Вольности запорожских казаков

Эварницкий Дмитрий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вольности запорожских казаков (Эварницкий Дмитрий)

Д. И. ЭВАРНИЦКИЙ.

Вольности ЗАПОРОЖСКИХ КОЗАКОВ.

С.ПЕТЕРБУРГ. гипо»втогр. в фот. П. И. Бабкина. Уг. Оф. уж. и Англ. пр., д. 28/58.

1898.

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАН1Ю.

Автор настоящаго труда имел целью описать земли запорожских козаков, обыкновенно называемый вольностями низового товарищества, в историкотопографическом отношении. Нельзя сказать, чтоб это была легкая задача; напротив того, над подобной работой довольно сложной и, вследствие отсутствия собранны х воедино материалов и новизны темы, далеко не легкой, пришлось не мало потратить времени. Для подобной работы прежде всего нужно было пересмотреть мелкия статьи и заметки в разных органах печати югозападного края и, самое главное, изучить на месте топографию края. Автор уже в течение десяти лет изучает местность бывших вольностей запорожских Еоэаков; в течение того времени им просмотрено было достаточно различного рода документов в архивах московскому петербургском, харьковском и екатеринославском, в архивах монастырских и церковных и в различных собраниях рукописей у частных лиц Екатеринославской и Херсонской губерний. Часть этого материала уже напечатана, часть хранится у автора в подлинниках и копиях. На основании этого материала, и не менее того на основании печатных данных, и сделана попытка представить вольности запорожских козаков в историкотопографическом очерке. В этом труде указаны границы запорожских вольностей, перечислены реки, ветви, пороги, заборы, камни, пещеры, острова, балки, байраки, шляхи, броды, перевозы, леса я т. п. Особенную трудность составляло собрать назвать островов и приурочить их к теперешним именам;

трудность эта зависит частью огь исчезновения некоторых старых островов и появления вместо них новых, частью от изменеюя их величины и очертания, частью от разных найменований, существующих для одного и тогоже острова. Главными пособиями при описании островов автору служили два рукописных плана: «План реки Днепра с разделением островов 1780 года» Арапова, собственность екатеринославского нотариуса А. И. Егорова, и «Атлас реки Днепра 1876 года» адмирала Петра Ивановича Пущина, собственность Императорской публичной библиотеки (рукописный отдел, Т. IV, 267); оба плана inicum. Почти такогоже труда стоило найти и приурочить бывшие запорожские шляхи к теперешней топографии Для всех исторических запорожских трактов, носивших в свое время известныеназвания, теперь существует один обший термин шлях без собственного названия. Чтобы определить направления запорожских шляхов и приурочить их к современной топографии, нужно было взять в руки военные планы Миниха и Ласси и по ним из края в край проехать каждый шлях. Для ознакомления с другими особенностями вольностей запорожских козаков автор располагал картами Риччи Заннони 1772 года, на польском и турецком языке; Ивана Исленьева 1779 года на русском языке; рукописным планом города Екатеринослава 1786 года, unicum, составляющим собственность екатеринославского губернского предводителя дворянства А. П. Струкова; рукописными планами, хранящимися в московском архиве иностранпых дел, под названием «Екатеринославская губрния», №J6 17 и 18; картой Авовской и Новороссийской губерний 1778 года, находящейся в томъж архиве. При объяснении тюркскотатарских слов автор пользовался указаниями профессоров и ориенталистов Шерцля, Смирнова, Никольского, Остроумова, Выпшегорского, Корша и др.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Границы вольностей запорожских коваков. Трудность определения точности границ запорожских вольностей. — Увааания малороосийских летописцв на границы запорожских вольностей при королях Сигизиунде I, Огефане Ватории и при гтмане Богдане Хмельницком.—Указания границ в договорах бучацком 1762 и карловичоком 1699 годов между Польшей и Турцией; бахчиоарайском 1671, константинопольском 1700, межевой вапися 1705, прутском 1711 и погранячном инструмент 1740 и 1742 между Россий и Турций, в указах 1751—1763 годов,— Определени границ вольностей в 1766, 1772, 1774 годах и накануне падния запорожской С вши.—Применние запорожской трритории к девяти уеадан катеринославокой губрши, трем херсонской, одному харьковской

и одному таврической.

