Давид Сасунский

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Давид Сасунский (Автор неизвестен)

Армянская легенда

САСУНЦИ ДАВИД (I)

1

Мир господень тебе, - Абамэлик,

Мир господень тебе, - Санасар,

Мир господень тебе, - Багдасар,

Мир господень тебе, - Мэликсет,

Мир господень тебе, - Дзенов-Ован, Мир господень тебе, - Цыран-Вэрго, Мир господень тебе, - Тырлан-Давид, Матерям и отцам тех, пред кем я пою.

2

Скончался когда Давида отец,

С Мысрамэликом мать пошла под венец, Остался Давид и сир и млад,

Дядья собрались, промеж себя говорят.

Ован говорит:- Цыран-Вэрго,

Ты ль Давида возьмешь, или я возьму?
-

Вэрго говорит: “Есть сын у меня,

Ты возьми, содержи, сделай сыном его”.

Взял Давида Ован и его содержал,

Был Овану Давид как духовный сын.

3

Только месяц прошел, стосковалася мать, Послала она за сыном гонцов.

И в дому у нее поселился Давид.

Каждый день булаву Мысрамэлик метал, И Давида мать ему говорит:

- Мое дитя с собой возьми.
-

Мысрамэлик в ответ: “Я его не возьму.

А ну как в него попаду и убью?

Люди скажут, что я дитя волей убил”.

Но Давида мать опять говорит:

- Чтоб не плакать ему, ты возьми, пусть убьешь.
-

Мысрамэлик с собой Давида повел,

Поставил его вдалеке на лугу.

И пошли удальцы метать булаву.

Мысрамэлик свою метнул булаву,

Давид привстал,

Руку простер, булаву поймал.

Мысрамэлик тогда прогневался, сказал: “День придет, на меня он войной пойдет!”

Мысрамэлик домой, разгневан, пришел, Принахмурил бровь, сидит и молчит.

Тут жена говорит:

- Почему ты молчишь, разгневан сидишь?
-

Он жене в ответ: “Да мне что ж сказать?

Пред людьми твой сын меня осрамил”.

Говорит жена: - Да что сделал он?
-

“Как я нынче свою метнул булаву,

Давид привстал,

Руку простер, булаву поймал”.

Та в ответ: - Он же мал, еще несмышлен.
-

Мысрамелик тогда жене говорит:

“Коли мал Давид, еще несмышлен,

Ты со златом прибор поставь перед ним

И с углями прибор поставь перед ним.

Коли мал Давид, еще несмышлен,

Красный угль он возьмет, злата он не возьмет”.

И со златом прибор и с углями прибор

Был поставлен тогда пред Давидом на стол, Руку поднял Давид, хотел золото взять, Руку ангел отвел, положил на огонь.

Палец к углю прижал и палец обжег, Палец в рот положил и язык обжег, Как язык он обжег, мало - он онемел.

И его стали звать - заика-Давид.

4

Мысрамэлик не стал Давида держать, И к дяде назад вернулся Давид,

Из железа Ован сапоги заказал,

Из железа Ован посошок припас,

И стал Давид с той поры пастухом.

Из железа Давид надел сапоги,

Из железа Давид захватил посошок, И в поле Давид ягнят погнал.

Оставил Давид среди поля ягнят,

Сколько было волков, зайчат и лисиц, И всяких в окружных лесах зверей, К себе притащил, со стадом смешал, Под вечер погнал и в город привел.

Как увидел Сасун, испугался весь град, Все - врата на замок, из домов нейдут.

Давид положил на камень лицо,

На земле сырой среди поля уснул.

На заре Ован сам к нему пошел.

Видит: много тот по горам гулял:

Износился его из железа сапог,

Изломалась его из железа клюка.

Говорит: - Давид, как твои дела?
-

Тот в ответ: “Любо мне стадо черных ягнят, Но не любо мне стадо серых ягнят, Было трудно мне их в лесах собирать”, Ован говорит: - Ты серых оставь,

Они - прокляты,

Тех, что сами пойдут, ты гони домой!

Стал на день еще Давид пастухом.

По горам опять погнал ягнят.

Сколько тигров нашлось, медведей и львов, К себе притащил, со стадом смешал, Под вечер погнал и в город привел.

Как увидел Сасун, испугался весь град, Все - врата на замок, из домов нейдут.

