Бабблгам. Урбанистическая повесть.

Громов Альберт Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бабблгам. Урбанистическая повесть. (Громов Альберт)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Краткое содержание повести

Урбанистическая повесть описывает общество потребителей первого десятилетия третьего тысячелетия, потративших свою жизненную силу на рекламу, маркетинг и шопинг. В благоприятных условиях процветают топ менеджеры и государственные чиновники. Остальные стараются изо всех сил подражать им, протирают целыми днями штаны и локти в офисах, создавая вид успешного человека. Как символ эпохи менеджмента в городе устанавливается необычный памятник, влияющий странным образом на всех горожан. Под влияние памятника попадают обычный водитель маршрутки и его подруга. Как и все они осознают свое отсутствие в современной жизни и пытаются все изменить. Неожиданное наследство помогает молодым людям найти дорогу в будущее. В их руках появляется ключ к безграничным возможностям всемирной паутины, но удача длится недолго. Вскоре находится герой, который раскрывает тайну влияния городского памятника на горожан и ценой своей жизни изменяет ход истории. Спустя время все резко меняется, в стране наступает кризис, но это не мешает молодым людям понять, что главное для них это они и их любовь.

Часть 1.

Маршрутка

1

Маршрутное такси в просторечье «маршрутка» – вид общественного транспорта, на котором в качестве транспортных средств используются автобусы, как правило, малого или особо малого (микроавтобусы), но иногда и среднего или большого класса. Маршрутное такси «привязывается» к социальным рейсам, подбирая в основном платежеспособных пассажиров, и одновременно с этим, работающее только за счет выручки от продажи билетов. Если открыть форум, то в нем можно более подробно уточнить, зачем нужны маршрутки, в которых можно найти более подробное описание этого вида транспорта: «Чтоб людей калечить, по кустам таскать, холопов на работу развозить, чтобы было, куда гастарбайтеров трудоустраивать и не пересытиться жизнью».

Подходили к концу девяностые годы неумолимо уходящего двадцатого столетия. По дорогам города Труднопроходска, обгоняя и подрезая других водителей, несся серый ШИЗик с маршрутным номером шестьдесят шесть «Б». Его номер вызывал в лицах брутальных патцанов в кожаных куртках уважение, а у поклонников духовенства полный ужас. ШИЗик, для тех, кто не в курсе, это небольшой автобус, собранный на Шимском инструментальном заводе руками полупьяного пролетариата в нерабочее время из беушных деталей, проданный индивидуальным предпринимателям по системе a-nal в автотранспортный парк города. Когда такие машины приходили в автопарк, то первым делом с них снимали новенькие гидравлические амортизаторы, меняли на обычные пружинные, а снятые амортизаторы продавали обратно на завод по уменьшенной цене. Впрочем, и у ряда других «бесполезных» деталей была аналогичная судьба, так было заведено изначально, так продолжалось уже несколько лет подряд, в этом был смысл бизнеса. Таким образом, часть денег возвращалась в карман директора автопарка, а заводчане расплывались в улыбке после подобного реэкспорта. Да и кому и зачем нужно выпускать на разбитые дороги автобусы с мягкими амортизаторами. Асфальтовое покрытие городских дорог давно не ремонтировалось дорожниками за неимением средств в городской казне. Иногда, в конце года, чаще осенью, дорожникам выдавали денег на ямочный ремонт, и они приступали к работам. На дорогах возникали многочисленные пробки от скопившихся автомобилей по причине раскорячившихся вонючих жуков из которых испражнялись черные нечистоты прямо в ямы на дорогах. Лепешки на дорогах получались сильно бугристыми либо вмятыми, но формально можно было считать, что работы шли и план выполнялся. Традиционно эта акция происходила в дождливую или снежную погоду под аккомпанемент громкой трехэтажной матной ругани автовладельцев и неуемных пенсионеров.

