Грот афалины (илл. В. Барибы)

Мисько Павел Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Грот афалины (илл. В. Барибы) (Мисько Павел)

Часть первая

ВЕСЕЛЫЙ АРХИПЕЛАГ

Глава первая

1

Слухи подтвердились: Султан Муту (чтоб ему жить еще лет сто и все сто раком ползать!) продал их остров, их любимый Биргус, американцам за полмиллиона долларов. Говорят, будто султану не хватило денег на новые ножны для криса-кинжала. А ножны не простые — отлитые из золота и украшенные бриллиантами. Такой крис — символ Верховной власти. Похожие крисы есть только у раджи его Величества Верховного Правителя Малайзии и у брунейского султана. Далеко Малайзия и Бруней, не одна тысяча километров до них. Кое-кто называет другую причину продажи острова: Муту любит устраивать пышные шествия и представления, ему очень нравится, когда несут его расцвеченные портреты, водят по улицам двух купленных для таких торжеств белых слонов. Так и не удивительно, что казна стала пустой!

Люди сидели под баньяном, Деревом Собраний. Пришли даже женщины и дети, хотя прежде их никогда сюда не пускали. Младенцы и годовалые малыши были у матерей на руках, сосали грудь и зыркали глазенками на окружающих. По-настоящему, то разве полагается сидеть здесь женщинам и детям? Здесь только старейшим мужчинам разрешалось мудро морщить лбы и чесать затылки.

Снова и снова заставляли ходоков рассказывать все, как было на Главном острове, в Свийттауне, как их приняли в султанском дворце, что говорили. Ни староста Ганеш, ни дед Амос, ни дядюшка Амат ничего не могли добавить к своему рассказу. Все казалось чудовищным, невероятным, люди просто теряли дар речи. Совсем недавно английская королева подарила архипелагу самостоятельность. Создали султанат, архипелагом начал управлять султан, а не английский губернатор. Но разве же для того султан получил власть, чтобы распродавать архипелаг по частям?! Хоть и много в нем островов с атоллами и атолльчиками, не одна сотня наберется, но куда же деваться людям?

Янг чувствовал на своих голых плечах жаркое дыхание матери, она гладила его по голове, успокаивала. А как ты успокоишься, если вся молодежь волнуется? Стоят юноши и девушки, подпирая спинами корни-стволы баньяна, и гудят, гудят…

— …Я чувствую, что вы опять нам не верите! — подслеповатый Ганеш загорячился, шепелявя, забрызгал красной от бетелевой жвачки слюной. (Янгу казалось, что Ганешу еще там, на Главном, двинули кулаком в зубы, и он до сих пор исходит кровью). — Убейте меня тут, под этим деревом, если не верите! Я хочу умереть на своей земле… Разве вы стали слепыми и глухими?! Разве вам затянуло бельмами глаза, как мне? Пусть уж я плохо вижу, но зато хорошо слышу и у меня есть нюх. Послушайте и вы! Послушайте!.. — Ганеш, призывая к тишине, поднял вверх скрюченный палец, искалеченный когда-то укусом змееподобной рыбы мурены.

Не надо было и призывать к тишине. Уже третьи сутки день и ночь в несколько смен работали, визжали лебедки, ревели и грохотали моторы, слышались выкрики-команды на английском языке. В бухте, которую образовала лагуна их острова-атолла, выгружали всякие ящики и контейнеры, а также огромные части машин, обитые со всех сторон досками. Ползли бульдозеры, похожие на танки без башен и пушек, с большущими отвалами-ножами, скреперы и экскаваторы-погрузчики, машины-самосвалы. Ящики сгружали с мотоботов, различные машины — с моторизованных площадок-понтонов. Бульдозеры сползали на берег своим ходом, едва только солдаты успевали закрепить понтоны и положить широкие пандусы-съезды. А на рейде, за входом в лагуну, стояла самоходная громадина баржа, в ее корме откинулась, словно подъемный мост, стенка, и там зияла темная четырехугольная дыра. С баржи, из ее бездонного чрева, и извлекалась вся эта техника и контейнеры. Чужеземцы торопились, возможно, боялись, чтоб султан не передумал, не потребовал назад купчую на остров.

— Так что же нам делать?

— А как с остальными деревнями? Может, их не будут трогать? — снова послышались выкрики.

— Будут! Я говорил со старостами тех деревень. Всем приказано собираться и выезжать! — ответил Ганеш.

