Действовать по-гвардейски. Воспоминания комбрига ВДВ

Мильский Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Действовать по-гвардейски. Воспоминания комбрига ВДВ (Мильский Александр)

Гвардии полковник Мильский и его военные воспоминания

Мой дед, Александр Георгиевич Мильский, родился 30-го августа 1906-го года в Одессе, детство и юность провёл в селе Афанасово на Белгородчине. Отец его был сапожником. Ещё ребёнком Александр принял посильное участие в гражданской войне на стороне «красных», помогая отряду Кабанова овладеть городом Короча. Думается, тогда и возникло у него желание связать свою жизнь с военным делом. В тридцатые годы прошлого века он обучался в академии имени М.В. Фрунзе, затем – в Академии Генерального штаба. Служил в кавалерии, а позднее – в только что созданных советских воздушно-десантных войсках.

Великую Отечественную войну Мильский начал в должности командира батальона 1-й воздушно-десантной бригады, с которой участвовал в боях на территории Украины. Зимой 1941–42 года он принял командование над вновь сформированной 23-й бригадой ВДВ. Пройдя в мае-июне с боями по тылам противника, бригада помогла выйти из окружения сильно потрёпанным частям 4-го воздушно-десантного корпуса. В августе того же года, в связи с поражением Красной Армии под Харьковом и наступлением немцев на Волгу и Северный Кавказ, бригада была спешно переформирована в гвардейский стрелковый полк и в составе 41-й дивизии 1-й гвардейской армии переброшена на Дон. Севернее Сталинграда 6-го сентября 1942-го года Мильский ранен пулей в голову. Несколько месяцев врачи боролись за его жизнь. И хотя в конце концов он поправился и после своего самого тяжёлого ранения вернулся в строй, однако непосредственного, как прежде, участия в боевых действия[ уже не принимал и сосредоточился на штабной работе.

После войны Александр Мильский – гвардии полковник в отставке. Занят преподавательской деятельностью. Возглавляет военную кафедру Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

Умер 18 декабря 1994 года в Москве.

Воинские заслуги Александра Мильского отмечены орденом Ленина, орденом Красной Звезды, четырьмя орденами Боевого Красного Знамени, множеством медалей и других наград.

Мемуары, представляемые здесь вниманию читателей, были написаны в 1974 и 1977 годах. До настоящего времени они оставались неопубликованными. Чтобы правильно оценить их, необходимо знать, что описываемые в них события относятся к тем эпизодам Великой Отечественной войны, о которых официальная советская история старалась лишний раз не напоминать. Действительно, рейд бригады Мильского по немецким тылам являлся по сути спасательной операцией, призванной исправить ошибки советского командования и восполнить недостаточную компетентность генералитета, непосредственно руководившего боевыми действиями. Так, например, Мильский скептически отзывался о командующем кавкорпусом генерале Белове, и в особенности о комкоре Казанкине. Последний, изначально руководя штабом корпуса, заменил погибшего комкора, но по своим военным качествам не вполне отвечал требованиям, предъявляемым командиру крупного соединения в столь сложной обстановке. Характерно в этом смысле устное воспоминание Мильского о том, что практически во всё время передвижений и боёв генерал Казанкин держал комбрига 23-й ВДБ за рукав (они даже ранены были вместе). Это не отражено в тексте мемуаров, но, на мой взгляд, это необходимо знать, так как в противном случае не совсем понятна будет та податливость, которую проявлял комкор, фактически переложив на Мильского заботы по организации и ведению боя частями корпуса.

Что касается действий 122-го гвардейского стрелкового полка в составе 1-й гвардейской армии и в целом всей обстановки на юге летом 1942-го, то советская пропаганда в основном предпочитала об этом помалкивать. Её целям куда более соответствовала пора славных побед, сталинградского и последующих «котлов», и в этих фанфарах эхо кровавых августовских боёв в излучине Дона было почти не слышно.

На сломе эпох, особенно в последнее десятилетие двадцатого века, в нашей стране появились разного рода военно-исторические псевдоисследования, авторы которых поспешили произвести, так сказать, переоценку ценностей. В соответствии с новой идеологией на передний план были выдвинуты не победы, а поражения Красной Армии. В угоду западной публике пересматривались и обесценивались даже, казалось бы, неоспоримые заслуги войск и всего советского народа, их главенствующая роль в разгроме немецко-фашистких орд, в поражении гитлеровской Германии.

