил поручить своему протеже Плениснеру.

Плениснер считался способным офицером. Тридцать лет назад он приехал в Петербург попытать счастья. «За живописца капрал» (нечто вроде корабельного чертежника. — Примеч. авт.) отправился во Вторую Камчатскую экспедицию Беринга и ходил с командором к берегам Америки на пакетботе «Святой Петр». После крушения судна пережил тяжелую зимовку на острове и остался служить в Сибири. И вот близка к осуществлению его честолюбивая мечта: стать командиром Анадырского острога, а значит, и хозяином всего северо-востока Азии.

— Федор Христианович, сенат утвердил ваше назначение. — От этих губернаторских слов у Плениснера даже перехватило дыхание. — Я распорядился, чтобы вы немедленно получили все необходимое и с ротой солдат из Селенгинска и Тобольска без промедления выступили. В канцелярии вам вручат инструкцию, коей надлежит в дальнейшем руководствоваться...

...Долог путь до Анадырской крепости-острога. Из Тобольска по весенней распутице не один месяц, и времени для размышлений у Плениснера было предостаточно.

Интерес к изысканиям новых земель на северо-восточной окраине России все еще большой. Особенно там, в Петербурге. Говорят, сама императрица внимательно читает рапорты и донесения экспедиций.

Об островах, которые тянутся вдоль всего северного берега Азии, слухи ходят уже давно. Про «остров-пояс» сообщал еще в 1645 году казак Михайло Стадухин — основатель Нижнеколымского острога. «Некоторая женка» сказывала ему, что «есть на Ледовитом море большой остров, который простирается против рек Яны и Колымы и с матерой земли виден». В 1702 году казак Михайло Наседкин «присмотрел в море остров против Колымского устья до Индигирки». А его спутник, мореход Данило Монастырский, сказывал, что «тот остров и земля одна с тою, которая видна с Камчатки...».

Разноречивые сведения непрерывно поступают и от других землепроходцев, оседают в архивах сибирских канцелярий. Во всем этом предстояло разобраться, «учинить» описание новых земель, положить их точно на карту и тем самым присовокупить к территории Российской империи.

Прибыв в Анадырский острог, Плениснер развил бурную деятельность. Чукчу Николая Дауркина направил для «проведывания неизвестных островов, около Чукотского носу лежащих, и о положении Америки», а сам с небольшой командой солдат отправился в Нижнеколымский острог. Потребовал рапорты и «скаски» промышленников и казаков.

Местные власти услужливо представили ему казака Федора Татаринова и юкагира Ефима Коновалова, и те показали «по самой справедливости и присяжной должности», что в 1756 году охотились на островах «супротив устья Ковымы-реки» (Колымы. — Примеч. авт.) [2] . Видели там много медвежьих следов и «заведенную незнаемыми людьми» крепость. А к северу от островов якобы имеется еще и «большая земля, на которой и стоячего всякого рода лесу весьма довольно и жилые пустые юрты наподобие якутских имеются». Важные сведения требовали тщательной проверки: многое хитрые охотники могли просто присочинить. Уж очень им хотелось вернуться в места, где они весьма успешно промышляли голубых и белых песцов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.