Мой сиамский брат - Генеральный секретарь

Новичков Александр Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мой сиамский брат - Генеральный секретарь (Новичков Александр)

Мой сиамский брат - Генеральный секретарь.

Глава 1.

Инженер и крысиный хвостик.

“Утро, туманное утро, седое,… такое вот растакое - Виктор обычно любил напевать, что-нибудь себе под нос. И пел он обычно с желанием, с чувством и, что самое главное, ему это нравилось. Да и голос у Виктора

Ивановича Трофимова был довольно хороший - тенор, хотя и не сильный, не “поставленный”, как у профи. В свои сорок пять лет он чувствовал себя неплохо, сказывалась хорошая привычка делать по утрам зарядку, пробежки по парку, гантели, контрастный душ и любимая банька (по понедельникам-так сложилось). И выглядел, поэтому для своих лет очень даже неплохо - рост около175см, подтянут, с еще густой шевелюрой русых волос, без брюшка и на вид, ему было ни как не больше 35-40 лет. Был он женат, проживал в столице нашей Родины, детей не имел, по профессии инженер-конструктор авиационных двигателей. Работу свою любил и работал самоотверженно. Правда, иногда по настроению, впадал в моральную неустойчивость: выпивал, погуливал “на лево” от жены, которую, несмотря на это очень любил и уважал.

В это летнее утро 2009 года все для Викторина (так звали его только близкие друзья) складывалось как обычно.

В это утро как обычно у проходной стоял начкар Тарасенко, крепко сбитый, тертый жизнью подполковник сов. Армии в отставке.

- Палыч, привет, как здоровье?

- Да все слава Богу.

- Виктор Иваныч, по центральной аллее не ходи, там перекрыли, опять асфальт штопают. Лучше иди в обход мимо 41 цеха.

Идти в обход было весьма неудобно. Территория завода огромна, гектары и гектары. А в обход как три остановки пешком, но что поделаешь такова “селяви”. Пришлось, слегка ускорившись, пойти в обход по аллее влево, мимо старинного здания 41 цеха. В этом здании находилась, кроме всякого разного, испытательная лаборатория аэротурбинных двигателей. В этот день должен был быть очередной запуск турбины. И заведующий лабораторией Петр Михайлович Шебеко мужчина 65 лет худощавый, слегка сутулый с остатками волос на голове и с резкими чертами лица, готовил пусковой стенд к работе. Однако четкой работе Петра Михайловича мешало то обстоятельство, что вчера был день рождения его дражайшей супруги Елены Максимовны. Петр Михайлович поправил сползающие на кончик носа очки, пот мешал, голова - как кол вогнали в лоб.

-“Ну, какая работа к черту, а все друг сердечный “соратник по борьбе Колька Коненков”:

Выпьем за здоровье Елены Максимовны, потом за не увядающую красоту, за замечательную хозяйку дома, потом за прекрасную жену и мать прекрасных детей и много еще чего, теперь уж и не вспомню. Вот

ведь свинство, какое. Надо же было так нарезаться. Даже не помню, когда такое было в последний раз. Кажется только на свадьбе старшего сына”.

-Петр Михайлович, здравствуйте. Вы чего такой сегодня смурной? Не заболели?
- в комнату вошла Зоя, молодая, недавно окончившая институт лаборантка.

-Да так, что-то нездоровится - простыл, наверное. Ты вот что Зоя, сходи к начальнику отдела Носовскому. Пусть подойдет через 15 минут. Будем запускать.

- А позвонить нельзя?
- ходить куда - то Зое не хотелось.

- иди Зоя, иди, куда тебе говорят.

Девушка, недовольно фыркнув, ушла.

- Ну, наконец-то. Голова-то как болит.

Михалыч подошел к большому металлическому шкафу открыл дверцу и достал стеклянную литровую бутыль с надписью - “Технический спирт. Строго! Для выполнения регламентных работ”.

-“Ну вот, сегодня регламентные работы и настали”,- подумал Михалач. Налил себе с четверть стакана, выдохнул. И быстро выпил, закусив бутербродом с сырокопченой колбаской

.
-Хм …. замотал головой. Теплая волна пробежала по телу, мягко ударила в голову.

-Ах, ты моя хорошая, ну иди к папочке, лицо Шебеко расплылось в умильной улыбке. Он присел на корточки.

