Богдан и его семья. Воскресная школа

Качан Эдуард Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Но, конечно, детям не все понятно, ведь жизнь сложна, и на многие вещи смотрят по-разному те, кого дети встречают в Храме, и те, с кем они общаются в школе или на улице. И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов, и, конечно, за ответами они бегут к родителям. Они спрашивают маму и папу о том, и об этом, спрашивают на кухне и на улице, спрашивают после того, как их взволновал разговор в школе или после просмотра телевизора. Иногда вопросы детей простые, а иногда – довольно сложные, но папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

1. О Спасении. Зачем Бог стал Человеком.

Мама и Таня украшали новогоднюю елку – вешали на пушистые ветки яркие стеклянные шары, а так же снежинки и фонарики из цветной бумаги, которые сами сделали сегодня утром.

- Мам, а когда родился Иисус Христос, елку тоже украшали? – спросила Таня. – Там, в Вифлееме, растут елки?

- Не знаю, растут они там, или нет, - ответила мама. – Но обычай украшать елку на Рождество появился через много веков после рождения Иисуса Христа, и не в Вифлееме, а в Германии. Впрочем, в России тоже с давних времен украшали елку, только не на Рождество, а на Пасху.

- Мам, - позвала задумчиво Таня. – А я давно хотела спросить тебя или папу – а зачем было нужно, чтобы Бог стал Человеком? То есть я знаю, что ради спасения нас, людей, но...

Таня замялась, не сумев подобрать нужные слова.

- Но ты хочешь понять, в чем именно состояло это спасение? – уточнила мама.

- Да.

Мама отложила в сторону елочный шар и села на стул.

- Не ты одна этого хочешь, - сказала мама. – Ты ведь знаешь, что ради нашего спасения Господь и Бог Иисус Христос пошел на крестную смерть. А апостол Петр писал, что в тайну Христовых страданий и в последующую за ними славу желают проникнуть даже Ангелы (1 Петр. 1, 11-12).

- И у них получается? – полюбопытствовала Таня. – У Ангелов?

- Не знаю, я ведь человек, а не Ангел, - улыбнулась мама. – Но я согласна с царем Соломоном, который писал, что «человек не может постигнуть дел, которые Бог делает от начала до конца» (Еккл. 3, 11). Я объясню тебе, как смогу, но ты должна знать, что дела Божьи не могут быть постигнуты нами полностью. Во всяком случае, пока мы здесь, на земле – так это точно. Те люди, которые станут наследниками Царства Божьего, конечно будут понимать намного больше, но даже там, в Небесном Граде Иерусалиме, люди, наверное, все же не будут знать абсолютно всего. Впрочем, не знаю, не мне рассуждать о таких вещах…

- Мам, подожди! – прервала маму Таня. – Я ничего не понимаю. Ты не можешь ответить на мой вопрос?

- Могу, - сказала мама. – И я рада, что ты начала о таком спрашивать – значит, ты становишься взрослой. Но ты, доченька, должна научиться смирятся перед величием Божьих дел. Даже в вещах простых мы не можем понять всего до конца. Вот, скажем, травинка – что может быть проще? Изучай еще так и этак, смотри под микроскопом, опыты проводи… Однако любой серьезный ботаник скажет тебе, что как только мы узнаем о травинке что-то новое, как перед нами тут же встают новые вопросы. А потом – следующие вопросы, и так без конца. И это – в такой простой штуке, как травинка. Мы можем ее бесконечно изучать, но так и не познаем ее полностью. А о более сложных вещах и говорить нечего! Сколько бы мы не говорили о том, как Господь сотворил мир, о том, как Он Стал Человеком ради любви к нам, о том, как Он умер на кресте, а затем воскрес - у нас всегда будут оставаться вопросы. И это – нормально, ведь Он велик и Бесконечен, а мы малы и часто неумны. Так что твои вопросы о Боге могут начаться, но не могут закончиться, Танюша. И это, кстати, совсем не плохо. Ведь размышляя над этими вопросами, мы думаем о Боге, а значит – приближаемся к Нему.

