Кто беден и кто богат?

Качан Эдуард Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кто беден и кто богат.

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Но, конечно, детям не все понятно, ведь жизнь сложна, и на многие вещи смотрят по-разному те, кого дети встречают в Храме, и те, с кем они общаются в школе или на улице. И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов, и, конечно, за ответами они бегут к родителям. Они спрашивают маму и папу о том, и об этом, спрашивают на кухне и на улице, спрашивают после того, как их взволновал разговор в школе или после просмотра телевизора. Иногда вопросы детей простые, а иногда – довольно сложные, но папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

Беседа 3.

Однажды летом папа с Богданом шли по улице. Им пришлось пройти мимо огромного кирпичного забора с кованными воротами. За забором виднелся огромный дом.

- Вот это ворота! – сказал Богдан, залюбовавшись искусными листиками и цветочками из кованного металла.

- Да, ничего, - сдержанно проговорил папа.

- Нет, ну, в самом деле - здорово! – не унимался Богдан.

Папа промолчал и только поморщился - ему показалось, что в словах сына промелькнула зависть.

- Здесь, наверное, живут настоящие богачи! – сказал Богдан.

- Не обязательно, - сухо ответил папа. – Здесь могут жить самые бедные люди на свете.

- В таком доме?! – изумился Богдан.

Папа вздохнул.

- Видишь ли, сынок, - начал он. – Бедность это не состояние кошелька. Это – состояние души. Еще Иоанн Златоуст говорил, что беден не тот, у кого ничего нет, а беден тот, кто хочет того, чего у него нет.

- Не понимаю, - покачал головой Богдан.

- Ну, вот смотри, - сказал папа. – Царь Давид был очень богат. Но вот когда-то он влюбился в замужнюю женщину, по имени Вирсавия. И все богатства показались Давиду ничем – ведь Вирсавии среди этих богатств не было! Тогда Давид убил ее мужа и взял ее себе в жены. Обрати внимание, сынок – у Урии (а так звали мужа Вирсавии) в общем-то, ничего и не было, кроме красавицы жены, но в этой истории он оказался богачом, а Давид – жалким бедняком. Да – жалким бедняком, потому, что пошел на тяжкий грех ради того, чтобы забрать себе то, что хотел. А Урия ничего у Давида не забирал (Смотри 2 Цар. Гл. 11 и 12)...

Папа перевел дух и посмотрел на сына.

Богдан молчал.

- Или вот, другой библейский Царь – Ахав, - продолжил папа. – Ахав тоже был человеком богатым – царь все-таки. А у его соседа по имени Навуфей был только виноградник (Смотри «Третью книгу Царств, глава 21). Однажды Ахав захотел купить у Науфея виноградник, но тот не продал. И Ахав, при всех своих богатствах, так расстроился, что даже хлеба не ел. Закончилось все трагично – Ахав убил Навуфея и забрал его виноградник себе. Как ты думаешь, сынок – кто в этой истории бедняк? Навуфей, который довольствовался своим виноградником и не продавал его ни за какое серебро, или Ахав, проливший кровь ближнего ради того, чтобы забрать себе то, что ему хотелось?

- Ахав оказался бедняком, - сказал Богдан.

- Вот видишь, - сказал папа. – Беден тот, кто хочет чужого.

- Пап, а Бог наказал этих царей? – спросил Богдан.

- Давида и Ахава? Да, конечно. Наказал, и строго. Бог не спускает сильному, когда тот обижает слабого. Но в нашем разговоре главное не это. Главное, чтобы ты понял – если ты не научишься управлять своим «хочу», ты будешь бедняком, даже купаясь в золоте! А если научишься - никогда не будешь бедным. Никогда, даже если у тебя на столе будет только хлеб и вода.

- Своим - «хочу»? – улыбнулся Богдан.

- Да, сынок, - сказал папа без улыбки. – Знаешь, как иногда бывает у малышей: «Мама, я хочу мороженое, папа, я хочу конфетку!..» На самом деле «хочу» живет в каждом человеке – и в малыше, и в старике. Оно само по себе не плохое – оно говорит, когда человек голоден или пить хочет, но только ни в коем случае нельзя позволять этому «хочу» командовать тобой! Давид и Ахав позволили, и «хочу» толкнуло их на пролитие крови. А как ты думаешь, зачем мы постимся? – спросил вдруг папа.

- Постимся? – удивился такому переходу Богдан. – Ну, кажется, если не плотно поешь, то легче молиться...

- Это правильно, - согласился папа. – Но еще важно то, что пост помогает нам совладать со своим «хочу». На самом деле ведь нет греха в том, чтобы есть мясо или пить молоко хотя бы и круглый год. Но в посты мы добровольно ограничиваем себя от этих продуктов. Почему? Они ведь так вкусны! Но в том-то и дело, что когда мы постимся, мы говорим этому вкусному - «нет, нельзя»! Наше «хочу» возмущается, сердится, но если мы тверды, то оно постепенно приучается к послушанию! И у святых было свое «хочу», но только оно знало – если сказано «нет» - значит нет, и никаких разговоров! И «хочу» привыкало к своему месту и не мешало святым жить.

- А оно ведь может мешать жить!
- пробормотал Богдан, еще раз вспомнив огромный дом за удивительным кованным забором.

- О, да! – сказал папа. – Еще как! Дело в том, что если позволить «хочу» властвовать над тобой, то все – никакой жизни не будет! «Хочу» можно усмирить, но разбалованное, раздутое «хочу» никак нельзя прокормить! Обязательно ведь найдется то, что ты еще не ел, не пил, не видел... Например - ты ел вчера свинину? А «хочу» требует омаров. Ты поел омаров? «Хочу» опять не довольно, ему мясо анаконды подавай! И так во всем. У тебя есть «Жигули»? «Хочу» требует «Мерседес». Ценой тысячи грехов достал себе «Мерседес»? «Хочу» опять не довольно – ему «Ламборджини» подавай! Появилось «Ламборджини»? «Хочу» требует яхту. Есть яхта? «Хочу» требует самолет. И этому конца и края нет, сынок. И потом, ведь, «хочу» всегда идет рука об руку с завистью, а ведь кем бы ты ни был, в мире обязательно найдется кто-то богаче или известнее тебя... И тогда «хочу» вместе с завистью сотрут твою душу в порошок, и превратят твою жизнь в ад еще здесь, на земле!

- Я понял, папа! – сказал Богдан. – У этих людей, которые живут в большом доме, много денег, но если они хотят того, чего у них нет – например, еще большего дома – то они – бедняки, да?

- Да, сынок, - ответил папа.

- А если мне хватает того, что у меня есть, то я – богач? – уточнил Богдан.

- Да, сынок, - кивнул папа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.