Навстречу ветру

Моторный Максим Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Еще с утра все радиостанции округа твердили одно и то же: по всей северо-восточной оконечности самого сухого материка Марса пронесется мощная песчаная буря. После терраформирования четвертой планеты песчаные бури оставались одной из немногих нерешенных проблем. Я вздохнул. Вздохнул, потому что Марс оставался единственной непокоренной обитаемой планетой, он упрямо закручивал тугие витки атмосферных вихрей. Матушка Земля покорно сдалась еще три столетия тому назад, и ветер там дул строго по расписанию. Некогда же буйная Венера также капитулировала, и дожди там омывали города лишь в строго отведенные часы. Я сплюнул в окно. Держись, Марс, твой ветер – то малое, что у меня осталось.

На краю ленты дороги, примерно километрах в двух, замаячило здание постоялого двора. Это было типичное строение для этих мест – на четверть вкопанный в землю бронированный параллелепипед. Я затормозил на стоянке перед ним и вышел из бегохода. В небе ярко светил Гелиос – громадный портал, один конец которого почти упирался в Солнце, а второй висел на низкой орбите над Марсом. Я зашел вовнутрь заведения. Налево был обычный придорожный магазинчик, направо – регистрационная гостиницы, прямо передо мной поднималась наверх широкая лестница. Я повернул налево – мне нужны были сигареты. Я подошел и постучал в закрытое окошко. Из него выглянула заспанная девушка и извинилась.

– Пустяки, – сказал я, – у вас есть "Плазменные"?

– Нет, только "238-92", "Вулкан" и "Сателлит".

– Тогда две пачки "Сателлита".

Я сунул ей две смятые бумажки, и пока она выбивала чек, смотрел в окно. Мой бегоход шевелил кончика спрятанных внутрь корпуса щупальцев на быстром ветру. Бегоходы были незаменимой вещью здесь, на Марсе: передвигающиеся по дороге на четырех больших колесах, по пустыне они могли идти на шести длинных щупальцах, развивая при этом скорость до семидесяти миль в час.

– Возьмите, – сказала девушка, просовывая сигареты и сдачу. Она взглянула на часы. – До бурана еще два часа. Вы можете не успеть до следующей стоянки.

– Пожалуй, вы правы, – ответил я. – Я останусь у вас. Тогда я должен загнать свой бегоход.

– Я открою гараж.

– Постойте, – окликнул я ее, – как вас зовут?

– Наташа, – улыбнулась она.

– Игорь. Приятно познакомиться.

– Мне тоже.

Я вышел на улицу и остолбенел. В пятистах метрах от меня на гостиницу надвигалась песчаная стена. Я вбежал назад.

– Наташа, – крикнул я, – буран! Закройте все двери!

Позади меня вход перекрыла массивная шлюзовая перегородка. Наташа вышла из-за панели управления.

– Что случилось?

– Смотрите, – я показал рукой в окно.

На мой бегоход накатила ударная воздушная волна, и он задрожал всем корпусом. Затем налетело столько песка, что машина скрылась в буром вихре.

– Это не буран, а лишь предвестник, – сказала она. – Метеорологи не могли так ошибиться. До бурана еще целых два часа.

– Поверьте мне, это – буран.

Словно в подтверждение моим словам, ветер перевернул бегоход и покатил его вдоль дороги. Про себя я удовлетворенно улыбнулся – метеорологи не могли ни управлять погодой Марса, ни даже ее точно предсказывать.

– Свыше восемнадцати баллов по шкале Лихтоффа, – прицокнула языком Наташа.

Я согласился. Бегоход весил почти полторы тонны.

По лестнице сверху спускался мужчина лет тридцати. Я быстро скользнул взглядом по загорелым красивым рукам Наташи и наткнулся на кольцо. Конечно, она была замужем.

– Добро пожаловать, – поздоровался он. У него оказался неприятный хриплый голос. – Я хозяин всего этого, – он обвел руками гостиницу, но мне показалось, что в первую очередь ему не терпелось показать власть над Наташей, – зовут меня Руслан, а с моей женой, я слышал, вы уже знакомы.

– Игорь, – представился я и к моему вящему неудовольствию он протянул мне руку. Пришлось пожать.

Наташа отдала мне ключи от номера.

– Второй этаж, налево, в самом конце коридора. Игорь, у вас в бегоходе были вещи?

– Нет, – ответил я. – И вообще, это неважно.

