Троил и Крессида

Чосер Джеффри

Серия: Золотое сечение [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Троил и Крессида (Чосер Джеффри)

Джеффри Чосер

Троил и Крессида

Перевод М. Богородицкой.

Первое издание на русском языке лирико-философской поэмы одного из основоположников английской литературы Джеффри Чосера.

Илл. И. Преснецовой, Е. Лаврентьевой.

М.: Грант, 1997 г.

ISBN 5-89135-006-8

Книга первая.

Пролог.

О горестях царевича Троила,

Наследника Приамова венца,

Кого любовь от муки исцелила,

Чтоб вновь обречь на муки без конца,

Речь поведу я. Не оставь певца,

О Тисифона, но придай мне силы

В печальный стих облечь мой сказ унылый.

Тебя, о Фурия, возмездья дочь,

Тебя зову, свирепая богиня:

Дай словесами скорбными помочь

Влюбленным в бессловесной их кручине,

Стань верною мне спутницей отныне!

Твой искаженный лик и мрачный вид

Мое повествованье подтвердит.

Хоть и служу я тем, кто служит богу

Любви, - но не пристало мне к нему

С мольбою и надеждой на подмогу

Взывать, по безобразью моему;

Когда хотя б страдальцу одному

Я утешенье дам - тогда по праву

Сей труд пребудет божеству во славу.

А вы, счастливцы, баловни Любви,

Припомните минувшие напасти

И все мытарства прежние свои,

Дабы не истощилось в вас участье

К тому, кого терзают муки страсти;

Когда ж моим не внемлете словам -

Недорого любовь досталась вам!

Молитесь же со мной, чтоб тем безвестным,

Кто испытал Троила злой удел,

Обресть отраду в Царствии небесном;

Молитесь за меня, чтоб не скудел

Источник сил и пыл мой не хладел,

Покуда юношеству в поученье

Троила повествую злоключенья.

Еще за тех прошу вознесть молитвы,

Кому Любовью причинен урон

Смертельный, кто не встанет с поля битвы;

За тех еще, кто ложно осужден

Молвой злоустой: кто бы ни был он

Или она - Господь им будь опора -

Юдоль земную да покинут скоро!

А также помолитесь и за тех,

Кто одарен взаимною любовью:

Даруй им, Боже, силы для утех

На радость дамам, не во вред здоровью;

А сам я буду, чуждый суесловью,

Влюбленных страсти и напасти петь,

Пуститься их стезей не смея впредь,

Но сострадая сердцем и душою,

Деля по-братски бремя их невзгод.

Внемлите же и следуйте за мною:

О доблестном Троиле речь пойдет,

Я опишу судьбы круговорот,

Что претерпел он, полюбив Крессиду:

Любовь, и скорбь, и смертную обиду.

I.

И известно, что ахейские герои

На тысяче могучих кораблей

Приплыли с войском к стенам древней Трои

И десять лет, не в силах сладить с ней,

Не уводили армии своей,

Поклявшись не оставить без отмщенья

Елены дерзостное похищенье.

Как раз в то время некий знатный муж,

Почтенный житель Трои осажденной,

Мудрец и прорицатель (и к тому ж

Верховный жрец при храме Аполлона),

Узнал, к своей науке потаенной

Прибегнув или к Фебу обратясь,

Что город неизбежно должен пасть.

По звездам сведал, высчитал заране

Сей астролог, по имени Калхас,

Что есть воители во вражьем стане,

Которым предстоит на этот раз

Троянцев одолеть; и в тот же час

Покинуть город принял он решенье,

Что обречен судьбой на разрушенье.

И вот, благоприятный выбрав миг

(Поскольку был искусным звездочетом),

За стену городскую он проник -

И у ахейцев принят был с почетом:

Те думали, что Феба привлечет он,

Что сможет им предречь сражений ход

И от опасностей остережет.

Не в шутку разъярились горожане

В тот день, когда хватились беглеца.

Ужасных требовали наказаний

Они для вероломного жреца:

Иные предлагали подлеца,

В суровый час оставившего Трою,

Сжечь заживо со всей его роднёю!

А в городе меж тем из всей родни

Одну лишь дочь имел Калхас лукавый;

Ей, к бегству непричастной, в эти дни

Разгневанных троянцев суд неправый

Грозил скоропалительной расправой;

Притом, вдовея смолоду, она

Была и впрямь защиты лишена.

Сия вдова, по имени Крессида, -

В том не колеблясь я поруку дам -

Красой лица и благородством вида

Превосходила всех троянских дам:

Должно быть, лишь бессмертным существам,

Что населяют ангельские кущи,

Черты столь совершенные присущи.

И вот, не в силах страха превозмочь

Под градом злых угроз и нареканий,

Изменника измученная дочь

В наряде вдовьем, но из лучших тканей,

Пред Гектором простерлась, и рыданий

Не пряча, в невиновности своей

Клянясь, молила сжалиться над ней.

Быв Гектор добронравен от рожденья

И видя, как собой она мила,

Он тотчас со словами снисхожденья

К ней обратился: "Скверные дела

Отца - да не коснутся той, что зла

Сама нам не чинила. В славной Трое

Отныне жить вы будете в покое.

Да окружат почетом вас опять

Все в городе, как при отце когда-то;

И дом ваш от врагов оборонять

Мы будем до последнего солдата".

Крессида, робкой радостью объята,

Благодарит, как принято у дам,

Спешит домой - и притаилась там.

Смирением не тяготясь нимало,

Она жила затворницею впредь

Среди домашних слуг, каких пристало

По чину и достатку ей иметь;

Ни стар ни млад не смел ее задеть.

Но были ль дети у вдовы прелестной,

Я не скажу: про то мне неизвестно.

Меж тем война тянулась день за днем,

Сновали с донесеньями посланцы;

То греки вдруг бросались напролом,

То брали верх упорные троянцы,

И снова их теснили чужестранцы...

Фортуна беспощадна: как ни рвись -

Низвергнут будет вознесенный ввысь.

А впрочем, описанья всех событий,

Которым Трою суждено привесть

К погибели, вы от меня не ждите:

Предмет иной нас занимает здесь.

К тому же всякий волен перечесть

Гомера, Диктиса или Дарета,

Когда терпенья станет вам на это.

Хоть был врагами окружен Пергам,

Обычаи там свято соблюдали

И воздавали почести богам

Меж поединков, стычек и баталий,

А всех святынь превыше почитали

Палладий деревянный, ибо он

Хранил от разрушенья Илион.

И вот в урочный день, как раз в апреле,

Когда деревья нежною листвой

Покрылись и цветы в лугах пестрели

Душистые над юной муравой, -

Троянцы, чтя обычай вековой,

Сошлись у храма, где хранилась ныне

Фигура благодетельной богини.

Немало собралось народу там:

Пришли, лучами вешними согреты,

Сухие старцы, сотни пышных дам

И девушки свежей, чем первоцветы;

По-праздничному были все одеты,

И рыцарь, и бедняк, и стар и млад -

Всяк облачился в лучший свой наряд.

Крессида же во вдовьем черном платье

На торжество явилась без прикрас;

Но так же верно, как могу сказать я,

Что "А" - из литер первая у нас,

Так всех она затмила в этот раз:

И темень траурного покрывала

Ее красы лучистой не скрывала.

С другими не вступая в разговор,

Она вошла в святилище Афины

Стопой бесшумною, потупив взор, -

Прекрасней в мире не было картины!
-

Смиренно встала за чужие спины

И так стояла в стороне одна,

Спокойного достоинства полна.

В тот день Троил со свитою младою

С утра просторный обходили храм

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.