- Мам, ну пусть будут вопросы! – воскликнула нетерпеливая Таня. – Начни уже объяснять хоть что-то!

- Чтобы понять, отчего нас спас Бог, нужно знать, в какую беду мы попали, - сказала мама. – Все началось еще во времена Адама и Евы...

- Знаю, знаю! – закричала Таня. – Они съели яблоко...

Мама жестом остановила дочь.

- Ну, во-первых, доченька, если ты будешь меня перебивать, то мы никогда не закончим…

- Ладно, ладно! Не буду!

- Если не будешь, то продолжим. Во-вторых, в Библии этот плод назван не яблоком, а просто – плодом с дерева познания добра и зла. Каким именно был этот плод - мы не знаем. Кстати, на средневековых картинах в Европе этот плод иногда изображали похожим не на яблоко, а на лимон. Но это не важно. А важно то, что по поводу этого плода сказал Адаму Господь. Ты помнишь, что именно было сказано?

- Помню, - ответила Таня. – Он сказал, что Адам умрет в тот день, когда съест этот плод (Быт. 2, 17)!

Мама кивнула.

- При сотворении Адам был не таким, какие мы сейчас, - сказала она. – Он был святым, похожим на Самого Бога человеком – ведь был создан по образу и подобию Бога. И если бы Адам не ел от этого плода, то жил бы до сих пор...

- Мам, а зачем Бог создал такой плохой плод? – спросила Таня.

- Этот плод не был плохим, - покачала головой мама. – Бог не создает злого. Но люди могут использовать во зло то, что Господь создал для добра. Святой Григорий Богослов, например, говорил, что заповедь «не есть плода древа познания добра и зла», была дана людям не на всегда, а на время. Людям просто надо было до чего-то дорасти. Вот, например, детям строго настрого запрещено водить машины. Это не потому, что машины сами по себе плохие. Просто ребенок еще мал и, сев за руль, может покалечить себя и других. А вырастет – получай права и води себе! Так что плод не был плохим, просто вкушать его люди были еще не готовы.

- Понятно, - кивнула Таня.

- Если бы Адам не вкусил раньше времени этого плода, то жил бы до сих пор, - повторила мама. – Он был связан с Богом, и именно поэтому мог жить сколько угодно времени – ведь Бог вечен, а значит, может жить вечно и тот, кто «прилепился» к Богу. Мы не можем знать, в чем именно состояла эта связь, знаем только, что она была. Когда Адам вкусил запретный плод, он сам разорвал эту связь. И тут же в него вошла смерть – ведь он уже не был связан с Вечным.

- Но ведь Адам умер не сразу! – заметила Таня.

- Как сказать, - вздохнула мама. – Это уже был не тот святой Адам, что был раньше, совсем не тот! Тот, святой Адам, согрешив, сразу же умер, и вместо него появилось другое существо. Да, доченька, это уже было другое существо, пусть и в том же теле – поврежденный грехом, искореженный, изуродованный Адам. Теперь каждый его день был шагом на пути к могиле. Постепенно умирая, изуродованный грехом Адам прожил еще сколько-то лет, но это все равно очень мало, по сравнению с вечностью! И это все равно уже была не та жизнь! Жизнь вдали от Бога, в грехе – совсем не то, что жить рядом с Богом и в святости! Свою беду – оторванность от Бога, наши прародители передали своим потомкам – то есть всем нам.

Мама посмотрела в лицо дочери. Та молчала.

- Слово «религия» означает – восстановление разорванной связи, - продолжила мама. – Для того, чтобы мы, потомки Адама, могли жить вечно, связь с Богом нужно было восстановить. Бог не сразу принялся восстанавливать эту связь. Во-первых, люди должны были понять, что им плохо без Бога, а во-вторых – что они не могут наладить эту связь сами, своими человеческими усилиями. Когда люди все это поняли, Бог восстановил разорванную связь – Сам стал Человеком!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.