Вокруг снова громко зашумели:

— Как это собираться? Куда-а?!

— Разве я заберу с собой кокосовые пальмы?

— А куда же деваться мне-е-е? А мои же вы ноженьки! А кому же я нужна, если мне и тут житья нет?!. — голосила старая Рата. Она сидела впереди Янга, выставив толстые, как колоды, ноги в обвислых уродливых складках. Сколько помнит Янг, у нее всегда были такие ноги. Все силы она тратила на то, чтоб таскать их. Родные отказались от Раты — слоновая болезнь неизлечима, — и старуха нищенствовала.

— У меня девять пальм. Как я проживу без них, кормилиц?! — выкрикивал кто-то плаксивым голосом.

— Султан же обещал при коронации: столичный остров, Главный, будет беречь, как наседка каждого своего цыпленка. А теперь что? Сам клюет нас, как коршун! — это был голос Раджа, брата, Янг выделил его из всех голосов.

— О, великий Вишну! Всемогущий Вишну! Наипрекраснейший Вишну! За какие грехи послал эти муки? Сотвори чудо, спаси нас!

Крики, плач… Глядя на матерей, заплакали и дети.

— Тихо-о! Дайте и мне сказать! — кричал, надрывался в этом содоме китаец Ли Сунь. Он пробрался в центр, поклонился во все стороны. Хвостики повязанной косынки мотались сзади, как две косички. — Ну, чего вы паникуете? Все идет к лучшему, а не к худшему. Хоть свет повидаете, а то некоторые из вас за всю жизнь дальше Биргуса нос не высовывали.

— Верно говорит! Пусть сгорит этот остров! Сидим, как в норе! — кричал Пуол. По возрасту он ровесник Раджу, в детстве даже играли вместе, водили компанию. «Но почему он не любит свой Биргус?» — думал Янг.

— Вас же не просто выгоняют отсюда! — все еще надрывался Ли Сунь.

— «Вас…» А тебя что — не выгоняют? Ты тут остаешься? — бросил ему Радж.

— Нас, нас… Я просто оговорился! — продолжал Ли Сунь. — Нас же пе-ре-се-ля-ют! В другое место, на другой остров. Транспорт дают.

— Не нужен нам другой! Знаем, какая земля на Горном! Слышали! С одной стороны гора, с другой — болото! А хорошая земля вся занята!

— Говорю: дадут хорошие участки — разводите кокосы, сушите копру. А кто не захочет… — голос Ли Суня охрип, сорвался.

— Посадишь пальму — жди шесть-восемь лет, пока появятся на ней орехи. А эти восемь лет зубы на полке держать? У меня же пятеро детей!

— …А кто не захочет… Я хотел сказать — кто захочет поменять свою жизнь на городскую, устроиться на другом острове, не на Горном, — пожалуйста, перевезут со всем барахлом! — кричал Ли Сунь. — Слышите? И еще пятьдесят долларов на семью дадут! — китаец закашлялся.

«И чего этот лавочник горло дерет? Может, ему заплатили за это? Обирала проклятый…» — думал Янг.

— А где найдешь работу? Кто нас там ждет? Кому мы нужны? — сыпались выкрики.

— Лишь бы хорошие деньги — всюду можно жить! — кричал свое Пуол.

— Ли Сунь! Твой язык сегодня легко ходит! Каким маслом его смазали? За сколько долларов продался?! — гневно восклицал Радж, и его слова вызвали новую волну возмущения.

Янг сел боком, чтоб было удобно и за Раджем наблюдать. Залюбовался братом: белая трикотажная тенниска плотно облегала выпуклые плечи и грудь, подчеркивая каждый бугорок мускулов. На груди, на тенниске, рисунок: пять синих волн, оранжевый обруч солнца с лучами-брызгами, а сквозь этот обруч прыгает синий дельфин. Радж работает на острове Рай в дельфинарии — это не что-нибудь!

Лавочник беззвучно раскрыл рот — перехватило дыхание. Но справился с собою — снова расплылся в улыбке.

— Слышите? По пятьдесят долларов! Вы таких денег никогда и не нюхали… А ты, молодой человек… — повернулся он к Раджу. — Ты мог бы и помолчать! Ты тут уже не живе-ш-шь… И не имее-ш-шь права голоса! — зашипел он коброй. — Лети на свой остров Рай — развлекайся! Разводи там тра-ля-ля! Забавляй туристов! Плескайся!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.