Рассказы о живой природе

Яковлев Петр Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рассказы о живой природе (Яковлев Петр)

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО КАРЕЛЬСКОЙ АССР

Литературная запись В. Широнина

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Петр Иванович Яковлев – старейший карельский учитель, преподаватель биологии и химии Кончезерской средней школы Кондопожского района. Сорок лет проработал он в этой школе, которую и сам когда-то окончил. Безгранично влюбленный в свой родной край с его суровой прекрасной природой, П. И. Яковлев до самого последнего времени (он умер в 1956 г.) вел большую краеведческую работу. Руководя кружком юннатов школы, он передавал свои богатые познания юным мичуринцам – будущим преобразователям природы, воспитывая у сельских ребят подлинную любовь к сельскохозяйственному труду.

За выслугу лет и безупречную работу по воспитанию и обучению молодого поколения П. И. Яковлев удостоен высшей правительственной награды – ордена Ленина.

Из-под пера П. И. Яковлева вышло немало статей об опыте преподавания естествознания в школах, которые публиковались в центральных педагогических изданиях. Несмотря на жестокую болезнь (полная потеря зрения), в последние годы жизни Петр Иванович продолжал работать в школе и писал увлекательные рассказы для детей о фауне и флоре Карелии.

Часть из этих рассказов мы предлагаем вниманию наших юных читателей.

Крылатый друг

Когда под жаркими лучами солнца окончательно выпарятся талые воды и лощины покроются яркой зеленью, а пригорки зацветут разнотравьем,- не налюбуешься на нашу природу.

Неудержимо тянет она к себе.

Раньше других ягод на севере поспевает морошка. Чаще всего она растет на болотистых местах, покрытых редкими кочками. Порой ее бывает так много, что издали сухое болото кажется сплошным желто-розовым цветочным ковром.

Любят собирать морошку два друга – Коля и Витя.

Возьмут корзинки, отправятся на целый день бродить по лесам и лощинам. Сколько воздуха, сколько света! И – просторы, просторы! Много всяких тайн раскрывает перед любознательными ребятами щедрая на выдумки природа, стоит лишь к ней присмотреться юннатским внимательным взглядом.

Больше всего любили друзья живых обитателей леса. То зайчонка вспугнут, то лису потревожат, а птиц разных – несчетное множество высмотрят.

У Вити была особая страсть к пернатым. Он безошибочно узнавал их по пенью и щебету, по яркому или совсем невзрачному оперению и даже по полету – по звуку стригущих или свистящих крыльев.

– Журавли летят,- сказал однажды Витя, остановив друга и прислушиваясь. Коля, не обладавший таким тонким слухом, стал крутить головой, высматривая птиц в воздухе.

Однако все равно ничего не увидел.

– Они идут на посадку,- словно говоря о самолетах, сообщил Витя.

И тут на желто-зеленом фоне леса мальчики заметили двух больших птиц с серовато-белым оперением, обрамленным по краям крыльев и хвосту черными разводами. Согнув гигантскими полузонтами крылья и вытянув длинные, как лыжные палки, ноги, птицы медленно опускались в конце болота, где зеркалом блестела небольшая ламбушка.* – Посмотрим, что они будут делать,- предложил Витя, и ребята укрылись в тени можжевелового куста.

– Только бы их пастух не спугнул,- высказал свое опасение Коля.

Журавли между тем закурлыкали, высоко вытянув шеи и осматриваясь по сторонам. Вскоре откуда-то из-за кустиков вынырнул шарик из серого пуха и, смешно переваливаясь через кочки, мотая не по росту большим клювом, точно он был ему в тягость, покатился на призывный клекот родителей.

Маленького, бесхвостого и бескрылого журку встретила мама-журка, нежно прикоснувшись к нему своей гибкой шеей, украшенной коричневой полоской на затылке.

* Ламба – лесное озеро.

