Помни время шипов

Кошоррек Гюнтер К.

Жанр: Военная проза  Проза    2014 год   Автор: Кошоррек Гюнтер К.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Помни время шипов (Кошоррек Гюнтер)

Гюнтер К. Кошоррек

Помни время шипов Между Рыцарским крестом и крестом деревянным Воспоминания солдата Вермахта о войне в России в 1942-1945 годах С предисловием Георга Лебера Издательство Флехзиг, 2008 г. Перевод с немецкого: Виталий Крюков, Киев, Украина, 2014 г.

О книге: Гюнтер К. Кошоррек не был полководцем, он не ученый и не историк, но в своей книге он обобщил то, что, будучи простым солдатом, ежедневно записывал об ужасах войны. Его военный опыт отличался от военного опыта в штабах или командных пунктах. Автору было 19 лет, когда война в своей наихудшей фазе настигла его и захватила своей безжалостной силой. Ему пришлось повиноваться и не задавать вопрос «почему». Национал-социалистический режим, безжалостно преследовавший свои цели, подчинил присяге и чувству долга все это поколение, постыдно злоупотребив его идеалами.

Об авторе: Гюнтер К. Кошоррек (родился в 1923 в Гельзенкирхене) был во время Второй мировой войны солдатом немецкой 24-й танковой дивизии, и спустя много лет после войны стал автором нескольких книг. Он описал свой военный опыт под Сталинградом в книге «Vergiss die Zeit der Dornen nicht».

В возрасте девяти лет Гюнтер Кошоррек со своей семьей переехал в Восточную Пруссию, на родину его семьи. Там он получил среднее образование и посещал коммерческое училище, а также помогал матери в магазине. Затем он посещал школу мотоспорта в Итцехо, чтобы получить военные водительские права. В феврале 1942 года Кошоррек был призван в Вермахт и по октябрь проходил обучение в восточно-прусском Инстербурге. Затем он попал на фронт под Сталинград в составе 1-й кавалерийской/24-й танковой дивизии. Кошоррек, которому тогда было 19 лет, воевал как пулеметчик. В апреле 1945 года он после ранения попал в военный госпиталь в Мариенбаде. В конце июня его отпустили там из американского плена. После войны Кошоррек занимал руководящие должности в экономике. После того, как он в 1995 году нашел свои военные записи, которые он считал утерянными, он написал книгу мемуаров «Помни время шипов», за которую в 1996 году был награжден премией Западного Германского радио (WDR). Эта книга вышла также в США в несколько сокращенном виде на английском языке под названием «Кроваво-красный снег», были также ее переводы на другие языки, в частности на польский и шведский.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Предисловие

Вступление

Пролог

В пути на Сталинград через калмыцкие степи

В зоне боев в Сталинграде

Едва вырвавшись из Сталинградского котла

Короткая передышка на плацдарме

Кроваво-красный снег падает не с неба

Маленькое утешение для оставшихся в живых

Франция и охота за итальянскими партизанами

Возвращение в русский ад

Тревога на Никопольском плацдарме

Страх и ненависть вытесняют слезы

По бездонной грязи к Бугу

Смертельное интермеццо в Румынии

От Рыцарского креста к простому деревянному

Обреченный приказом на смерть

Стервятники над Неммерсдорфом

Из Польши в сказочную страну

Лучше смерть, чем Сибирь

Предисловие

За более чем пятьдесят лет, прошедших с окончания Второй мировой войны, много книг было написано о ней разными авторами и на многих языках. Но то, что написал Гюнтер К. Кошоррек, выпадает из привычных рамок. Он не был полководцем, он не ученый и не историк, но в своей книге он обобщил то, что он, будучи простым солдатом, ежедневно записывал в ужасе войны. Его военный опыт отличался от военного опыта в штабах или командных пунктах.

Автору было 19 лет, когда война в своей наихудшей фазе настигла его и захватила его своей безжалостной силой. На войне, с той поры, когда он на ней был, слово «война» больше не рифмовалось со словом «победа». Теперь война требовала борьбы, выдержки, терпения, страданий и убийств, сопровождаясь также дрожью и страхом за собственную жизнь.

