У каждого - свое счастье

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Серж   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У каждого - свое счастье ( )

Музыка била по ушам. Сине-зелёные полосы света скользили по стенам зала, высвечивая весёлые лица посетителей. Танцпол элитного клуба был полон. Я сидел у барной стойки и медленно крутил в руках бокал с вискарём, ожидая друзей. Санёк опаздывал по уважительной причине — его, как обычно, задерживала любимая работа. Владелец сети ресторанов и кафе предпочитал в свободное время расслабляться в чужих клубах, хотя его в лицо не узнавали разве что пьяные посетители тех же клубов. Нет, ничем предосудительным мы тут не занимались: просто встречались на нейтральной территории, выпивали свои три «рюмки чая» и расходились по домам. И так каждую пятницу. Этакие благочестивые бюргеры, со своими тараканами и «скелетами в шкафах».

— Привет, Серый! Ты вновь первый! — Плюхнулся на соседний стул Алексей, бойфренд Сашки, уже лет так десять — двенадцать. В их доме, в старом центре города, я любил проводить холодные зимние вечера, под треск камина, смотря в панорамное окно на расстилающийся у подножия Покровской горы город.

— Добрый вечер, Алексей. Вам как обычно? — голос бармена Юрика был наполнен добродушием.

— Да, Юра, спасибо. Как Багира?

— Спасибо вам, всё отлично. — Багирой, как я знал, звали Юркину кошку, что тяжело рожала, пока не вмешался врач «от Бога» в лице Алексея. В своё время парень пометался, ища себя и своё призвание, и только поддержка Сани помогла ему определиться в том, что же он хочет от жизни. И отучившись, и уже считаясь неплохим ветеринаром, Алексей почувствовал себя на своём месте, и животные этому были только рады. Ну и Саня тоже.

— Лёш, твои тридцать как отметим?

— Блин, не напоминай, а? Сашка и так бурную деятельность развёл по этому поводу. Вот его сороковник так нельзя, видите ли, отмечать — примета плохая. Мама его, Елена Романовна, так сказала, видите ли. А он и рад стараться зажилить днюху. А, может, тридцать ещё худе... Хеже… Блин, хуже, вот!

— Так, так, этому столику не наливать. — Подошедший Саня, улыбаясь во весь рот, протянул мне руку для приветствия и взлохматил Лёшкину макушку. — Ты чего, мелкий, уже уклюкался что ли? И когда успел-то?

— Пока тебя дожидался, конечно, — обидчиво проворчал парень.

— Так, ребята, я не понял, ожидается грандпрограмма, или как? — вклинился и я в заинтересовавший меня разговор о праздновании дня рождения.

— Да не особо, просто хотел нашей компанией на Шерегеш рвануть. Уже и домик снял, а этот «редиска» уперся, и всё — ему не нужен день варенья… — улыбаясь, пояснял Саня, не отводя взгляда от парня, что крутил в руках пустой стакан и не поднимал глаз от столешницы.

— Во ты гадина! А чего не пояснить-то сразу, что на Шарика поедем? Да я туда, ты же знаешь, уже второй год мечтаю вернуться!!! Всё, едем! Серый, ты с нами? Елену Романовну вытащим тоже, она прошлое лето никуда не ездила из-за сыночка любимого. Нет, это надо же придумать: подарить маме пенсионерке дачу! Она же ни дня на земле не жила! Представляешь, Серёга, её теперь и не оторвать от этих грядок-теплиц. Ещё и нас при любом случае припрягает. Вот и я её к лыжам склоню! — смеясь, фонтанировал идеями Алексей, хлопнув по протянутой в знак примирения руке Алекса, и азартно сверкая своими серыми глазюками.

Так, вопрос «едем или нет на Шерегеш на Рождество, когда Алексею стукнет тридцатка», был решён положительно.

Ночь в Новокузнецке, чтобы уставшая Елена Романовна восстановила свои силы, растраченные на заднем сидении внедорожника, управляемого сыном и мной, и вот мы уже распаковываемся в гостевом доме с тремя номерами. Лешка сразу с дороги оккупировал кухню, грозно выгнав маму Александра «отдыхать», раз за этим и приехали. Саня достал ноут, чтоб проверить почту. А я вышел на крыльцо, чтоб вздохнуть горным воздухом и ещё раз порадоваться этой поездке.