Водитель ШИЗика упирался руками в рулевое колесо и круто поворачивал его на поворотах в направлении заданного маршрута. В такие моменты молодая девушка-кондуктор всегда хваталась за поручень обеими руками и опасливо всматривалась в лицо водителя, а потом улыбалась и переводила взгляд на дорогу. Пассажиры автобуса сочувственно терпели, скрипя зубами, молчали и тупо смотрели куда-то вдаль сквозь матовые от пота окна. Водителю нравилось лихачить, как бы, чувствовать себя хозяином дорог или крутым гонщиком. Кроме него по дорогам ездили одни козлы, уроды и дебилы. Все это доставляло маленький экстрим при отбывании ежедневной рабочей повинности в рамках ежемесячной зарплаты. Этой зарплаты хватало ровно на месяц жизни, поэтому он ее гордо называл месячной, однако такой расклад нисколько не смущал молодого водителя, так как с ним рядом всегда была его любимая девушка, работающая с ним в паре кондуктором. Как не странно, но его, водителя автобуса, звали Евгением Курицыным (Ж. К.) или просто Жекой, как не странно, но и кондуктора тоже звали Женей, только фамилия у нее была смешная такая – Потехина. В их совместной жизни действовали свои уникальные правила поведения, которые можно было охарактеризовать одной фразой: «Он носил ее всегда на себе и не давал возможности отвлекаться на других мужчин, она сидела плотно на нем и не позволяла обращать внимания на других женщин». Такая вот была у них она необычная любовь.

В раскрытые двери маршрутки заскакивали все новые пассажиры, которых водитель подбирал по пути. Они благодарили за то, что их подобрали не на штатной остановке, а на обочине. Другие многократно жали на кнопу вызова, чтобы их высадили там, где вздумалось и не высадить их было нельзя, так как они начинали орать на весь салон и качать свои права. Бывали и такие умники, которые засовывали свои шаловливые ручонки под кожух над дверью, чтобы начать на аварийную кнопку и выйти на ходу. Ну, что с дураков возьмешь, кроме анализов.

– Жень, парень в синей шапочке. – Показывал водитель взглядом через зеркало салона кондуктору на безбилетника.

– Ага, вижу. – Отвечала Женя. – Молодой человек в синей шапочке с бомбошкой, да ты, ты, оплати проезд. – Кричала через весь салон кондуктор.

На работе Женя и Женя никогда не позволяли себе общаться на посторонние темы. Эта правило было оговорено заранее и никогда не оспаривалось. Поэтому все общение происходило простыми краткими фразами или значимым взглядом. Работа сплотила напарников настолько, что они понимали друг друга с полуслова, полувзгляда. Коллеги по работе удивлялись таким отношениям, сочиняли про них свои истории и, в свою очередь, жаловались на своих напарников или напарниц.

2

Это событие произошло задолго, как Жека стал водителем маршрутки, а Женя кондуктором. В тот год тополиный пух беспорядочно летал над дорогами города, создавал завихрения, клубился на обочинах тротуаров, застревал в траве, создавая общее впечатление, сравнимое со снегопадом. Изобилие пуха в это лето было несравнимым, по отношению с прошлыми годами, погодные условия оказались самыми комфортными для цветения тополей. За прошедшие годы тополя были высажены вдоль всех улиц с одной целью, озеленить город, дать, так сказать, больше кислорода населению. Пух летел навстречу мчавшимся автомобилям прямо в лобовое стекло, но перед самой поверхностью изменял свою траекторию и разлетался в стороны.

Первый раз Жека увидел Женю этим пуховым летом, когда та шла босиком по широкому мосту через реку. Тогда Жека работал водителем рейсового автобуса. Его привлекла внимание молодая девушка с длинными золотистыми волосами, которая шла по тротуару в красном коротком платьице и весело размахивала снятыми туфлями. Вопреки правилам дорожного движения Жека остановил автобус на мосту, открыл правую переднюю дверь и пригласил Женю прокатиться рядом с ним. И Женя согласилась. Так началась любовь у Жеки и Жени.

С той поры, как Жека посадил Женю в автобус, прошло много времени, и теперь они колесили по разбитому асфальту вместе, вместе ели из баночек заготовленные обеды, вместе переживали обстоятельства и тяготы жизни.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.