В поисках фресок Тассилин-Аджера

Лот Анри

Жанр: История  Научно-образовательная    1976 год   Автор: Лот Анри   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В поисках фресок Тассилин-Аджера (Лот Анри)

Анри Лот

В поисках фресок Тассилин-Аджера

Перевод с французского Н. В. Шилинис

Научная редакция, прелдисловие и комментарии

члена-корреспондента АН СССР Д. А. Ольдерогге

Henri Lhote

A la Dйcouverte des Fresques du Tassili

Paris, 1958

Предисловие

Еще относительно недавно никто не мог предполагать, что Сахара – эта величайшая пустыня мира могла быть некогда пригодной для жизни. Изменения климата, как утверждали географы, происходят до такой степени медленно, что практически, говоря об истории человечества, их не приходится принимать во внимание. Однако археологические исследования последних десятилетий с несомненностью доказали, что Сахара некогда была обитаема. На всем ее протяжении, от Атлантического побережья вплоть до долины Пила и далее к востоку, в Нубийской пустыне, обнаружены следы деятельности человека. Почти повсеместно в Сахаре были найдены каменные орудия. Изучение их показало, что они относятся к двум различным периодам, отделенным друг от друга многими тысячелетиями. Оказалось, что в глубокой древности в Сахаре было два периода относительной влажности, когда в ныне безводных районах пустыне существовала жизнь.

Первый из этих периодов приходился на эпоху раннего палеолита. Сахару населяли тогда предки современного человека, им-то и принадлежали каменные орудия так называемых шелльского и ашельского периодов. Они представлены исключительно богато на всем протяжении Сахары и отличаются удивительным единообразием. Первый влажный период сменился весьма продолжительным и очень засушливым периодом, когда условия в Сахаре изменились, она стала непригодной для жизни и превратилась в огромную пустыню, лишенную всякой растительности. По своим размерам эта древняя пустыня значительно превосходила нынешнюю Сахару. Она простиралась далеко на юг и доходила, вероятно, до самых границ тропического леса.

Затем наступил второй влажный период. Он приходится уже на эпоху неолита, когда в Сахаре обитали племена охотников и рыболовов, живших по берегам больших озер и рек. Следы этих некогда могучих водных потоков – нынешние вади – древние русла рек, прорезавшие ущелья в горных массивах. Неолитические орудия встречаются уже не повсеместно, но они многообразны, и среди них преобладают главным образом наконечники стрел. Это показывает, что население занималось преимущественно охотой.

Кроме наконечников стрел, скребков и других предметов самого разнообразного назначения, встречаются также каменные зернотерки. Это невольно наводит на мысль, что население Сахары того времени было знакомо с обработкой зерна. Найденные вместе с зернотерками серпы подтверждают такое предположение. Но можно ли на основании этих находок утверждать, что люди, пользовавшиеся зернотерками и серпами, были уже знакомы с земледелием? Нет, нельзя. Все эти орудия относятся еще к тому времени, когда человек собирал дикорастущие злаки и размалывал их на зернотерках. Лишь постепенно это привело к возникновению земледелия, на что, конечно, потребовался многотысячелетний опыт.

По мере высыхания Сахары население отходило к водным источникам: к долине Нила на восток, на север к рекам (ныне сухим вади) Танезруфт, Ихархар (Игаргар) и другим или к югу к могучим, также ныне исчезнувшим, рекам Тафассасет (Тенере) и к Соро (Бахр эль-Газаль), которые впадали н огромное палеочадское озеро. На прежних берегах этих водных потоков, т.е. на нынешних склонах вади, были найдены наскальные изображения гиппопотамов носорогов и других, ныне исчезнувших, животных, а в некоторых местах огромные скопления так называемых «кухонных остатков» – раковинных куч. В них было обнаружено множество костей гиппопотама. Эти кучи относятся, по-видимому, к тому времени, когда древние реки уже пересыхали и превращались в небольшие водные потоки, в которых еще водились гиппопотамы. На склонах вади Ихархар, Ин-Хабетер, Азавак, Хилемси, Соро и многих других сохранились рисунки и росписи, дающие представление о жизни древних обитателей Сахары. Значение их особенно велико потому, что, ввиду особых климатических условий Сахары – резких колебаний температуры года и суток и быстрого выветривания пород – каменные орудия как эпохи палеолита, так и неолита оказываются на поверхности и не дают необходимой основы для датировки первобытных культур на территории Сахары. Возраст этих орудий определяется только при помощи метода типологии – путем сравнения с археологическими культурами Северной Африки и Египта.

