Проделки морского беса

Вахман Вениамин Лазаревич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проделки морского беса (Вахман Вениамин)

Глава 1 ВРАЖДЕБНЫЕ ФЛАГИ

Ранней весной 1713 года русский военный корабль осторожно пробирался вдоль неприветливых берегов Голштинии. Все утро над морем висел туман, и корабль двигался медленно, неся лишь самые необходимые паруса. Но после полудня распогодилось, туман рассеялся, кое-где в просветах туч стали полосами пробиваться лучи солнца. Море покрылось серебристой рябью, у берега стали отчетливо видны желтоватые пятна над отмелями.

Стоявший на высокой корме капитан корабля приказал прибавить парусов, затем вынул из футляра раздвижную зрительную трубу и принялся наблюдать берег. Находившийся возле него лоцман из местных жителей, судя по внешности — рыбак, вопросительно поглядывал то на офицера, то, щуря стариковские, выцветшие глаза, пытался разглядеть песчаные береговые дюны.

— В этих местах хорошо ловится салака, — сказал он на жестком местном наречии — смеси немецкого и датского языков — и вздохнул. — А вот там дальше, за мысом, в устье реки Эйдер, водятся угри. Когда идет рыба, здесь полным-полно чаек. Носятся над самыми мачтами и, чуть зазеваешься, воруют рыбу прямо с лодки.

Капитан опустил трубу, спросил по-немецки:

— Деревни на берегу есть? Лоцман махнул рукой.

— Никого здесь нет, господин. Теперь никто не может жить в этих местах. Шведы взорвали защитные насыпи, и во время прилива, да и в шторм, море вливается на прибрежные пустоши, и они давно уже превратились в болота.

— Где вход в реку? За этим мысом? — продолжал расспрашивать капитан.

— Да, милостивый господин. Но нам бы следовало обойти еще островок, он немного дальше. Рыбачьи лодки — те идут напрямик между мысом и островом и там дожидаются прилива, чтоб войти в реку.

Капитан внимательно посмотрел на небо, на рваные клочья облаков, на поддуваемый ветром вымпел на мачте. При повороте, если ветер дует в спину, следует соблюдать осторожность, а то корабль на ходу может развернуть кормой вперед.

Лоцман тем временем вглядывался в береговые приметы, повторял вслух, показывая вдаль пальцем:

— Вон сосна без ветвей, а на вершине прибита перекладина. Здесь надо держать к норду.

А дальше будет столб с полосами, там снова станем ложиться на ост. Оттуда уже видно устье; оно очень широкое.

Был дан приказ к повороту, и тотчас на мачты по веревочным лестницам полезли матрозы работать на парусах. Корабль медленно отвернул тупой, круглый нос, увенчанный острым клювом, в сторону моря. У бортов забурлило, раза два брызги плеснули на палубу. Теперь корабль шел параллельно мысу. Впереди стал виден каменистый островок, за которым, по словам лоцмана, начинался уже речной фарватер.

И вдруг откуда-то из-за мыса донесся, гул кий, как гром, пушечный залп и покатился вдаль по воде. За первым залпом грянул второй, третий… Это было так неожиданно, что оба, и капитан и лоцман, вздрогнули и посмотрели друг на друга.

— Что это?. Что это?.. — испуганно забормотал рыбак. — Кто стреляет? Кто ведет такое большое сражение?

Жесткие полы его непромокаемого плаща из вощеной парусины трепыхались, как крылья перепуганной птицы.

Весь корабль наполнился топотом бегущих людей. Матрозы и офицеры без команды ринулись по своим местам: офицеры — на корму, матрозы — на палубу, ждали капитанских приказаний. Все напряженно вглядывались, стараясь понять, откуда стреляют и куда ложатся ядра. Но островерхие сосны на мысу все так же спокойно качали кронами, уступая ветру. Летевшая низко над водой белокрылая чайка на мгновенье взмыла повыше и снова ринулась к воде, заметив рыбешку.

Залпы продолжали следовать один за другим. Казалось, некоторые ударяли совсем рядом, другие доносились издали, приглушенно.

— Становись на якорь! — приказал капитан. — Схоронимся здесь за мысом.

— Может, сходить на шлюпке разведать? — предложил один из офицеров.