-Ну, иди сюда, Мусечка, девочка моя - к нему вразвалочку подбежала серая, самая обычная “коренная” обитательница московских и других подвалов. Присев на задние лапы, передними аккуратно взяла угощение и стала есть. Муся была любимицей Шебеко. Когда у Михалыча наступали “тяжелые” дни как сегодня, Муся была верной соратницей в борьбе с “зеленным змеем”. Ей в персональную банку из под “килек в томате”. Завлаб щедрой рукой “капал” 5 -10 граммулек, и давал кусочек чего-нибудь. Приходила “собутыльница”, в завтрак и обед. Это “как штык”, можно часы проверять. И хотя

крыса бессловесная тварь, а с понятием - никогда не гадила и ничего не перегрызла, ни проводка. И других крыс не водилось. Поев крыска (на регулярном питании она набрала солидную величину и вес) стала умываться, наводить чистоту.

- Капитан, капитан улыбнитесь, ведь улыбка это флаг корабля….-

Тонус у Михалыча по мере улучшения самочувствия стал повышаться.

- Нуссс, приступим…

Зав. лаб. начал щелкать тумблерами выключателей многочисленных пускателей и автоматов установки. Как на рождественской елке стали загораться огни приборов. На мониторе компьютера возник график возрастания рабочей нагрузки. Турбина оживала, слегка завибрировал пол лаборатории.

Викторин Иванович шел мимо кирпичных стен 41цеха. В голове уже завибрировали мысли о работе, что да как. Он шёл, иногда посматривая наверх. Приходилось, ибо вороны облюбовали верхние ветви деревьев, что росли по краю аллеи. Результат их проживания (ковровых бомбардировок) был совершенно очевиден на дороге. Имелся у него и печальный опыт попадания под “кассетную воронью бомбу”, отмывал пиджак полдня. Что-то не видно сегодня стаи собак, обычно они кучкуются у проходной. В последнее время они размножились и стаями по 5 - 6 собак тусовались по территории. Наверное, к приезду второго “сокола страны” собак истребили.

- Капитан, капитан, улыбнитесь…

Михалыч уже сидел за монитором и одним пальцем нажимал на клавиши, в другой руке дымилась сигарета, жить было, в общем и целом хорошо. Предварительная работа была выполнена, осталось только дождаться выравнивания параметров пуска и запустить турбину. Настроение теперь было рабочее, как в том анекдоте “а жизнь-то налаживается”. Дверь лаборатории распахнулась, и в проеме двери сначала образовался зеленый шар живота, упакованного в халат, потом и сам его хозяин, Носовский Борис Моисеевич. Пройти в дверной проем лаборатории он мог только боком, ибо при весьма среднем росте имел вес под 150 кг. Носовский по своей привычке все время перекусывать чем - нибудь вкусненьким, опять ел. В одной руке он держал пирожок с капустой и яйцом, в другой - графики испытаний, близоруко держа их у кончика носа. Правая нога Бориса Моисеича уверенно и безжалостно наступила на кончик хвоста крысы. Не ожидавшей такого коварства Муськи. Взрыв светошумовой гранаты произвел бы меньший разрушительный эффект чем взбешенная крыса, в своем праведном гневе. Крыса прыгнула на огромный Носовский живот и безжалостно вонзила зубы в податливую, беззащитную плоть.

-Твою оперу!!!

Перед лицом оторопевшего Михалыча мелькнула серая тень. В лаборатории творился хаос: визг Муськи, крики жертвы. Вопль начальника отдела мог поспорить с воем сирены воздушной тревоги. И тут случилось. Моисеич завалился со всего маху на стол, всем лицом впечатавшись в клавиатуру. Стенды озарилась синим свечением, вой турбины сотряс стены, моментально заложило уши. Муська в ужасе стартанула под шкаф, Михалыч выронил сигарету. И, ну не везет, так не везет, прямо за шиворот несчастной жертве мстительного грызуна. В этот трагический момент турбина взвыла как-то по особенному, обиженно.

Викторин Иванович внезапно остановился - левая нога заскользила. Это удивило, ведь не зима. Посмотрел на левую ногу: на подошве “во всей красе” - воняющие продукты собачьей “мины”.

Сине-зеленая молния ударила из турбины.

-Ну, теперь буду богатым,- усмехнувшись, подумал Викторин. Зеленый свет вспыхнул перед его глазами, и тьма поглотила сознание. Глава 2. Начало.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.