Руслан смотрел наружу сквозь толстое оконное стекло. Буря наносила мириады песчинок на стоянку и гостиницу. Внезапно что-то ударилось об раму. Я обернулся. Это была оторванная собачья голова, как мне показалось. Наташа закрыла глаза от отвращения. Я поднялся к себе в номер, включил торшер и лег на кровать. За стенами, не переставая, шуршала песком буря. Прошло полчаса. Ко мне постучались.

– Войдите, – крикнул я, не вставая.

Я думал – это Наташа. Я ошибся.

– Здравствуйте, – сказал гость. – Наташа сказала, что у нас новоприбывшие.

– Кто вы? – я приподнялся и сел.

– Роберт, метеоролог. Я уже неделю здесь торчу. Бурана дожидаюсь.

Я едва заметно поморщился. Подумать только, метеоролог! Только его здесь не хватало.

– Почему вы не у себя? Буря ведь началась. Кстати, на два часа раньше, – заметил я едко.

– Да, – он пропустил мою колкость мимо ушей. – Но все приборы на крыше, а компьютер и без меня справляется с накоплением данных. Поэтому, хотите партию в покер на троих?

– Игорь, – наконец представился я, – охотно. Вы, я и Руслан?

– Нет, – ответил он, – вы, я и Наташа. Пойдемте ко мне.

Когда мы вошли, Наташа уже была там, а на полированном журнальном столике аккуратной стопкой лежали карты.

– Хотите пива? – предложил Роберт.

– Не откажусь, – согласился я.

Мы сыграли три партии по полдоллара каждая. Все три раза выиграл Роберт. Наташа раскраснелась от азарта и расстегнула верхнюю пуговицу блузки. Несмотря на холодное пиво, я вспотел. Разыгравшийся Роберт вдруг повел разговор о своей работе. Он много говорил о пользе терраформирования вообще и об управлении погодой в частности. Он приводил какие-то сводки, факты, цифры, а я сидел и как дурак злился то на него, то на себя – попеременно. Говорил то он все правильно, но мне именно это и не нравилось. Он снова хотел отнять у меня мой ветер.

К нам заглянул Руслан. Он был то ли чем-то рассержен, то ли недоволен. Увидев веселую Наташу, он рассвирепел вдвойне и забрал ее от нас. Они шли по коридору и сердито переругивались. Когда они зашли к себе в комнату, Руслан стал громко кричать на нее. Мы сыграли еще партию. Без Наташи, и мы это заметили оба, играть стало неинтересно. Я поднялся из кресла.

– Что-то меня спать клонит. Наверное, от пива. Так что я, пожалуй, пойду.

– Доброй ночи, – пожелал мне вслед Роберт.

– Доброй ночи, – ответил я.

Когда я лег, то в самом деле обнаружил, что устал. Я посмотрел в окно. Близился закат. Гелиос клонился к горизонту и сквозь тучи песка выглядел как тусклое пятно света. Солнце должно было стоять почти в зените, но его все равно не было видно. Я заснул.

Примерно в два часа ночи я проснулся. Секунду я лежал, думая, что меня разбудило. Затем я понял, что это был женский крик. Я схватился с постели и оделся. Крик повторился. Он был похож на визг испуганного щенка. Я открыл дверь и на цыпочках подкрался к комнате Руслана и Наташи. Я еще раз прислушался – а вдруг люди развлекаются, а я нарушу их уединение. Крик раздался вновь. Я его ясно расслышал – это был крик боли. Тогда я толкнул дверь. Неожиданно для меня, она открылась. Я вошел. Волосы Наташи были обмотаны вокруг кулака Руслана, а на стене алела кровь.

– Руслан, – сказал я, чувствуя, что злюсь, – это хамство.

Он обернулся.

– Убирайтесь в свой номер, – сказал он мне.

Я стоял, изобразив на лице выражение ожидания объяснений.

– Скажи ему, что все нормально, – обратился он к Наташе, – и пусть уходит.

Нормально?! Вот это да! Он угрожал ей, и я четко слышал это в его голосе. Она молчала.

– Ну же! – крикнул он.

– Уходите… Игорь, – застонала она, и из ее глаз покатились слезы.

– И не подумаю, – сказал я. – Меня подняли из постели, и я не уйду, пока вы ее не отпустите, – медленно проговорил я, глядя на Руслана.

Когда я закончил фразу, мне в лицо смотрел импульсный рог. Прямо между глаз. Руслан отпустил Наташу, но теперь его пальцы лежали на курке.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.