О прощении ближнего

Качан Эдуард Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

О прощении согрешившего ближнего.

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Но, конечно, детям не все понятно, ведь жизнь сложна, и на многие вещи смотрят по-разному те, кого дети встречают в Храме, и те, с кем они общаются в школе или на улице. И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов, и, конечно, за ответами они бегут к родителям. Они спрашивают маму и папу о том, и об этом, спрашивают на кухне и на улице, спрашивают после того, как их взволновал разговор в школе или после просмотра телевизора. Иногда вопросы детей простые, а иногда – довольно сложные, но папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

Беседа 6.

В этот день детям подарили «Дартс» - черно-белую мишень, в которую нужно бросать маленькие стрелы на магнитиках.

Богдан побросал немного, и ушел читать – взрослому мальчику игра показалась не интересной. Зато Таня и Тоня играли с увлечением и через пятнадцать минут поссорились – не могли решить, кому бросать стрелы с красным хвостиком, а кому – с зеленым. В жаркую ссору вмешался папа, забрал игру и сказал, что отдаст ее девочкам только на следующий день, да и то – если они помирятся.

Девочки мириться не спешили – дулись друг на друга. Они разошлись по разным комнатам, и в доме воцарилась непривычная тишина – никто не играл, не бегал, не прыгал, не смеялся.

Через полчаса Тоня зашла на кухню к маме. Мама в это время мыла посуду.

- Мам, можно мне хлеба с вареньем? – спросила Тоня.

- Да, только сделай себе сама, - сказала мама.

Тоня отрезала себе ломоть хлеба, намазала толстым слоем клубничного варенья.

Через минуту мама обратила внимание на то, что дочь не ест хлеб, а смотрит на него в растерянности.

- Ты что не ешь? – спросила мама.

- Я не могу помолиться, - буркнула Тоня себе под нос.

С раннего детства в семье дети были приучены перед едой читать молитву «Отче наш».

- Почему? – удивилась мама.

- Потому, что я должна сказать «Прости нам грехи наши, якоже и мы прощаем должникам нашим». А я Таньку не простила – как же я такое скажу?! Это вранье получиться!

Мама отложила посуду и выключила кран.

- Ты права – Богу лгать нельзя, - сказала она, вытирая руки о полотенце. – Но ведь ты можешь просто пойти и помириться с Таней, и тогда сможешь молиться!

- Не могу я с ней мириться – она вредничала! – сказала Тоня хмуро.

Мама посмотрела на дочь строго.

- Тогда не ешь хлеб вообще, или ешь его без молитвы, - сказала она.

- Не могу, - ответила Тоня, и опустила голову.

Мама пожала плечами.

- Тогда помолись, но будь правдива. Скажи Богу: «Не прощай мне грехи мои, потому, что я не простила Таню», - посоветовала мама.

- И так не могу, - ответила дочь.

- Почему?

- Я хочу, чтобы Он меня прощал, когда я что-то делаю не так!

- Тогда и ты должна простить сестру – иначе нельзя, - сказала мама строго, и вновь принялась за посуду – она хотела дать дочери время подумать.

Через минуту Тоня подошла к маме и уткнулась головой ей в бок.

- Мам, скажи – а почему это так важно – прощать других? – спросила она.

Мама выключила воду, вытерла руки, обняла дочь.

- Видишь ли, Тонь, - сказала мама ласково, - когда первые люди съели плод от древа познания добра и зла, это нарушило их отношения с Богом - поэтому они начали страдать, болеть, умирать... Но дело в том, что нарушились не только отношения людей с Богом – грехопадение разрушило братство людей, и люди перестали любить друг друга! Прошло немного времени, и среди детей Адама и Евы произошло убийство.

- Да, - кивнула Тоня. – Каин убил своего брата Авеля.

- Вот видишь, что получается – Бог хочет, чтобы мы любили ближнего, как самого себя (Мф. 22, 39). А мы вместо этого ссоримся, обижаем, оскорбляем, убиваем... Это не правильно – как ты считаешь?

Тоня молча кивнула.

- Любить ближнего в чем-то проще, чем Бога – Бога ты не видишь, а ближний всегда перед тобой. Но в чем-то и сложнее – Бог сотворил тебя и все, что тебе дорого; и ты ведь это понимаешь, правда? А еще Бог стал Человеком, взял Себе человеческое имя Иисус Христос, жил рядом с людьми, словно обычный человек и умер, ради того, чтобы ты, лично ты могла наследовать Царство Небесное. То есть Бог ради тебя, именно ради тебя (!) пошел на муки, на смерть - ты это помнишь, конечно. Если ты просто умеешь быть благодарной, то будешь любить Бога, который сделал для тебя все это – правда?

- Ну, конечно - буду!

- В этом отношении - с ближним сложнее. Твоя сестра Таня тебя не сотворяла, ради тебя не умирала, и вообще – она не какое-то воплощение совершенств, а обычная девочка, с которой иногда бывает тяжело...

- Она сегодня вредничала! – пожаловалась Тоня.

- А ты? – поинтересовалась мама. – Ты - не вредничала?

Тоня промолчала и лишь неопределенно пожала плечами.

- А теперь подумай вот о чем – в Царстве Небесном не только все любят Бога – там все и друг друга любят, ведь это Царство любви! Представь себе, что вы с Таней никогда не помиритесь – как вы тогда сможете войти в такое Царство? В Царстве Небесном нет места ссорам и непрощению! И поэтому, для того, чтобы ты простила Таню, Бог как бы говорит: «Тоня - Я согласен быть как ты! Ты простишь сестру – и Я тебя прощу. Я согласен быть как ты – какой мерой ты меряешь, такой и я тебе отмерю (Мф. 7, 2). Простишь сестру на копейку – и Я тебя прощу на копейку, простишь на две – и Я тебя прошу на две, простишь Таню полностью, и Я прощу тебя полностью!». Видимо, другого способа научить людей прощать друг друга просто не существует – все-таки люди очень упрямы...

- Мам, но я так не умею! – сказала Тоня. – Я ведь не Бог, я не могу – полностью!

- А хотела бы? – спросила мама. – Хотела бы простить ее полностью, так, как Бог прощает тебя, когда ты не права?

- Да, наверное, - сказала Тоня, немного подумав.

- Думаю, что Богу этого будет достаточно – Он ведь понимает, что ты просто маленькая девочка, и в тебе не много сил, - сказала мама. – Но ты должна быть готовой прощать так полно, как только можешь, а еще - всеми силами пытаться не вспоминать эту ссору, и не взять свое прощение назад.

- Я попробую! – сказала Тоня.

- Тогда иди и помирись с Таней, - сказала мама.

- Хорошо! – ответила Тоня и выбежала из комнаты.

Примирение произошло очень быстро – видимо и Таня хотела помириться с сестрой. Уже через несколько минут довольные и счастливые девочки дружно уплетали хлеб с клубничным вареньем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.