"Ну и нечисть". Немецкая операция НКВД в Москве и Московской области 1936-1941 гг

Ватлин Александр Юрьевич

Серия: История сталинизма [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

АЛЕКСАНДР ВАТЛИН

«НУ И НЕЧИСТЬ»

НЕМЕЦКАЯ ОПЕРАЦИЯ НКВД в МОСКВЕ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ 1936-19Ч1 гг.

ISBN 978-5-8243-1710-7

В монографии на материалах архивно-следственных дел, хранящихся в Государственном архиве РФ, реконструированы отдельные

судьбы жертв большого террора — выходцев из Германии, а также представлен коллективный портрет двух основных социальных

групп, составлявших «немецкую колонию» в революционной Москве — политэмигрантов и иностранных специалистов. Ключевым

сюжетом книги является динамика немецкой операции НКВД в столичном регионе, формировавшиеся в ее ходе образы врага, репрес-

сивные практики «упрощенного следствия» и социально-психологические последствия репрессий.

ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Подзаголовок книги вполне объясняет читателю авторский замысел. А вот заголовок требует некоторых

комментариев. Это реплика Сталина в адрес немецкого инженера Фрица Элендера, работавшего на

Московском заводе пластмасс и обвиненного в выпуске «фашистских пуговиц» — на их лицевой стороне

просматривалось нечто похожее на свастику1. Конечно, до личной встречи руководителя Советского Союза и

одного из рядовых героев нашего исследования дела не дошло, Сталин оставил свою ремарку на полях

сообщения НКВД о разоблачении очередной провокации коварного врага.

В личном архиве вождя сохранилось немало подобных резолюций, многие из которых по своему

эмоциональному заряду превосходят приведенную выше. Обычные на первый взгляд вспышки гнева соз-

давали соответстующий настрой у окружения Сталина, транслировались его приближенными,

трансформировались в чеканные строки партийных постановлений или военных приказов.

Конечно, было бы наивно проводить прямую линию между брошенным вскользь замечанием вождя и

начатой год спустя немецкой операцией органов НКВД, которая стала составной частью эпохи большого

террора. Однако несомненно, что резолюция отражает маниакальную ненависть руководства страны ко

всему тому, что исходило из «враждебного окружения» и пустило корни «в нашем советском огороде», как

писала центральная пресса. Запад вообще и фашистская Германия в особенности оказывались на ее

страницах олицетворением нечистых сил темного прошлого, которые вредят, пакостят и гадят, одним

словом, мешают Советскому Союзу достичь столь близкого светлого будущего.

В таком почти религиозном сценарии нашлось место и для эмигрантов из стран межвоенной Европы,

которые стремились найти в нашей стране свою новую родину. Каждый из них был должен прой

1 Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 - декабрь 1936. М., 2003. С. 637.

3

ти сквозь чистилище партийных и государственных структур, чтобы доказать свою верность делу

социализма. Многим из них пришлось доказывать иное — то, что они не являются агентами иностранных

разведок, скрытыми троцкистами, подлыми вредителями и прочей «нечистью». О выходцах из Германии,

немцах и не только, проживавших в столичном регионе и ставших жертвами политических репрессий

предвоенного периода и первых месяцев войны, пойдет речь на страницах этой книги.

Внимание автора ограничено столичным регионом — Москвой и Московской областью в границах сентября

1937 г. Это объясняется наличием достаточной, и в то же время обозримой источниковой базы для

индивидуального исследования. В Государственном архиве Российской федерации (ГАРФ) хранится около

ста тысяч прекращенных архивно-следственных дел (АСД) по политическим преступлениям, которые велись

Московским областным управлением ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ на протяжении всей его истории2. В ходе

предварительного поиска в этом фонде было выявлено свыше тысячи дел, которые можно условно

определить как «немецкие». Почти все они относятся ко второй половине 30-х — началу 40-х гг. О критери-

ях отбора и специфике этих дел будет подробно рассказано в основной части книги.

Региональные аспекты политических репрессий в эпоху сталинизма вызывают растущий интерес у

исследователей как в России, так и на постсоветском пространстве3. На основе сопоставления архивных

материалов отдельных республик, краев и областей подготовлены обобщающие работы о «массовых

операциях» НКВД в 1937-1938 гг.4 Уже с середины 90-х гг. историки уделяют особое внимание «нацио-

нальным контингентам» среди жертв сталинского террора5.

Несмотря на то что Москва и Подмосковье играли ключевую роль в советской истории межвоенного

периода, исследование практики государственного террора на этой территории, выявление и публика

2 ГАРФ. Фонд 10035 — Московское областное управление КГБ СССР.

3 Только в серии «История сталинизма», выходящей в издательстве РОССПЭН, вышло более десяти монографий, посвященных данной

теме; в октябре 2009 г. в Смоленске под эгидой издательства прошла международная научная конференция «Репрессированная

российская провинция».

4 Юнге М., Биннер Р. Как террор стал большим. Секретный приказ № 00447 и технология его исполнения. М., 2003; Сталинизм в

советской провинции: 1937-1938 гг. Массовая операция на основе приказа № 00 447. М., 2009; «Включен в операцию»: массовый террор

в Прикамье в 1937-1938 гг. М., 2009.

5 Репрессии против поляков и польских граждан. М., 1997; Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. М., 1999.

4

ция имен его жертв отстают от других регионов России. Достаточно полными и исчерпывающими можно

считать только данные по расстрелянным, но это менее трети от общего числа всех репрессированных. До

сих пор нет ни электронной базы данных, ни книги памяти, включающей в себя имена и биографии всех

жертв политических репрессий Московского региона, в том числе и тех, кто был приговорен к заключению в

лагерь, умер или был освобожден на этапе следствия. Очевидно, что такая работа может быть проведена

только в результате объединения усилий государственных учреждений Москвы и заинтересованной

общественности. Утвердившаяся на сегодняшний день практика освоения этого фонда по частям, пусть

понемногу, но приближает нас к достижению конечной цели, лучше всего высказанной в строке поэта:

«Хотелось бы всех поименно назвать...».

Поиск и публикация биографических данных немецких жертв большого террора стали лишь частью

исследовательского проекта, поддержанного Германским историческим институтом в Москве. Изученные

архивные материалы позволяют в значительной степени дополнить наши представления о составе и

динамике эмиграции из Германии в Советскую Россию, о политическом курсе германской компартии и

Коминтерна, о специфике репрессий в отношении различных категорий немцев как «национального

контингента».

Окончательные ответы на подобные вопросы могут быть получены только при сопоставлении информации,

содержащейся в архивно-следственных делах с материалами государственных ведомств и политических

организаций, решения которых определяли повседневную жизнь выходцев из Германии в сталинской

России. Речь идет прежде всего о нормативных актах НКВД и оперативной практике органов внутренних

дел на местах, документах германского посольства в Москве, личных делах немецких коммунистов, которые

вел отдел кадров Исполкома Коминтерна (ИККИ). Как правило, эти архивные материалы продолжают

оставаться недоступными для исследователей либо их научное освоение требует серьезной кооперации с

коллегами из ФРГ.

Автор принимает на себя ответственность за публикацию промежуточных итогов исследования и

рассматривает данный шаг как приглашение к дальнейшему научному диалогу с коллегами, которые давно и

плодотворно разрабатывают иные аспекты данной темы. Подзаголовок книги мог бы звучать как «рабочие

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.