— А пойдёмте-ка, Сергей, прогуляемся до во-о-он той ёлочки, — вышла на крыльцо моложавая мама моего лучшего друга. Я предложил ей руку, и мы неспешно пошли вдоль расчищенной от снега тропы, время от времени оглядываясь на особенно громко визжащих девчонок и характерный скрип снега под сноубордами.

Гостиничный комплекс, гостеприимно принявший нашу компанию, предлагал и услуги кафе, в которое сейчас и направилась Елена Романовна, поманив меня следом за собой.

— Сергей, у меня к Вам очень серьёзный разговор. Давайте посидим тут, и за чашечкой кофе я с Вами поделюсь наболевшим?

— Я Вас внимательно слушаю, Елена Романовна, — заказав два кофе и стакан воды без газа, я весь обратился в слух.

— Серёженька, я старею. Нет, нет, не спорьте, друг мой! Уж в этом вопросе я поболее Вашего разбираюсь. И глаза уже не такие острые, и спина тянет. А уж как ноют ноги вечерами — и не передать. Должна вам признаться, как безмерно рада, что сын приобрёл садовый участок — я там буквально отдыхаю душой. И даже усталость от работы с землёй такая, правильная, что ли. Но… — Елена Романовна сжала в руках чашечку с напитком, и отвела взгляд. Зная её не один год, я понял, что предмет разговора очень её волнует. — Мы все не становимся моложе, Серёженька. И Александру уже сорок. Его отец в этом возрасте ходил за ручку с сыном на футбол. А Саня? Работа — дом, работа — клуб. Заколдованный круг какой-то, — она тихонько вздохнула, и приступила к сути разговора. — Я хочу стать бабушкой!

Я подавился кофе, во все глаза глядя на маму лучшего друга, когда-то принявшую его нестандартную ориентацию если и не безоговорочно, то вполне мирно. И первые полгода их с Лёшкой притирки друг к другу, именно к ней бегал с малейшей жалобой мелкий. И она, как истинная мать, всегда справедливо озвучивала, кто прав или не прав в их ситуациях, невзирая на личностные мотивы. Саня не раз потрясал кулаками перед захлопнувшейся пред носом дверью, когда его, «ничтоже сумняшеся», отлучали от отчего дома, пригрев там «гадкого» Лёху.

— Так, а я-то чем могу Вам помочь? Простите, не понимаю.

— Дорогой мой, просто поддержите меня в разговоре с мальчиками. Я уже не могу рассчитывать на собственных внуков, но ведь можно же рассмотреть вариант с усыновлением? Да и суррогатное материнство никто не запрещал. Я узнавала, для усыновления не обязательно иметь полную семью, тут немаловажным фактором является материальное положение усыновителей. Ну а Санечке-то на это самое положение грех жаловаться. Да и я не бедствую, благодаря моему мужу, в своё время крупному партийному функционалу. Чем смогу, в меру своих сил, — буду помогать в воспитании ребёнка, лишь бы мальчики пошли мне навстречу. И я рассчитываю на Ваше содействие в этом вопросе.

— Честно скажу, немного неожиданная просьба, конечно. Но я — за! Пусть рассмотрят все варианты, может, что и выберут. Пора парням взрослеть. Вон, Лёхе тридцатник, а всё носится по горам, как пацан зелёный, — поддержал я будущую бабушку.

Благодарно мне улыбнувшись, она отставила свою кружечку, и мы неторопливо вернулись в отель.

— Серый, ты где шляешься? Мы уезжаем с Саней — рванём счас на Зубья. Там ребята собираются с ночевкой на приюты, и нас возьмут. ЕЛЕНА РОМАНОВНА! Ужин готов, мы завтра к вечеру вернёмся, не скучайте. Сергей в полном вашем распоряжении, так ведь? — суматошно носясь по номеру, собирая свои и Сашкины горнолыжки и термобельё, торопливо причитал Алексей. — Саня уже в автобусе, они там съехали в сугроб — откапываются, а меня за вещами отправил. Ну вроде всё, погнал я, давай, Серый. Чтоб всё было чики-пуки, ага! — Мелкий вихрь унёсся, хлопнув дверью, оставив на столе Сашкин сотовый и свои сигареты.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.