Наскальные рисунки сохранились в горных районах Сахары, главным образом в Ахаггаре, Эннедн, Аире и Тассилин-Аджере. Не следует представлять себе Сахару в виде безграничного моря песке на всем ее протяжении. В действительности Сахара – это множество пустынь разнообразного типа. Каждый вид пустыни имеет свое местное название: песчаные пустыни называются по-арабски эрг, а по-берберски игиди, равнины, покрытые гравием, – рег и т.д. Среди них выделяются скалистые пустыни, называемые арабами хамада, а по-берберски – тассили. Тассилин-Аджер представляет собою песчаниковое плато с сильно выветренными скалами. Название его означает – «скалистое плато, пустыня, принадлежащая аджерам». Аджеры – одна из групп туарегов исконного населения Сахары. Туареги занимаются верблюдоводством. Язык их относится к числу языков берберов, древнего населения Северной Африки, обитавшего там задолго до появления арабов в VII в. н.э. Греки называли его общим именем – ливийцы. Когда появились туареги в Сахаре – неизвестно, и происхождение их не выяснено. Туареги делятся на две группы – северную и южную. Северными туарегами называют группу, к которой относятся аджеры и ахаггары. К югу от них в районе реки Нигер живут туареги юлемидден.

История изучения наскальных росписей в Сахаре имеет более чем столетнюю давность. Еще один из самых первых европейских исследователей Судана Г. Барт во время своего путешествия через Сахару в 1850 году обнаружил на пути к озеру Чад, в местности Тели-Сарге (ныне Тель-Исаген, в районе Мурзука), наскальные изображения людей в охотничьих нарядах с масками на головах, сцены охоты на газелей и т.п. Не найдя среди изображений ни одного верблюда, который, как ему было известно, появился в Африке только в III веке н.э., он резонно предположил, что все эти рисунки должны относиться к более древнему времени. Несколько позднее, в 1861-1862 годах, другой исследователь Сахары, француз Дюверье, на пути из Феццана в Аир обнаружил петроглифы около оазисов Гат и Ин-Салах в пределах нынешней Ливни, то есть в районах, непосредственно примыкающих к Тассилин-Аджеру. А еще через несколько лет немецкий путешественник Нахтигаль, первый из европейцев посетивший западную часть нагорья Тибести, нашел на скалах в районе Бардаи изображения людей, быков и верблюдов. Затем последовали сообщения о новых открытиях в северной части Феццана, рисунках, найденных Эрвином де Бари в 1877 году и Г. Рольфсом в 1879 году.

Однако все это были единичные и случайные находки. Значительно большие успехи в изучении наскальных росписей удалось сделать ученому раввину марокканцу Мардохаю Аби Суруру, который не только зарисовал петроглифы, но и привез с собой их эстампажи. Он передал Географическому обществу в Париже 68 эстампажей, описание которых было опубликовано Дюверье в 1876 году[1]. Нет необходимости перечислять все находки, сделанные в XIX веке. Следует лишь упомянуть археологические открытия французской экспедиции Фуро, посетившей Тассилин-Аджер в 1893 и 1899 годах, геолога Фламана в Тидикельте, капитана Картье в вади Асуф, географа Цельтнера в районе Агадеса и, наконец, Гарделя, обнаружившего росписи в Ин-Эззане.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.