После этого семья занялась делом. Отец и мать, медленно двигаясь между кочками, сосредоточенно вглядывались в лужицу или влажную ямку и, найдя что-нибудь съедобное, шастали длинным и широким, как кирка, клювом. Журка подражал родителям, однако в его клюве редко появлялось что- либо, и он все время пищал от голода и досады. Но вот журавль-отец, простояв минут десять над лужицей, выхватил оттуда огромную лягушку. Давнув клювом, чтоб не ускакала, он подбросил ее журке, точь-в-точь как ребята бросают друг другу биту или бабку. Журка жадно набросился на добычу и проглотил ее, не растерзавши. После этого он перестал сам заниматься бесплодными поисками и утруждал себя лишь одной работой – жадно следил за охотой родителей и глотал готовую пищу.

– Знаешь, что, – заговорщически предложил Витя, – давай утащим журку домой…

– Что ты! Эти птицы, знаешь, какие сильные – таких, как мы с тобой, они могут заклевать до смерти! – всерьез испуганный предложением друга, возразил Коля.- Давай лучше подождем, может, птицы улетят сами, а журка-то ведь летать не умеет, он здесь и останется…

Витя не стал убеждать своего трусоватого друга. Решено было подождать. А журавли по-прежнему кормились около ламбушки.

Так просидели ребята с полчаса. Журавли все реже находили добычу и, перекликаясь недовольными голосами, часто вытягивали шеи, будто высматривали сверху – нет ли поблизости более подходящего места, где было бы больше лягушек и насекомых. Они прислушивались: видимо, их что-то беспокоило.

И в самом деле: вскоре птицы побежали по болоту крупными шагами, взмахами крыльев помогая себе набирать скорость. Так, прежде чем взлететь, они пробежали метров тридцать, затем, вытянув шеи вперед, а ноги назад – рулем, повисли в воздухе. Пролетев над опушкой леса метров семьсот, журавли опустились в другом конце болота.

– Пора, бежим!
-скомандовал Витя, и ребята бросились ловить журку. Но тот, завидев опасность, кинулся к лесу, под защиту кустов и деревьев. Витя бежал быстро, не обращая внимания на то, что делал его друг. А Коля, снова струсив,- а вдруг журавли увидят их и вернутся,- то и дело посматривал на небо и, запинаясь за кочки, путаясь в осоке, кричал Вите что-то предостерегающее…

Когда Витя вытащил журку из куста, куда тот успел уже спрятаться, Коли на болоте не было… Витя удивился.

– Тону-у, тону-у!..- услышал он, как из-под земли, жалобный призыв друга.

Бросив журку, не разбирая дороги, Витя помчался на голос и вскоре увидел Колю, барахтающегося в небольшой с открытой водой ламбине.

Такие ламбины у нас называют «окнами». Они одинаково страшны и для людей и для животных. Если торфяной слой болота очень толст и твердая почва глубоко,- в таком «окне», затянутом лишь жидкой торфяной массой и корневищами растений, очень легко утонуть. Жидкая масса засасывает: в ней не на что опереться ногами и нельзя плыть. Такие «окна», расположенные на сухих болотах вблизи селений, обычно огораживают, чтобы в них не забрели человек или животное.

Витя был смелый и сообразительный мальчик. Он подбежал к краю «окна». У Коли наверху торчала лишь голова и одна рука, беспомощно хватающаяся за воздух. Нужно что- то бросить Коле, чтоб он мог ухватиться за этот предмет рукой. Но вблизи ничего не было – не только шеста, даже кустика. Меж тем обессилевший Коля все больше погружался в грязное месиво.

«Куртку» – мелькнуло у Вити в сознании. Он сбросил с себя куртку и, ухватившись за конец рукава, подкинул ее Коле. Далеко, не может достать Коля до куртки. «Ремень!»

Витя снимает ремешок, одним толчком кулака прорывает боковой карман куртки и продевает в него ремень, затянув его ю петлей. Снова летит куртка в лужу. Все еще далеко. Витя снимает рубашку, привязывает к ремню за рукав. Теперь куртка ложится близко к голове Коли. Он хватается за рукав. Витя натягивает всю связку. Коля вытаскивает вторую руку и хватается ею за куртку. Теперь спасен!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.