Давид на-земь лег, до утра проспал.

а заре сошлись горожане все,

Говорят: - Слушай нас, Дзенов-Ован!

Этот мальчик твой весь наш град разбил, Боимся мы его волков,

И зайцев тех, и медведей.
-

Ован говорит: “Коль боитесь вы,

Пойду, приведу Давида домой”.

Пошел, привел Давида домой,

От хлеба ключи, от еды ключи

Давиду отдал и ему сказал:

- Коль гости придут, ты хлеба им дашь, А хлеб как съедят, до ворот проведешь.

5

Так месяц прошел, и другой прошел…

Ована тогда жена, Сариэ,

Ибо мальчик Давид красивым был,

Заглядясь на него, ему говорит:

- Ты должен ко мне в опочивальню прийти.
-

Но ей в ответ Давид говорит:

“Ведь ты - моя мать, а я тебе - сын”.

Сариэ говорит: - Пойду голову мыть, А Давид пускай на меня воду льет, Как тело мое увидит Давид,

Так в сердце его и грех войдет.
-

И Давида зовет, пусть он воду льет.

Но глаза свои Давид прикрыл,

Чтобы наготы не видать, греха не принять, Так, глаза закрыв, он и воду лил.

Как помылась тогда Ована жена,

Повернулась она, увидала она,

Что плотно закрыл Давид глаза;

Зарыдала она, стала волосы рвать, Все лицо свое разбила в кровь,

Домой пошла и села там,

Пока ее муж не пришел домой.

Ован говорит: - Что с тобой, жена?
-

Та ему в ответ: “Как иначе быть?

То-то верила я, ты сына дал,

И не знала я, ты мне мужа дал”.

Ован говорит: - Эй, смотри, жена!

Быть не может так, говоришь ты ложь.
-

Жена в ответ: “Говорю я не ложь.

Давид на меня сам руку занес,

Но я тогда ему не далась”.

- Коль так, к вечеру я прилажу дверь.
-

Ован к вечеру приладил дверь,

Пришел Давид, увидал, говорит:

“Мог бы, дядя, я ударить ногой,

И дверь и ты сам провалились бы вдруг, Но как же мне быть, не ты виноват, Но злая жена обманула тебя”.

6

Сделал Давид себе стрелы и лук,

На охоту пошел за город в поля,

То ли каждый день охотится он,

Убивает он перепелов, воробьев,

К старухе одной под вечер идет,

Той, что милой была его отца.

Старуха та ему говорит:

- А зачем ты, Давид, по моей грече ходил!

По грече ходил, мою гречу помял.
-

Давид говорит: “А как же мне быть?”

Старуха тогда Давиду в ответ:

- Ведь был твой отец могучим царем, И много имел скота и добра.

А как помер отец, и по сей самый год

Мысрамэлику Ован податей не платил.

Мысрамелик теперь за ними пошлет, И заплатит Ован подать за семь лет.

Уснул Давид и спал до зари:

На рассвете встал, лук и стрелы взял, На гречу пошел, перепелку убил.

Мысрамэлика ж посол, именем Козбадин, Пришел, отворил ворота казны,

И казну считал, унести хотел.

Старуха пошла, увидала посла

И что в грече Давид перепелку убил, Говорит: - Давид, чтоб тебе да пропасть!

Только есть у меня, что греча моя, Хлеба куска ты лишаешь меня.

Если ты удалец, так поди, посмотри, Мысрамэлика посол, именем Козбадин, Там отца твоего уносит казну.
-

Давид ей в ответ: “А где он? Покажи”.

Старуха тогда Давида повела,

Вернулась сама, а Давид увидал,

Что посол Козбадин считает казну.

Как завидел Давид,

Кровью взор налился,

Рассердился, сказал:

“Ты встань, Козбадин, а я буду считать!”

Не встал Козбадин.

Занес руку Давид, его за руку взял

Да как бросит его до самых дверей.

А сам присел и меру - вверх дном, Палкой дно высадил,

Золото высыпал,

Не оставил ни денежки,

Пустую меру повернул, сказал: “Это - раз!”

Козбадин говорит:

- Ован, отгони мальчишку прочь,

Надо платить, так плати подать за семь лет, Коли нет, так пойду, Мысрамэлику скажу, Он придет и Сасун разгромит, разобьет, За Мысыром другой он построит град.
-

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.