Воспоминания гвардии полковника Александра Мильского дают нам возможность снова трезво взглянуть на малоизвестные события того времени глазами их непосредственного участника. Ценность этого свидетельства ещё и в том, что оно является документом подлинного, а не квасного патриотизма, чего так не хватает новой России.

Заключить это предисловие хочется словами русского историка-эмигранта Петра Миролюбова: «Человек, не знающий историю своего народа, является не субъектом, а объектом цивилизации и культуры».

Максим Лаврентьев

В тылу врага

Боевой путь 23-й воздушно-десантной бригады с 29-го мая по 24-е июня 1942-го года

По штатному расписанию 23-я ВДБ входила в состав 10-го воздушно-десантного корпуса, но по боевым действиям в тылу врага она тесно связана с 4-м воздушно-десантным корпусом. Последние две недели боёв 4-го ВДК, проходили при непосредственном участии в них 23-й бригады.

Бригада формировалась за Волгой, в селе Красный Яр Саратовской области, на территории бывшей автономной области немцев Поволжья. Перед новым 1942-м годом она была переброшена под Москву и расположена возле Внуковского аэродрома, вместе с другими частями 10-го ВДК. Здесь бригада в течение пяти месяцев доукомплектовывалась, вооружалась, занималась боевой, политической и парашютной подготовкой. Во время учёбы мы много внимания уделяли действиям ночью, движению по азимуту, ведению разведки и тактике внезапного нападения на врага. При сколачивании штабов и подготовке командиров основное внимание занимали вопросы управления боем.

Почти два месяца (до конца февраля 1942-го года) мы не могли освоить работу радиостанции 12-РП, особенно в ночных условиях. Только к апрелю радиосвязь стала поддерживаться удовлетворительно. В этом большая заслуга начальника связи капитана Синельникова.

Тогда же мы обратились в Московский зоопарк, специалисты которого изготовили манки, подражающие кряканью утки и свисту рябчика. Этими манками были снабжены и научены пользоваться ими все командиры подразделений.

К маю наши воины выглядели настоящими десантниками, способными успешно вести боевые действия. Штаб 10-го ВДК провёл с бригадой несколько тактических учений.

Весь личный состав совершил по 6-8 парашютных прыжков с самолёта. Парашютную подготовку прошли также и вольнонаёмные. При совершении прыжков мы использовали в качестве площадки для приземления поле западнее деревни Саларьево. Эта деревня находится под Москвой, по дороге из города к Внуковскому аэродрому. Большинство наших бойцов были сибиряками из Красноярского края, Иркутской области и Бурятской АССР. Почти все 1923-го года рождения.

Днем 24-го мая мы с командиром корпуса были вызваны в штаб ВДВ, где получили устный приказ на подготовку к десантированию. На это нам отводилось двое суток. Одновременно нам сообщили необходимые данные для составления таблицы высадки. Началась кропотливая работа штаба, работников материально-технического снабжения и всего личного состава. Каждый получил положенное имущество и вооружение, сухой паёк на шесть суток.

В 14.00 26-го мая в штаб ВДВ было сообщено о нашей готовности. Тогда же поступил приказ на десантирование. Нам предстоял вылет в район Дорогобужа, далеко за линию фронта. Там, в тылу у немев, вёл боевые действия 1-й гвардейский кавкорпус под командованием генерал-лейтенанта Белова. В его распоряжение мы и поступали по высадке. А пока всему личному составу бригады надлежало быть в готовности к действиям в любую минуту. На десантирование нам отводилось три ночи, начиная с 27-го мая. Нам также стало известно, что одновременно с нами аналогичную задачу получила и 211-я ВДБ. На лугу восточнее деревни Старинец (12 км. южнее Дорогобужа) подготавливалась площадка для нашего приземления. В том районе действовали части 1-й гвардейской кавдивизии. Для нас они в первую ночь разводили костры на площадке, несли круговую охрану мест высадки. Мы летели на самолётах ЛИ-2.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.