— Погоди… — отмахнулся капитан. Он напряженно глядел в трубу на устье Эйдера. Там, над речным плесом, медленно вспухали, поднимались все выше и выше клубы порохового дыма.

Дым, сносимый ветерком, полз уже и над болотом. Капитан соображал: судя по всему, там дерется целая эскадра. Но кто и с кем дерется? Городок Эйдер, занятый русскими войсками, выше по реке. Оттуда пальба не доносилась бы так отчетливо.

Вдруг грохнуло так, что с сосен попадали мелкие ветки. Взрывную волну донесло и до стоявшего за мысом корабля. Пахнуло душным запахом горелого пороха, вымпел на мачте резко хлопнул, отметенный в сторону. Реи со свернутыми парусами чуть отвернуло, а сам корабль качнулся, будто ударило в борт штормом. За болотами, над рекой, взлетел кверху огненный столб, посыпались пылающие обломки.

— Господи, упокой души гибнущих моряков! — вскричал рыбак, стаскивая с головы вязаную шапку. — Чей же это корабль взорвался?

Никто ему не ответил. Капитан поглядел на марс, куда загодя были посланы два матроза наблюдать. Матрозы стояли, держась за ванты, по-гусиному вытянув шеи, исправно несли вахту.

После взрыва пальба прекратилась, наступила тревожная тишина. Слышно было только, как плещут о борта набегающие волны.

— Идут! — вдруг донеслось с марса.

Вдали, над болотом, медленно двигались корабельные мачты. Затем из устья реки Эйдер выдвинулся, прошел мимо сигнальной башни на берегу нос корабля, борт и, наконец, показался весь корабль. По сравнению с русским судном это был великан: высокий, трехпалубный, с богато украшенной кормой. На мачте бился синий шведский флаг. Корабль, неся только самые нижние паруса, медленно двигался вперед. За ним появился второй такой же, потом третий, с перешибленной ядром средней мачтой. Дым волочился за ним, медленно приникая к воде.

Первый из шведских кораблей прошел мимо островка и остановился. С него плюхнули в воду сначала носовые якоря, затем дополнительно еще один — кормовой. За первым встал второй корабль. Третий долго маневрировал: волочащиеся по воде сбитые ядрами снасти задерживали ход и мешали управляться. Наконец бросил якоря и он. Горящий фрегат не дотянул до остальных — приткнулся к прибрежной мели, и тотчас с остальных судов пошли к нему шлюпки с людьми — помогать.

На море случается нередко: стоят рядом или проходят на противных галсах два судна.

Казалось бы, если первое видит второе, так и второе должно заметить его, ан нет! Так посветит солнце, так протянется зеркальная дорожка бликов, так налетит облачко тумана: я тебя вижу как на ладони, а ты и не подозреваешь, что я — вон он, тут.

Капитан русского корабля внимательно разглядывал вражескую эскадру. В окуляре зрительной трубы все словно рвалось навстречу глазу, становилось близким: и коричневые выпуклые борты с более светлыми полосами там, где прорезаны пушечные порты, и рваные, обвисшие снасти, и даже следы пороховой копоти.

Шведы же не обратили на медленно движущееся судно никакого внимания, точно его и не было.

— Нам сии враждебные флаги не переждать, — сказал капитан, обращаясь к офицерам, стоявшим рядом. — Подождем темноты и уйдем. Надобно поспешать. Мы повинны доставить со всяким тороплением господину фельдмаршалу Меншикову наиважнейшее известие, с коим мы посланы.

Глава 2 ЧЕСТЬ РОССИЯНИНА

Наутро тот же русский корабль подошел к маленькому рыбачьему городку Фишгаф. Если судить по ландкарте, отсюда было около десяти немецких миль до Эйдера. Корабль лег в дрейф. Тотчас с него спустили шлюпку. Как только днище шлюпки ударилось о поверхность воды, матрозы в рабочих бастрогах и в войлочных, похожих на гречишники шляпах разобрали весла, подвели шлюпку к штормтрапу. По штормтрапу осторожно спустились четверо людей в зеленых с красными воротниками и обшлагами Преображенских мундирах, треугольных шляпах и тяжелых ботфортах. Двое из них были младшие офицеры — фенрихи, или, по-русски, прапорщики; двое — простые матрозы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.