На войне, на которую попал Кошоррек, он должен был повиноваться и не задавать вопрос «почему». Большинство еще молодых немецких солдат во время Второй мировой войны в этой фазе их жизни еще не сознавали аморальности, извращенности, презрения к людям тех, кто втянул народ в войну. Да и вряд ли они могли бы понять это при тогдашних обстоятельствах, с цензурой и манипуляцией информацией. У режима, который преследовал свои цели с необузданностью и беспрепятственностью, было под присягой целое поколение. Этот режим постыдно злоупотреблял идеалами этого поколения, привел его отечество к гибели и опозорил имя немцев. В древней Греции Перикл в своей надгробной речи в память о погибших говорил так: «Превосходство наше состоит также и в том, что мы обнаруживаем и величайшую отвагу и зрело обсуждаем задуманное предприятие; у прочих, наоборот, неведение вызывает отвагу, размышление же – нерешительность!»

Смелость, как понимал ее Перикл, это одна из главных добродетелей, естественная сестра которой называется справедливостью. Она основывается на знании о том, что хорошо и что плохо, что правильно и что неправильно. Оттуда она получает свое значение, а также свое благородство. Фома Аквинский говорил: «Похвала смелости зависит от справедливости».

Если этого не происходит, тогда смелости угрожает опасность, что ею будут злоупотреблять как рычагом зла. Она должна быть направлена на что-то доброе, иначе она станет лишь простой безрассудной смелостью с ловкостью и хитростью или искусной, проворной тактикой. Против бесчеловечности приказа, против подчинения и послушания, которые требовались от солдат, протестовать было опасно.

Автор этой книги попал в такую ситуацию в Италии во время борьбы с партизанами. Приказ о расстреле трех пойманных невооруженных итальянцев не был им выполнен. Если бы об этом невыполнении приказа стало известно фельдфебелю, отдавшему приказ, тогда Кошоррека и его сослуживца Хаманна ожидала бы, вероятно, та же судьба, что и 41 советского солдата 17 июня 1953 на востоке Германии: Они были расстреляны по приговору военно-полевого суда, так как они отказались стрелять в невооруженных гражданских немцев, как это было им приказано.

Им, обоим немцам в Италии и 41 красноармейцу в Восточной Германии, пожалуй, было вполне понятно, какое наказание ожидало их за отказ выполнить приказ. Тогда они в Италии действовали, «все осознавая и взвешивая, и приняли решение как свободные люди и не робели» и они потеряли бы свою жизнь как тот 41 красноармеец.

Время, прошедшее с конца войны до окончания раздела Германии, было долгим. И за это время были примеры того, что смелость – это добродетель не одних только солдат.

Была также смелость тех немцев, который за годы после беды, когда все было потеряно, на востоке Германии не склонились, а вынесли и выдержали беззвучно в тесной нише между отчаянием и искоркой надежды. И это свидетельство о смелости, когда в 1989 году, в церкви в Лейпциге, женщины и мужчины потребовали конца диктатуры, зная об опасностях в государстве, которое было еще способно отомстить и наказывать, и с этим требованием вышли в свой город и в страну, до тех пор, пока стены не были разрушены, а проволочные заграждения убраны.

Если охватить это время, от войны до конца раздела Германии, тогда получится смысл спустя более полувека, во время, в которое мы живем без войны, написать такую книгу.

Эта книга может помочь всем нам и тем, кто моложе или кто придет после нас, осознать обязанность того, что свободные общества никогда больше не должны незащищенными, без обороны и без сопротивления оказаться в руках деспотов, для которых власть важнее, чем человеческое достоинство и свобода. Это относится также к задаче нашего Бундесвера. Это дело всего народа и, в частности, тех, кому народ передает руководство и ответственность в государстве, чтобы миссия Бундесвера всегда оставалась честной и нравственно чистой.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.