Границы вольностей запорожских козаков в разное время и от различных обстоятельств постоянно менялись. Отсюда, определит с точностью пределы запорожских вольностей, в особенности на первых порах исторической жизни козаков, довольно затруднительно, а иногда, при отсутствии точных на этот счет данных, и совершенно невозможно. Первыми указателями в этом вопросе являются малороссийские летописцы; но наиболее достоверные и точные из них ограничиваются в этом случае слишком общими и неопределенными указаниями: сПоляки, приняв в свою землю Киев и малороссийския страны в 1340 году, спустя некоторое время всех живущих в ней людей обратили в рабство; но те из этих людей, которые иззле считали себя воинами, которые научились владеть мечом и признавали над собой рабского ига, те, не вынесши гнета и абощения, стали самовольно селиться около реки Днепра. не порогов, в пустых местах и диких полях, питались р "ш и звериными ловлями и морским разбоем на бус/р

2

ман. Польский король Сигизмунд I (1507—1548) прежде всех даровал козакам в вечное владение землю около порогов, вверх и вниз по обеим сторонам Днепра, чтобы они, став в чоле, не позволяли татарам и туркам нападать на русскопольския земли. За Сигизмундом I король Стефан Баторий (1576— 1586), кроме давняго старинного складового города Чигирина, дал в пристанище низовым козакам город Трехтемиров с монастырем для постоянного жительства в нем в зимнее время 1).

Грамота короля Стефана Батория, о которой упомянает летописец, дошла до нашего времени в копии и хранится в московском отделении общаго архива главного штаба. Она дана в 1576 году, 20 августа, кошевому атаману Павлюку и потом января 5 дня, 1655 года, повторена ве универсале гетмана Богдана Хмельницкого. В этой грамоте границы запорожских вольностей определяются в сущности в техъже размерах, как определяет их малороссийский летописец.

«Надает его королевская мосць козакам нызовым запорожским векуисте (вечно) город Терехтемиров з монастирем и перевозом, опрочь (кроме) складового старинного их запорожского города Чигирина, и оттого города Терехтемирова на низ по над Днепром рекрю до самого Чигрина и запорожских степов, ку землям чигринским подойшлих, все земле и со всема на тих землях насаженными местечками, селами и футорами, рибними по тому берегу в Днепре ловлями и иними угодии; а вширь от Днепра на степ, як тих местечок, сел и футоров земле (=зёмли) здавна находились, и теперь так ся тое в их заведаньи маегь заховаты; городок старенний же запорожский Самар сперевозом и зземлями вгору Днепра по речку Орель, а вниз до самих степов нагайских и кримских, а через Днепр и лиманы Днепровий и Боговий, як из веков бивало по очаковские влуси, и в гору реки Богу по речку Синюху; от самарских же земель через степ до самой реки \ Дону, где еще за гетмана козацкого Прецлава Ланцкорунского кодаки вапорожские свои земовники мевали (имели). И же би тое

ч

, 4) Григорий Грабянка, Летопись, Киев, 1854, 18, 21, 22.

3

все непорупгао во векы при козаках запорожских найдовалось, его королевская мосць тоею грамотою своею козакам запорожским укрепил и утвердилъ» ).

Взятая в частностях, грамота эта тщательно разобрана была русским историографом XVIII века, Григорием Милиром, и оказалась наполненной позднейшими вставками и дополнениями, несоответствущими хронологическим данным. Так, в ней говорится о том, что за козаками оставлен был их старинный город Чигирин, со всеми в нем запорожскими складами, но из документальных данных, а именно иэ грамоты короля Сишзмунда Ш черкасскому старость Александру Випшевецкому «об основании на пустом урочище, называемом Чигринъ», известно, что этот город основан в 1589 году, тогда как грамота помечена 1576 годом 2). Также несвоевременно было пожалованье королем Стефаном Баторием козакам и старинного города Самары, так как этого города в 1576 году и даже значительно позже этого времени не существовало. В 1583 году мимо устья города Самары шел козацкий вождь Самоил Зборояский, и его биограф Папроцкий, ничего не говорить о существовании на Самаре города. При устье Самары Зборовский нашед только 200 человек сречных козаков с их атаманом, занимавшихся охотой, рыболовством и звероловством и отсылавших за пороги к жившим там козакам мясо убитых зверей, для себяже оставлявших кожи с них 3). В 1594 году ехавший по Днепру к запорожским козаким германский посол Эрих Ласота и останавливавшийся у устья реки Самары, также ни слова не говорить о существовали у берегов этой реки города Самары, хотя обо всех выдающихся местах и урочищах на всем протяжении своего пути Ласота говорить с особенною подробностью и редкою точностью 4). Поэтому академик Григорий Миллер думает, что город Самарь запорожцы получили уже при гетмане Богдане Хмельницком. Кроме того, странно допустить существование зимовниковъ

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.